Алексей Бегак

Алексей Бегак — биография

Алексей Бегак – российский художник, дизайнер и фотограф, получивший широкую известность в качестве телеведущего.

Алексей с детства был близко знаком с искусством – его родители танцевали балет в Большом театре, но сын не перенял их увлечения, занявшись вместо этого живописью.
В 1978 году Бегак окончил художественную школу и поступил в Московский государственный художественный институт им. Сурикова.

Картины и иллюстрации книг

Отучившись, стал работать иллюстратором и дизайнером книг в издательствах Москвы. Он оформил в числе прочих книги о Хэмингуэе, Пастернаке и Конан Дойле.

В 1992-м Алексей оставил книги и вернулся к живописи. Его картины выставлялись в нескольких известных галереях Москвы и даже в Нью-Йорке. В период до 2011 года Бегак создал около сотни картин, которые разошлись по корпоративным и частным коллекциям как в России, так и за рубежом.

Алексей около года жил в Лондоне, благодаря чему увлекся дизайном интерьеров. Сначала он попрактиковался на своем доме и показал его друзьям, а позже стал востребован и в широких кругах как дизайнер и архитектор. Его авторству (совместно с партнером Дарьей Семеновой) принадлежат несколько десятков частных домов Москвы и Петербурга, а также три дома в Финляндии и элитный жилой комплекс в Подмосковье.

Ведущий передач

Следующей ступенью профессионального пути Алексея стало телевидение. По его собственному признанию, на телеэкран Бегак попал с помощью сына. Компания, в которой он работал, производила шоу «С новым домом!», и у нее возникла проблема с поиском ведущего.

Так в 2011 году Алексей стал ведущим на канале «Россия 1». Передача «С новым домом!» была призвана помочь героям и зрителям по-новому взглянуть на свое жилье и сделать его более комфортным. На этом же канале он вел шоу «1000 мелочей», в котором описывал различные полезные устройства, помогающие сделать повседневную жизнь удобнее и проще.

В 2014 году Бегак начал работу в программе «Правила жизни» на канале «Россия К» (бывшая «Культура»). В студии Алексей вместе с гостями рассуждал о традициях и привычках, которыми наполнена наша жизнь. В ходе беседы участники сообщали зрителям о том, как менялись в течение эпох представления о красивом и ужасном, что отличает современного человека от людей прежних столетий и далее в этом роде.
Еще один проект, в котором он выступил соведущим с хореографом Аллой Сигаловой на «России К», называется «Большая опера». Название говорит за себя: участники должны были показать свои вокальные данные, умение держаться на сцене и перевоплощаться в выбранного персонажа.

С осени 2017-го Бегак ведет российскую адаптацию шоу ВВС «Гений», оно тоже идет на «Россия К». В 2018 году стартовал второй сезон. В Британии это телешоу смотрят уже более 45 лет.

Личная жизнь

Личную жизнь Алексей старательно скрывает, не отвечая на вопросы журналистов. До сих пор никто не знает, женат ли он. Известно, что есть сын Филипп, который привел его на телевидение.

biographe.ru

Алексей Бегак

Alexey Begak

День рождения: 10.03.1960 года
Возраст: 58 лет
Место рождения: Москва, Россия

Гражданство: Россия

Алексей Бегак: Личная жизнь

Личная жизнь Алексея Бегака покрыта тайной – не так давно ставший популярным телеведущим, он умело уходит от вопросов, касающихся его семейного положения. Но все, что связано с его ранней биографией известно достаточно хорошо.

Он вырос в творческой семье – родители Алексея были артистами балета, передавшими сыну любовь ко всему прекрасному. То, что он станет художником, Алексей Бегак решил еще в раннем возрасте, и потом целенаправленно шел к этой цели. Среднее образование он получил не в обычной, а в Московской Средней Художественной, окончив которую, поступил в Московский государственный Художественный институт им. Сурикова.

Карьера Алексея началась с работы художником-дизайнером и оформителем в различных книжных издательствах столицы, но его всегда тянуло заниматься живописью, и после 1991 года он, наконец, занялся любимым делом. Начиная с того времени и до сегодняшнего дня Алексей Бегак написал сотни картин, многие из которых выставлялись в известных российских и иностранных галереях и находятся в корпоративных и частных коллекциях многих стран мира. В личной жизни Алексея Бегака был период, когда он жил в Лондоне, и там еще одним его серьезным увлечением стал дизайн интерьеров.

Последние новости и факты в Telegram-канале «Знаменитости». Подписывайся!

Первые опыты обустройства жилых помещений он проводил на собственном подмосковном доме, ставшем своеобразной рекламой его деятельности. Со временем об Алексее Бегаке заговорили, как о талантливом дизайнере, и он обзавелся собственными клиентами, для которых делал проекты домов и апартаментов не только в Москве и Санкт-Петербурге, но и за рубежом. В Финляндии, например, он спроектировал и обустроил три частных дома, а в Подмосковье вместе с партнерами Алексей Бегак реализовал крупный проект элитного поселка.

Потом ему удалось попасть на телевидение, где Алексей Бегак стал вести передачу «С новым домом», а позже «1000 мелочей», «Правила жизни» на канале «Культура». Стать телеведущим Алексею помог сын, работающий в компании «МБ групп», создающей программу «С новым домом». Получив приглашение, Алексей сначала засомневался, но потом решил попробовать. Работу на телевидении Бегак не считает стабильной – иногда ему хочется все бросить и уйти, но после какого-нибудь положительного отзыва настроение меняется, и он вновь решает продолжить. Профессия ведущего, по мнению Бегака, требует молниеносной реакции, и этим она интересна.

www.peoples.ru

Ведущий правила жизни бегак

– Алексей, ваши родители – артисты балета. Детство человека, фактически выросшего за кулисами, всегда кажется особенным…
– Если бы у меня было ещё одно детство, другое, то я мог бы сравнивать. Но детство у меня было одно, и оно не казалось мне особенным.

– А как же богемная среда, ночные посиделки, разговоры о высоком под хороший коньяк?
– Советским артистам балета было не до этого – они зарабатывали как могли. Репетиции, выступления, концерты, гастроли… Я часто бывал с родителями в театре – меня банально было не с кем оставить. Это не казалось чем-то особенным. Просто сидел в коридоре или где-нибудь в гримёрке и рисовал балерин.

– То есть рисовали вы с раннего детства?
– Да, и мой папа развивал во мне эту способность, за что я ему очень благодарен. Из заграничных командировок родители привозили мне книги по искусству, которых в СССР просто не было. Именно из них я узнал, что такое кубизм, абстракционизм, сюрреализм и так далее. Но, признаться, я плохо помню раннее детство – так, отдельными вспышками…

– Вы хорошо знаете своё генеалогическое древо?
– К сожалению, не очень. До прадедушек-прабабушек. Мой дед по папиной линии, Евгений Александрович Бегак, – представитель одесской интеллигенции. Он работал в театре с Таировым, был очень эрудированным человеком. Его жена, моя бабушка, – из Санкт-Петербурга. Она танцевала, но потом родила детей и посвятила себя семье. Мамин отец Григорий Левитин – сын моей прабабушки Ольги Исааковны. Если не ошибаюсь, она родила восьмерых детей, но Григорий был особенным, не похожим на других. Он и ушёл раньше всех – мотоциклы, гонки. Словом, бесшабашный был человек. В его жизни имели место серьёзные аварии, после которых деда фактически по кускам собирали. И есть все основания полагать, что эти аварии были подстроены. Точно сказать не могу, но в моём детстве ходили такие разговоры.

– То есть людей ваших профессий – дизайнеров, архитекторов, телеведущих, художников – в роду не было?
– Если говорить о людях творческих профессий, то мой двоюродный дедушка, Борис Бегак, писал детские книжки. Но я его никогда не видел и книг его не читал. У нас вообще не очень сплочённая семья, родственные связи никогда не были важной частью нашей культуры. Кровь особого значения не имела. Я даже своих бабушек и дедушек называл на «вы». Сейчас жалею об этом, но как случилось – так случилось.

– Вы ведь и сами уже полтора года как дед.
– Да, но дед скорее номинальный. Вероятно, наша с Василисой Филипповной семейная история ещё впереди. Недавно моя мама сказала: «Может так случиться, что через какое-то время внучка Василиса станет тебе настоящим другом». Я задумался и понял, что мама права. Я могу дать внучке интересную жизнь – читать с ней, рисовать, путешествовать, говорить обо всём на свете, выпивать и закусывать. Не сейчас, конечно, а позже, когда я ещё смогу выпивать, а она – уже сможет. Если мы с ней успеем это наладить, будет здорово.

– А отцовские чувства в вас сразу проснулись? Вы очень ждали сыновей?
– Мне было двадцать семь, когда родился первый сын. Конечно, я обрадовался, но сказать, что мечтал стать отцом, не могу. Просто не знал, что это такое. Потом родился второй, Филипп. Старший сын погиб, и теперь Филипп – главный человек в моей жизни, сердце замирает при любой мысли о нём. Но это – сейчас.

– Не могу понять: вы – человек прошлого, настоящего или будущего?
– Очень непростой вопрос. Я не умею испытывать счастье в данный конкретный момент. В основном я думаю о том, что случится в ближайшем будущем. Планирую всякую ерунду, беспокоюсь о ней. Я начал задумываться об этом несколько лет назад и пришёл к выводу, что главное – это всё-таки то, что происходит сейчас. Теперь пытаюсь учиться наслаждаться моментом.

– Телевидение – это и есть момент, только запечатлённый. Вас ведь Филипп на телевидение привёл?
– Да, он работал в телевизионной компании, которая сейчас по заказу телеканала «Культура» выпускает программу «Правила жизни». Сын пришёл на работу семнадцатилетним парнем и быстро вырос. Филипп очень талантливый – я вообще не понимаю, как он у нас такой получился. Конечно, в нём есть и мои черты, и черты его мамы, и что-то от предков. Но он словно отбросил всю шелуху и оставил только лучшее. Он цельный, в нём нет никаких надломов.

– И жизнь его тоже складывается легко?
– Отнюдь. Кроме долгих лет совсем не простой нашей с женой истории, в эпицентре которой ему пришлось находиться, он два года жизни провёл в горизонтальном положении после аварии на мотоцикле, перенёс пять сложнейших операций. И это всё – в восемнадцать лет! Два года лежал и выращивал новые кости, мышцы и связки.

– Сейчас всё хорошо?
– Филипп уже три года как ходит, прихрамывая, но время от времени всё равно приходится что-то чинить. Разумеется, после случившегося он закрыл для себя тему мотоциклов.

– А какую открыл?
– Едва Филипп снова стал ходить, он начал строить в Брянской области сельскохозяйственную ферму. Начал с кур, так как думал, будто это самое простое. Но оказалось, что куры – это самое сложное, потому что когда их больше ста, они начинают дохнуть от всяких болезней. В общем, с курами пока не получилось, и теперь Филипп увеличивает поголовье коз, свиней и овец. Особой прибыли это не приносит, но он пока держится. Кроме того, сейчас запускает социально значимый проект, направленный на адаптацию и интеграцию трудовых мигрантов.

– Вам нравится эта идея?
– Конечно. Мне не хочется, чтобы он ездил за четыреста километров и возился в навозе. Не то чтобы я не уважаю фермерское дело, это очень достойное занятие. Но требует много сил и вливаний, а выхлоп от этого маленький. И вот ещё какая неприятная вещь: недавно я приезжал к Филиппу, он показывал мне свои владения. Едем и видим – комбайн стоит в поле, метрах в ста от леса. Филипп сразу догадался – что-то пошло не так. И точно. Оказалось, комбайн поймал здоровенное бревно, его затянуло внутрь, и оно всё там переломало.

– И что же в этом неприятного? Ремонт очень дорогой?
– Понимаете, какая штука: огромное бревно не может само прийти из леса на возделанное поле. Значит, его кто-то принёс и положил, зная, что оно сломает комбайн…

– Получается, это не первый раз, когда мужчины вашего рода сталкиваются с открытой завистью – сначала ваш дед, теперь ваш сын. А вы с ней сталкивались?
– Я в этом смысле как-то очень гладко живу. Шекспировские страсти в моей жизни не бушуют. Хотя подождите! Меня же в юности из института отчислили якобы за плохую успеваемость, притом что я был отличником.

– Тогда за что же?
– Это была любовная интрига. И после летней практики меня взяли и отчислили – просто вывесили приказ. Потом, правда, восстановили, потому что мачеха моей мамы, моя приёмная бабушка Суламифь Мессерер – народная артистка СССР, лауреат Сталинской премии и так далее – была вхожа практически в любые кабинеты. Но если бы вы меня сейчас не спросили, я бы ни за что об этом не вспомнил. А каких-то других интриг в моей жизни, насколько помню, не было.

– А в чём заключалась «любовность» той интриги?
– Стукач, из-за которого меня отчислили, претендовал на девушку. Эта девушка впоследствии стала моей женой.

– То есть вы всё-таки женаты? Интернет на этот счёт темнит…
– Для меня стали абсолютно бессмысленными эти слова – «в разводе», «женат». Если говорить о паспорте, в нём стоит какая-то печать, то есть по документам я женат. Но по сути это не так, потому уже лет восемь мы с женой не живём вместе. Разрыв получился драматическим, тянулся долго и отчасти тянется до сих пор, хотя мы даже не пересекаемся. Поэтому я очень благодарен телевидению, которое в трудный период жизни заняло всё моё время.

– Вы работали вместе с Филиппом?
– Не совсем: Филипп работал администратором, а я приходил на съёмки. Программа телеканала «Россия-1» называлась «С новым домом!», а потом её переименовали в «Тысячу мелочей». Место ведущего было вакантно. То ли сам Филипп предложил мою кандидатуру, то ли кто-то в курилке сказал: «Может, батю твоего попробуем?» Мне позвонили, спросили, не хочу ли я стать ведущим программы.

– И что вы ответили?
– Я ответил: «Вы с ума сошли?» (Смеётся.)

– И всё же вы согласились. Почему?
– Потому что это был период, когда я испытывал колоссальную турбулентность, отчасти из-за разрыва с женой. И подумал, что раз такое предложение пришло, стоит прислушаться. Я вообще стараюсь не отмахиваться от вещей, которые предлагает жизнь: как говорил Васисуалий Лоханкин – а вдруг в этом есть «великая сермяжная правда»?

– Страшно было во время первых эфиров?
– Тряхнуло уже на старте: через неделю после начала съёмок умер старший сын. Помню, меня пригласили продюсеры и сказали: «Может, прервёмся, а там видно будет?» Я сказал: «Ни в коем случае». Руки поначалу тряслись, и ладони потели. Я говорил редакторам: «Если моё лицо поползёт, напоминайте в наушник: улыбайтесь, Алексей!» И постепенно всё как-то наладилось. Это был очень сильный опыт. Я, конечно, лентяй, но я старался.

Проблема была в другом – не хватало ни времени, ни денег. На то, чтобы сделать эскизы, определиться с размерами, подобрать цвета, у меня оставалось всего двадцать минут. Двадцать минут, за которые я должен сделать интерьер целой комнаты! По-хорошему на это нужна минимум неделя. Но я заметил, что иногда в момент сильных стрессов приходит решение, которое в обычном состоянии не придёт. Нейроны, видимо, между собой договариваются: «Давай-ка мы ему что-нибудь подкинем, иначе он сейчас просто умрёт». (Улыбается).

– В программе «Правила жизни» на телеканале «Россия-Культура» совсем другой темпоритм?
– Здесь я почти ничего не делаю руками, а там надо было соединять несколько вещей: беседу с участником программы, запиливание багета под сорок пять градусов, его раскрашивание и объяснение своих действий. В «Правилах жизни» такого нет, хотя и тут иногда удаётся в чём-нибудь поковыряться.

– Вам это нравится?
– Очень. Испытываю удовольствие от работы руками, потому что я человек предметный. Мне нравится делать вещи – и дома, и мебель, и картины.

– А выступать в роли интервьюера вам нравится? Вы быстро привыкли к ней на «Правилах жизни»?
– Первые полгода я очень уставал от того, что должен настраиваться сначала на одного собеседника, потом на другого, на третьего… Особенно когда человек рассказывал, допустим, о верованиях древних кельтов, о которых я ровным счётом ничего не знаю. Первое время после семичасового рабочего дня я чувствовал бешеную усталость, просто до тошноты. Но потом где-то в мозгу, очевидно, появилась мозоль, и я даже начал отдыхать, разговаривая с интересным человеком. Не говоря уже о том, что есть люди, от общения с которыми получаешь огромное удовольствие и даже подзаряжаешься.

– Ваши герои – люди очень разные, из всевозможных сфер. В какой сфере вы бы не отказались попробовать свои силы?
– У меня плохо со слухом – я слышу фальшь, но петь не умею. И вот после визита в студию профессиональной певицы подумал: почему бы не взять какую-нибудь песню Фрэнка Синатры и не научиться её петь? Я же ору её в машине, подпевая, и старик Фрэнк – ничего, не возражает. (Смеётся.)

– Чем всё закончилось?
– Ничем: я всё так же пою с Синатрой в машине. (Улыбается.)

– Какие ещё сферы деятельности вас заинтересовали?
– У нас была гостья, директор благотворительного фонда, девиз которого звучит так: «Старикам тут место». Эта гостья совершенно по-другому смотрит на проблему. Она говорит – не нужно призывать государство к милосердию, ему нужно просто объяснить, что старики – это очень выгодно. Это огромный рынок услуг, возможность передавать опыт… Ведь почему у нас такой отток специалистов за границу? Потому что стареть страшно. Человек готов уехать хоть куда, даже в Индию, только чтобы не стоять здесь в очереди в регистратуру, которая вечно теряет твою карточку.

– Вам никогда не хотелось эмигрировать? Вы ведь какое-то время жили в Лондоне, ваши дети учились в Великобритании…
– Нет, не хотелось. Очевидно, я легкомысленный. Ничего не делаю для того, чтобы у меня была обеспеченная старость.

– Почему же?
– Только потому, что мне интересно заниматься тем, чем я сейчас занимаюсь. А вопрос географии для меня не имеет значения. Если в России есть работа, которая мне интересна, то не нужно ничего другого. Да, можно уже начать суетиться, получить израильский паспорт, в перспективе – бесплатное медицинское облуживание, спокойная старость. Но что если завтра ты отбросишь коньки и все старания пойдут коту под хвост? Поэтому я не думаю о завтрашнем дне и трачу всё, что зарабатываю. Возможно, это глупо и недальновидно. Моя мама в ужасе от такого подхода. (Улыбается.) Но это мой выбор, и пока меня в нём всё устраивает.

– А что вас в жизни не просто устраивает, а восхищает?
– Недавно я слетал в Вену, откуда должен был привезти свою картину. У нас отменились съёмки, и я махнул за картиной сам. В венском Музее истории искусств хранится самое большое в мире собрание картин Брейгеля. Я решил зайти, освежить впечатления. Шёл себе вразвалочку, попал в зал Брейгеля и испытал совершенный катарсис. Просто улетел. Потом увидел Вермеера, Рембрандта, Веласкеса…

– На картинах Брейгеля довольно людно. На многих же ваших картинах людей нет вообще…
– Люди никогда меня не интересовали. Они всё портят – и в жизни, и в пейзаже. Когда вы гуляете в лесу в одиночестве, неужели вам нужно, чтобы кто-нибудь ещё там ходил, мелькал за деревьями. Вот именно.

– Вам говорили, что ваши безлюдные полотна оставляют ощущение странной тревоги?
– Мои пейзажи немного придуманные, с придурью. Не совсем реальные. Откуда они берутся, не знаю. Один критик назвал мои картины саспенсом (состояние тревожного ожидания, беспокойства. – Ред.). На них как будто вот-вот что-то произойдёт. Это как пустая сцена, на которой уже стоят декорации, но артисты ещё не вышли. Но я вынужден сказать, что ничего специально не делаю, чтобы добиться такого эффекта. Это происходит за пределами оперативной памяти. Так же как детство, которое я не помню, но которое где-то зафиксировано.

– Вы производите впечатление углублённого в себя человека.
– А как может быть иначе? Мы ведь не знаем, кто мы такие. Нам дали имя, научили говорить – и мы говорим именно теми словами, которым нас научили. А где в этом мы сами? Где то, что составляет нашу суть? В процессе рисования мне, возможно, и удаётся добраться до каких-то глубин. Но что если это вовсе не моё естество, а результат того, что я в своей жизни видел энное количество полотен Брейгеля, Веласкеса, Матисса, Пикассо? Конкретного ответа на этот вопрос у меня нет. Ощущаю себя очень несовершенным созданием, которое ничего не знает о самом себе.

Расспрашивала
Алиса МАКАРОВА
Фото: из личного архива

www.moya-semya.ru

Телеведущий Алексей Бегак: «Часто я в ужасе от качества нашего продукта»

Автор: Екатерина Пасарар

Опубликовано 03 декабря 12 (11:00)

Статья «Алексей Бегак: «Когда нет съёмок, пишу картины»» из номера: «ТВ-ГИД»№14

Ведущий программы «1000 мелочей» рассказал об истории своего появления на телевидении, а также о собственном опыте строительных работ

На канале «Россия 1» в программе «1000 мелочей» мне очень нравится ведущий. Прочитал, что он сначала был художником, оформлял книги, а потом стал дизайнером интерьеров. Как это произошло?

И. Расторгуев, С.-Петербург

А.Б.: — Всё началось с ремонта и люстры… Мы с женой и старшим сыном год жили в Англии — супруга получила предложение от одной из галерей в Лондоне. Это были 1991-1992 гг., и мы с радостью уехали. Однажды в магазинчике на севере Лондона мы увидели бильярдную люстру. Она стоила дорого. Ходили мимо, ходили и купили. Неизвестно зачем. Вернувшись в Москву, мы начали тотальный ремонт своего дома. Нашлось место и для люстры. Затем друзья, увидев то, что у нас получилось, сказали: «Мы тоже так хотим». И мы отремонтировали другу «сарайчик», превратив его в жилой дом. Потом мы с друзьями взялись за более глобальные проекты. Покупали участок или дом, вкладывали свои деньги. Строили, обставляли, сдавали в аренду или продавали. Получалось и коммерция, и искусство одновременно. Так с середины 90-х я в это и втянулся, но специального архитектурного и дизайнерского образования не получал — всё делал методом «шишек» (смеётся). В итоге на сегодняшний день мы построили (от идеи и до, что называется, тапочек в прихожей) около 30 домов, один посёлок под Москвой и несколько десятков апартаментов в Москве, Питере и за границей. Вот такая история моего дизайна.

Внимание, Снимаем!

«ТВ-Гид»: — Следующим этапом стало телевидение… Во многих семьях принято устраивать на работу детей, а у вас, как я знаю, получилось ровно наоборот.

А.Б.: — Да, мой сын работает в компании, которая приобрела права на программу, которую я сейчас веду. Они в самом начале пробовали разных ведущих, но у них что-то не складывалось. Позвонил сын и сказал: «Тут такое дело, не хочешь ли ты. » Я ответил: «Полный бред», хотя в глубине души меня что-то зацепило. У меня перед этим был очень тяжёлый период… и я рассудил просто: почему бы нет?

«ТВ-Гид»: — А как же камера, которая вначале всех обычно пугает?

А.Б.: — Да, на пробах я, можно сказать, столкнулся с ней впервые. (Смеётся.) Как взрослый человек я, конечно, понимал, что это кусок пластмассы и проводочки, но всё равно мандраж был. Язык заплетался, ладони потели.

«ТВ-Гид»: — Сейчас вы смотритесь очень органично.

А.Б.: — Раскованность стала приходить только после первого года работы. Но всё равно по ходу съёмок мне редактор часто говорит в «ухо» (маленький наушник в ухе у ведущего. — Ред.): «Алексей, улыбайтесь!» Но одно дело — внешнее впечатление, а другое — внутреннее. Я привык тщательно делать всё, что придумываю. Но телевизионный процесс не предполагает доведения до совершенства. Поэтому часто я в ужасе от качества продукта, который мы выдаём. На лучшее нет времени и средств.

«ТВ-Гид»: — А разве вы не пробуете это сделать дома?

А.Б.: — Никогда. Всё, что мастерю в эфире, ни разу не репетирую. Почти все сюжеты придумываю сам. Есть помощники, которые делают некоторые заготовки, так как мне не хватает времени искать, например, красивые коряги. Ведь мы пишем с утра и до ночи три программы в день. К тому же существует магия телевидения: порой то, что делается в студии за полчаса, в реальности нужно создавать час-два…

«ТВ-Гид»: — Что вам нравится в съёмочном процессе?

А.Б.: — Возможность находиться в хорошем тонусе, так как количество решений за одну единицу времени невероятное. Бывало такое, что через 30 минут съёмка, а заготовки для моей работы где-то потерялись. Приходилось чуть ли не в мусоре находить предметы, которые в итоге становились частью интерьера. Казалось бы, из ничего создать что-то за 20 минут невозможно! Но оказывается, что всё реально. Сначала тебя охватывает ужас, а потом восторг, потому что ты перемахиваешь через такую перекладину, через которую в нормальном состоянии не перепрыгнешь. Ещё мне нравится, что я могу зрителям сказать, с моей точки зрения, важные вещи и про то, как дом делать, и вообще типа: не обгоняйте вы по обочине, это же ваш город, ваша планета.

«ТВ-Гид»: — Зрителей всегда волнует: в программе действительно дарят участникам какие-то вещи или это тоже магия телевидения?

А.Б.: — Подарки они дейст­вительно получают. Бывало даже, что некоторые просто не уходили со съёмочной площадки — требовали свой диван или тумбочку. Они не понимали, что нельзя вдруг посередине съёмки вынести мебель.

Нельзя давать себе лениться

«ТВ-Гид»: — Изменился ваш ритм жизни?

А.Б.: — Конечно изменился! Съёмки отнимают неделю — с утра до ночи. Дней 5-6 идёт подготовка. Кроме этого веду строительные проекты. Между этим остаётся небольшой промежуток времени, в который я, как пробка из бутылки, стараюсь вылететь куда-нибудь, чтобы сменить обстановку. Например в Финляндию. Там у меня есть домик на озере: картины пишу, на велике катаюсь, грибы собираю… Даже при нынешнем ритме жизни я не позволяю себе пропускать тренировки. Хотя поначалу давал себе лениться. Каждый день с утра немного йоги, затем завтрак — овсянку варю — и спортзал. У меня 3 раза в неделю фитнес с тренером и 2 раза бокс. И всё это независимо от того, есть съёмки или нет. Я понял: когда начинаются в жизни шторм и качка, надо обязательно продолжать делать свои обычные дела, и тогда всё встаёт на свои места и качка успокаивается.

«ТВ-Гид»: — Вы уже почувствовали на себе популярность?

А.Б.: — Популярности на самом деле немного. Бывают смешные ситуации: стою однажды в Париже в чёрных очках, шортах и шлёпанцах, борюсь с банкоматом. Подбегают две незнакомые женщины и спрашивают: «Алексей, как пройти на Монмартр?» Или другой случай. В Финляндии пошёл купить пачку масла в местный магазин, который стоит практически в лесу. Спрашиваю у одной женщины по-английски: «Мадам, это масло или маргарин?» Она отвечает: «Да, это масло. А вообще, пользуясь случаем, хочу сказать, что мне очень нравится ваша передача». Вот такие бывают курьёзы.

www.aif.ru

Цвет стены для состояния души

О любви, красоте, домах и подзабытых правилах жизни

Алексей Бегак в интерьере своего дома. Фото автора

В новом проекте канала «Культура» под названием «Правила жизни» ведущий Алексей Бегак, художник, архитектор и дизайнер, дискутирует с социологами, антропологами, культурологами, историками. Цель проекта – разобраться и понять, как возникли безусловные для современного человека привычки и традиции. Обозреватель «НГ» Вера ЦВЕТКОВА встретилась и поговорила с Алексеем БЕГАКОМ.

– Алексей, бывает, что начинают с дизайна и «вырастают» до живописи, а у вас вышло наоборот. Плюс внезапная телекарьера в весьма зрелом возрасте, что совсем нехарактерно для нашего ТВ. Как вы попали в «ящик»?

– Это отдельная история – как я оказался на телевидении. У меня такое впечатление, что все, что происходит с нами, где-то уже записано. Я вполне себе прагматичный и трезвомыслящий человек, но чувствую – сценарий существует. Не жесткий, а как в комедии дель арте: есть роль-маска, и ты волен в ней импровизировать. (Кому-то, возможно, предписана и смена маски.) Так вот: мой сын работал в компании МБ-Групп, производящей продукцию для ТВ, какая-то у них там случилась накладка с ведущим, и он позвонил мне. Речь шла об адаптации американского проекта «С новым домом!» – об устройстве, удобстве, декорировании и проч. для канала «Россия». Первая моя реакция – бред. Но раз предложение поступило, оно неожиданно, но не отвратительно. Если жизнь предлагает – как я могу сказать «нет», мне же интересно? И я согласился. К тому же работа эта загрузила меня так, что свободного времени не стало вообще, и спасибо ей за это – то был период в моей жизни, когда отсутствие свободного времени мне было необходимо. Судя по тому, что сейчас я согласился на новую работу – «Правила жизни» на канале «Культура» – драйв есть, это интересная игра, и она мне понравилась.

– К телевидению, как к последней вашей реперной точке на сегодня, вернемся, а пока расскажите хронологию – как все начиналось.

– Рисовал с раннего детства. Я рос в советские времена, но отец привозил мне книги и альбомы со всего мира, за что я ему очень благодарен. Художественная школа, Суриковский институт, правда, не отделение живописи, а отделение театральной декорации (моим лучшим другом был Саша Боровский, сын знаменитого художника-сценографа Давида Боровского). Ничему особому в Суриковке не учили – студенческие годы оказались жутко унылым временем для меня, да и по окончании была потерянность – что дальше? С одной стороны, у меня получалось и нравилось, с другой – не чувствовал, что театр – это мое. По записке будущего тестя попал в издательства «Советский писатель» и «Политиздат», там и там дали проиллюстрировать по книжке, неплохо заплатили; так и покатилось. А в 91-м картины жены оказались в одной лондонской галерее, нас позвали туда, и мы поехали. Не понимая, едем на неделю или навсегда, а когда поняли, что живем в Лондоне уже месяцев 10, решили поменять статус, наняли юриста. Наконец пришло письмо-извещение – нам дают временный вид на жительство, через год могут дать постоянный, еще через четыре года – паспорта подданных Ее Величества королевы. Далее шли условия пребывания: позволительно отсутствовать в Великобритании не более трех месяцев в году. Момент этот мы почему-то восприняли как ужасное ущемление наших прав, и на следующий же день рванули за билетами «Аэрофлота» в Москву. А в Москве владелец первой частной галереи «Арт-модерн» Жора Крутинский мне сказал: знаешь, хватит черно-белого периода, бери-ка ты краски и. Я нашел свой засохший этюдник, заброшенный после института, и стал писать картины. Доставал из воспоминаний об Англии любовь, которая была очень сильна, писал какие-то придуманные пейзажи. Первую же написанную картину купили за безумные для начала 90-х деньги – за пять тысяч долларов. Чем и занимаюсь по сегодняшний день (или по вчерашний: сегодня еще не писал).

– Когда вы стали еще и архитектором?

– Вернувшись из Англии, мы сами сделали ремонт своего дома в дачном поселке – притащили оттуда шпингалеты, жалюзи, всякую славную мелочовку. Друзья увидели, им понравилось: «Ух ты, мы тоже так хотим!» Переделали дом и им. После чего купили шесть соток и построили на них дом, чтобы сдавать в аренду. Потом еще дюжину таким же образом. Потом построили клубный поселок в семи километрах от Москвы. В общей сложности я построил домов 25, три из них – в Финляндии, а сколько квартир – не помню. Это ж кайф – видеть, как в день вырастает шесть-десять рядов кирпичей; ничего не было, пустырь, и вдруг там возникла жизнь! Не все, конечно, так шоколадно, как я рассказываю, это большая эмоциональная нагрузка, поскольку ты отвечаешь за все, а заказчики – твои друзья. Архитектурного образования у меня – ноль, но то, что я вижу построенное профессионалами с образованием (даже не с художественной точки зрения, а как недвижимость), – это нонсенс.

– Вот теперь можно и к телевидению вернуться. «Правила жизни» – это оригинальная идея Сергея Шумакова?

– Да. В эфире с нового года, придумывать стали с лета. Как будут компоноваться гости, одной ли теме посвящать выпуск (нет, давайте будем соединять разные кубики), как все это представить визуально. Формат получился необычный – зрители, которые первый раз видят передачу, удивляются – известные и неизвестные эксперты, закавыченные цитаты великих на экране, мастер цигуна. На самом деле это ежедневная программа о том, что прервалась связь времен в нашей стране, и очень многие правила нам стали неизвестны. Как представиться, как общаться, как влюбляться и проч. и проч.

– Россияне – понятие, вмещающее в себя множество различных страт. У меня ощущение, что ваши правила жизни – для своих, для аудитории «Культуры».

– Я не социолог и не психолог и не знаю, делится общество — слоями, горизонтально или вертикально, но я знаю, что мы способны и склонны учиться. На предыдущей программе («Тысяча мелочей», преобразованная «С новым домом!») я общался с народом, и меня это не смущало. На подготовку выпуска полагалась неделя, я сидел, придумывал дизайн, лампы, табуретки, плакаты, панно, потом в кадре пилил, строгал, красил. Отчаяние захлестывало из-за количества брака, который я производил, из-за нехватки эфирного времени и накладок. Когда случались удачи – радость испытывал не меньшую, чем от «высокого» искусства. И еще держало на плаву то, что мог сказать с экрана: люди, мы скверно и некрасиво живем, давайте попробуем себя полюбить! Писали мы по три программы в день с утра до ночи, и так неделю, потом монтаж. Проект требовал громадного количества решений в короткий срок (чего в остальной моей деятельности не бывает – если я пишу картину, пишу ее столько, сколько надо, если я строю дом – строю его год-полтора), и, конечно, я уставал, но по эмоциональному накалу. Казалось бы, в «Правилах жизни» физически совсем не та нагрузка, сижу, беседую с экспертами (а чаще их слушаю), но почему-то настолько изматываюсь к концу пятого дня съемок. Измочаленность просто до тошноты. Странная история, у меня такого просто в жизни не было! Видимо, настройка на большое количество собеседников, разных энергетически. Не знаю.

– Эксперты в программе – постоянные?

– Мы стремимся к постоянным экспертам, но чем человек круче в своем деле, тем меньше ему хочется заниматься мелочовкой. Есть постоянные, есть ротация и привлечение новых. Некоторые гости склонны к диалогу, и мне удается что-то вставить, некоторые склонны к монологу и фигачат нон-стоп. Мне намного чаще хочется что-то спросить и уточнить, чем это бывает возможно. Каждый эксперт – специалист в своем узком деле, я рядом с ними – просто дуб дубом и чайник со свистком. Я в этой программе ученик, я действительно многого не знаю – как правильно произносить слова, как правильно общаться с людьми других национальностей и вероисповеданий. Поначалу у меня не было объяснения своего присутствия в передаче – в отличие от предыдущей, где я честно делал свое дело: показывал людям, что можно красиво жить даже с небольшими деньгами и что для состояния души важно, какого цвета будет стена в комнате. Почему позвали в «Правила жизни» – понятно: два слова могу связать, есть жизненный опыт и все такое прочее. Я не об этом – я не понимал, зачем именно мне это делать, ведь есть отличные тележурналисты и ведущие, которые могут делать это профессионально. Сейчас, когда стали появляться какие-то симпатичные отзывы о передаче, стал успокаиваться, но непонимание осталось.

– В последние годы на каналах возникают абсолютно неинтересные новые лица, эдакие молодые яппи без признаков индивидуальности. А у вас, помимо смеющихся глаз и обаятельной улыбки, есть харизма, не говоря уже о печати интеллекта.

– Спасибо, конечно, но моего непонимания это не меняет. Я – не эрудированный, не интеллектуальный и очень мало знаю по сравнению с гостями. Мне немножко неловко, что я взялся за это дело.

– Коль уж вы вздумали посыпать пеплом голову, хочу «настучать» на эксперта Дубаса с его рубрикой «Счастье». Ощущается некая фальшь, когда взрослый дядька с видом «а вот сейчас будет истина» запускает записи каких-то примитивных историй и уж так умиляется, слушая их! Переназвать бы рубрику в «Маленькие радости» – дело другое.

– У меня тоже возникал вопрос: почему «Счастье»? Люди рассказывают о своем ярком переживании, всплеске эмоций, радостном событии. Это не есть счастье. Хотя если бы истории были более яркими, написанными более талантливо.

– Вы с «ухом» работаете?

– Получаю по нему чисто технические команды. Темы порой получаю во время съемки в «ухо». Все подводки-тексты мои, истории стараюсь приводить из своей жизни. Смысл моего пребывания в кадре в чем – я думаю так, как я думаю, и я говорю так, как я говорю.

– А почему у вас там какие-то полулежаче-шезлонговые кресла? Вряд ли удобно в таких вести диалог.

– Задача была поставлена, чтобы в студии при минимализме обстановки было несколько разных зон по стилю. С одними экспертами мы сидим на нормальных стульях, с другими – на диване или в этих креслах, а с двумя так даже и стоим.

– Ну и довольно о передаче. Вы меня пуганули признанием – не интеллектуал, мол. Вы что, не читатель?

— Не сумасшедший читатель. Поэзия круче, чем проза, – прозу мне читать в последнее время совсем не интересно. Не так давно прочитал наконец «Войну и мир» – никак не кончалось чтение, ощущение было, что мне все время дописывают. Каким смелым человеком надо быть, предложив другим так много тобой заниматься! Уверенность с оттенком безапелляционности, что несешь великую идею. Мне вообще ближе не читать и не слушать, а смотреть, я человек визуального восприятия. Люблю кино, но зритель придирчивый, мне трудно угодить – сразу чувствую фальшь. Мне неинтересно, когда автор хочет мне что-то сообщить, вот когда выражает свою любовь к чему-то – тогда мне интересно. Иоселиани могу пересматривать, Blow up Антониони, Bagdad Cafe Адлона. Недавно впервые в жизни целиком посмотрел сериал на DVD – «Оттепель» – и получил большое удовольствие: отличный кастинг и сделано высококлассно.

– Еще бы, «Оттепель» – это воплощенная любовь Тодоровского к людям 60-х! Алексей, жизнь состоялась?

– Формулировка вопроса в настоящем законченном времени меня не очень устраивает. Мне в моем нынешнем возрасте намного интереснее жить, чем в детстве и юности, когда была сплошная неволя, туда-сюда не ходи, того-этого не делай, а также комплексы и борьба с ними. Вчера, завтра не имеют никакого значения: существует это мгновение. Я работаю над тем, чтобы важность этой нашей с вами минуты разговора была для меня выше вчерашней катастрофы или завтрашней Нобелевской премии. В это самое мгновение самое важное всегда – любовь и красота.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

www.ng.ru

Еще по теме:

  • Образец жалобы жэк Образец заявления (жалобы) если на стенах дома появилась плесень ________________________________________(наименование органа, Ф.И.О руководителя)От ________________________________________Тел.________________________________________E-mail […]
  • Журнал экономика и налоги Экономика, предпринимательство и право всероссийский научно-практический журнал, включен в РИНЦ, импакт-фактор РИНЦ 2015 - 0,677 Журнал «Экономика, предпринимательство и право» посвящен экономическим и правовым вопросам в области […]
  • Приказ 200 мо рф 2006 г Приказ Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. N 2758 "О правовых актах Министерства обороны Российской Федерации" Приказ Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. N 2758"О правовых актах Министерства обороны Российской Федерации" Признать […]
  • Приказ мвд от 03122007 1144 Приказ МВД РФ и Федеральной налоговой службы от 14 ноября 2011 г. N 1144/ММВ-7-2/[email protected] "О внесении изменений в приказ МВД России и ФНС России от 30 июня 2009 г. N 495/ММ-7-2-347" Приказ МВД РФ и Федеральной налоговой службы от 14 ноября 2011 г. N […]
  • Покупка машины заявление Покупка автомобиля без снятия с учета и с сохранением номеров В апреле 2011 года вступили в силу изменения к Правилам регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения министерства […]
  • Подача заявления в московский городской суд Контакты и часы приёма Адрес: 107996, г. Москва, Богородский вал, д.8. Телефон: +7 (495) 963-55-52 Часы работы суда:Понедельник – четверг с 9:00 до 18:00Пятница с 9:00 до 16:45 Суббота, воскресенье – выходной Адрес электронной почты: […]