СОГЛАШЕНИЕ С АДВОКАТОМ

В статье о формах адвокатских образований мы уже говорили о том, где можно непосредственно обратиться к адвокату — коллегия адвокатов, адвокатское бюро или адвокатский кабинет. И вот вы нашли адвоката, которой согласился помочь в разрешении вашей правовой ситуации.

Прежде всего, следует правильно оформить с ним договорные отношения. Заметим, что это не ваша прихоть и не прихоть адвоката. Статья 25 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» прямо указывает, что адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем. По сути это соглашение представляет собой гражданско-правовой договор поручения, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами) на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Как правило, у каждого адвоката имеется типовая письменная форма соглашения на оказание юридической помощи. Она может быть различной по форме и содержанию, но ряд условий, а они называются существенными условиями соглашения, обязательно должен быть назван. Прежде всего, в соглашении указывается адвокат (адвокаты) принявший исполнение поручения в качестве поверенного, а также его принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате. Говоря иными словами, в соглашении должны быть полностью названы фамилия, имя и отчество адвоката, его номер в реестре адвокатов г. Москвы, номер и дата выдачи адвокатского удостоверения, адвокатское образование (коллегия, бюро или кабинет), в котором адвокат осуществляет свою адвокатскую деятельность и наименование адвокатской палаты, членом которой является данный адвокат. В соглашении также указывается предмет поручения, т.е. какой вид юридической помощи оказывает адвокат и где он её оказывает. Например: оказание юридической помощи на предварительном следствии в таком-то следственном органе или подготовка надзорной жалобы в Верховный Суд РФ. Следует обратить внимание на то, что в соглашении необходимо четко указывать предмет поручения, не писать чрезмерно обобщенно, например, «ведение дела в судах», поскольку впоследствии такая неконкретная формулировка может стать причиной разногласий между адвокатом и доверителем относительно объема принятого адвокатом поручения.

Особо хотелось бы отметить, что адрес и банковские реквизиты адвокатского образования в соглашении указываются в связи с тем, что вознаграждение адвоката вносится доверителем в кассу адвокатского образования либо перечисляется на его расчетный счет.

Соглашение (и все приложения, дополнения и изменения к нему) заключается в двух экземплярах, один из которых вручается доверителю, при этом рекомендуется получать от доверителя на экземпляре адвоката соответствующую отметку-расписку.

Существенными условиями соглашения также являются условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь; порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения; размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения.

Соглашение об оказании адвокатом юридической помощи заключается только между адвокатом и доверителем. В адвокатском бюро соглашение заключается управляющим партнером адвокатского бюро либо адвокатом-партнером этого же бюро, по имеющейся доверенности от других партнеров на заключение соглашений.

В качестве доверителя может выступать как само лицо, нуждающееся в помощи, так и другие лица, заключающие соглашение в интересах третьего лица (родственники, опекуны, попечители или друзья).

Несколько слов о правах и обязанностях адвоката и доверителя. Поверенный адвокат обязан исполнить данное ему поручение в соответствии с указаниями (позицией) доверителя при условии, что таковые правомерны, осуществимы, конкретны. Поверенный вправе отступить от указаний доверителя, если по обстоятельствам дела это необходимо в интересах доверителя. В соответствии с договором поручения доверитель обязан уплатить адвокату вознаграждение кроме тех случаев, когда законом или условиями конкретного соглашения предусматривается освобождение доверителя от этой обязанности.

Доверитель вправе отказаться от данного им адвокату поручения в любое время. При этом он обязан возместить поверенному уже понесенные им в связи с исполнением договора расходы. Односторонний отказ доверителя от заключенного с адвокатом соглашения возможен как в связи с неудовлетворяющим их качеством исполнения договора, так и в связи с иными причинами (приглашение для оказания помощи другого адвоката, отсутствие возможности оплачивать деятельность адвоката в условиях затянувшегося производства и т.д.). В уголовном судопроизводстве отказ подозреваемого или обвиняемого от конкретного адвоката, сопровождаемый отказом от защитника вообще, не является обязательным для дознавателя, следователя, прокурора и суда в случаях предусмотренных п. 2-7 ч.1 ст. 51 и ч.4 ст. 247 УПК РФ (в частности, если подозреваемый или обвиняемый в силу психических недостатков не может самостоятельно осуществлять свое право на защиту или если дело подлежит рассмотрению судом присяжных).

Поверенный может отказаться от договора в одностороннем порядке, если доверитель не выполняет свои обязательства по договору или если имеются другие уважительные причины для прекращения действия договора. В случае отказа адвоката-поверенного от выполнения договора поручения он должен известить об этом доверителя не позднее, чем за тридцать дней, если самим договором не предусмотрен иной срок (п.3 ст.977 ГК РФ).

В иных случаях адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты: адвокат не может отказаться без согласия доверителя от выполнения договора поручения в случае, если это поручение заключается в осуществлении защиты подозреваемого или обвиняемого по уголовному делу или защиты административного правонарушителя в производстве по административному правонарушению (подп.6 п. 4 ст. 6 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ», ч. 7 ст. 49 УПК РФ).

Частый вопрос: как определяется вознаграждение адвокату? Исключительно по соглашению сторон. Каких-либо ставок, тарифов не существует. Повторим еще раз, сумма вознаграждения определяют сами стороны, исходя из объема и сложности работы, опыта и квалификации адвоката, сроков, степени срочности и др. По общему правилу не допускается условие о выплате вознаграждения ставить в зависимость от окончания дела в пользу доверителя. Статья 16 Кодекса профессиональной этики адвоката допускает из данного правила исключение в отношении имущественных споров, по которым вознаграждение может определяться пропорционально к цене иска в случае успешного завершения дела. Если адвокат считает необходимым использовать не систему фиксированного гонорара, а почасовую оплату своего труда, то в соглашении либо в приложении к нему должны быть указаны ставки оплаты за конкретные виды работы. Подробнее о гонорарной практике Вы можете прочитать здесь.

Поскольку адвокатская деятельность не является предпринимательской (п. 2 ст. 1 ФЗ), принципиально недопустимо включение в соглашение указаний на уплату неустоек, пени и т.п.

И последнее. Изначально ошибочным является утверждение о том, что соглашение якобы является тайной принадлежащей адвокату. Адвокатская тайна к адвокату относится только по названию и по обязанности ее хранить, а принадлежит она исключительно доверителю!

www.advokatymoscow.ru

Соглашение с адвокатом в Новосибирске 🖊

Как правильно заключить соглашение с адвокатом в Новосибирске?

Особенности гражданского судопроизводства, характер процессуальных институтов, особые требования к доказательственному материалу, начало диспозитивности, ставящее ход и развитие гражданского процесса в известную зависимость от усмотрения лиц, участвующих в деле, состязательность процесса, определяют направленность и отличительные черты процессуальной деятельности адвоката — представителя по делу.

Участвуя в суде в качестве представителей, адвокаты содействуют быстрому и правильному рассмотрению и разрешению гражданских дел в целях защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций, обратившихся к ним за юридической помощью.

Формы взаимодействия адвоката со своими клиентами могут быть различны, однако, в основе их в любом случае лежит гражданско-правовой договор поручения (ст.971-979 ГК РФ), по которому одна сторона (представляемый) поручает другой (представителю) ведение дела в суде, а представитель принимает на себя эти обязанности.

Соглашение заключается в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу.

Адвокат независимо от того, в какой региональный реестр внесены сведения о нем, вправе заключить соглашение с доверителем независимо от места жительства или места нахождения последнего.

Существенными условиями соглашения являются:

  • указание на адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения в качестве поверенного (поверенных), а также на его (их) принадлежность к адвокатскому образованию и адвокатской палате;
  • предмет поручения;
  • условия выплаты доверителем вознаграждения за оказываемую юридическую помощь;
  • порядок и размер компенсации расходов адвоката (адвокатов), связанных с исполнением поручения;
  • размер и характер ответственности адвоката (адвокатов), принявшего (принявших) исполнение поручения.

    Лицо, обратившееся к адвокату с просьбой представлять его интересы в суде, в силу юридической неосведомленности и других причин далеко не всегда правильно и полно излагает факты, нужные ему для обоснования своих требований или возражений. Поэтому адвокат, принимая поручение представлять интересы своего доверителя по гражданскому делу, должен тщательно выяснить фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, определить, какие доказательства имеются для подтверждения или опровержения требований (или возражений) клиента, продумать юридическую квалификацию взаимоотношений сторон, т. е. отыскать ту норму права, которой регулируется соответствующий вид общественных отношений.

    В соответствии с ч.4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случаях, если он:

  • имеет самостоятельный интерес по предмету соглашения с доверителем, отличный от интереса данного лица;
  • участвовал в деле в качестве судьи, третейского судьи или арбитра, посредника, прокурора, следователя, дознавателя, эксперта, специалиста, переводчика, является по данному делу потерпевшим или свидетелем, а также, если он являлся должностным лицом, в компетенции которого находилось принятие решения в интересах данного лица;
  • состоит в родственных или семейных отношениях с должностным лицом, которое принимало или принимает участие в расследовании или рассмотрении дела данного лица;
  • оказывает юридические услуги доверителю, интересы которого противоречат интересам данного лица.

    Если во время предварительной беседы с клиентом и ознакомления с представленными им материалами адвокат приходит к выводу, что клиент в силу юридической неосведомленности, из побуждений сутяжничества или других причин просит поддержать явно не обоснованные или незаконные исковые требования либо возражает против бесспорного искового заявления, он в силу п. 1 ч. 4 ст. 6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» вправе не принимать поручения на ведение такого дела в суде.

    Аналогичным образом должен решаться вопрос и в тех случаях, когда адвокат приходит к выводу, что требования или возражения доверителя не могут быть обоснованы доказательствами, допущенными законодательством в данном случае, например, если доверитель сообщает адвокату, что его требования могут быть подтверждены только свидетельскими показаниями, тогда как закон для подтверждения данных юридических фактов допускает лишь письменные доказательства. Например, при несоблюдении простой письменной формы устанавливать наличие сделок свидетельскими показаниями запрещено.

    В соответствии со ст.977 ГК РФ договор поручения прекращается вследствие:

  • отмены поручения доверителем;
  • отказа поверенного;
  • смерти доверителя или поверенного, признания кого-либо из них недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим.

    В соответствии с п.2 ст. 977 ГК РФ доверитель вправе отменить поручение, а поверенный отказаться от него во всякое время. Соглашение об отказе от этого права ничтожно.

    Однако, в силу п.6 ч.4 ст.6 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокату в РФ» адвокат не вправе отказаться от принятой на себя защиты. Законодатель использует в данном случае термин «защиты», подразумевая тем самым, наверное, невозможность отказа от представительства по уголовным делам, так как именно в уголовном процессе адвоката принято именовать «защитником». Однако Закон не говорит о невозможности отказа адвоката от представительства по гражданским делам. Таким образом, полагаем, что в силу ст. 977 ГК РФ адвокат вправе отказаться от принятого поручения.

    Договор поручения, лежащий в основе отношений адвоката с клиентом, может быть прекращен в любой момент ввиду отмены его доверителем. Право доверителя прекратить поручение не подлежит контролю суда. Поскольку адвокат-поверенный действует на основании и в пределах полномочий клиента, которые последний всегда может отозвать, разойтись со своим доверителем по существенным вопросам дела он не может. Сама природа отношений адвоката с клиентом, основу которой составляет личное доверие к избранному поверенному, определяет направленность действий адвоката, задачей которых всегда является подтверждение правовой позиции по делу и обоснование правоты своего доверителя. Представляя одного из равноправных участников гражданско-правового спора, используя все предусмотренные законом средства и способы для подтверждения законности и обоснованности его притязаний, адвокат тем самым ограждает его права и интересы и оказывает ему необходимую юридическую помощь в процессе.

    Однако то обстоятельство, что адвокат выступает в гражданском процессе не как сторона, а лишь как ее представитель, принявший на себя ведение дела в пределах предоставленных ему полномочий, отнюдь не означает зависимости адвоката-поверенного от своего клиента. Таким образом, важным элементом процессуальной самостоятельности адвоката и его независимости является право адвоката отказаться от уже принятого поручения по собственной инициативе. Поскольку закон не содержит никаких предписаний, определяющих порядок и форму этого важного процессуального действия со стороны адвоката, поэтому особое значение приобретают нравственные критерии, определяющие решение адвокатом данной проблемы.

    Заявление адвоката об отказе от поручения означает, прежде всего, резкое изменение процессуального положения сторон. Дело не только в том, что клиент окажется без юридической помощи. Отказ адвоката от дальнейшего ведения дела может создать впечатление ненадежности правовой позиции клиента, от защиты которой устраняется даже его поверенный. Учитывая эти возможные последствия своего решения о прекращении поручения, адвокат должен прибегать к такой мере только в случаях, безусловно, необходимых, используя при этом все средства для ограждения интересов клиента . Отказ от принятого поручения-это ответственное процессуальное действие, и само право на выход из дела иногда ставится под сомнение либо при этом выдвигаются различные ограничения и условия . Подобные суждения, связывающие процессуальную самостоятельность адвоката, нельзя признать приемлемыми.

    Вопрос об отказе от поручения возникает в случаях существенных расхождений с клиентом, которые препятствуют выполнению адвокатом своих обязанностей. Выявившиеся незаконность либо необоснованность требований или возражений клиента, недостаточность или недостоверность доказательств обязывают адвоката принять все меры для согласования действий со своим доверителем. Но если разногласия окажутся неустранимыми, адвокат должен отказаться от дальнейшей защиты интересов клиента, которая окажется невозможной либо нравственно недопустимой. Коль скоро клиент сам не прекращает поручения, адвокат заявляет суду о своем отказе от дальнейшего ведения дела, не раскрывая, однако, существа возникших разногласий. Такие действия будут полезны и для доверителя, ибо от дальнейшего ведения дела устраняется поверенный, убежденный в неправоте своего клиента, что дает последнему возможность пригласить другого адвоката либо продолжить ведение дела самому.

    Необходимо, однако, иметь в виду, что адвокат, отказываясь от ведения дела в суде, должен серьезно подойти к этому вопросу, учитывая, что такой отказ в ряде случаев может отрицательно сказаться на защите прав обратившегося к нему лица. Поэтому, если адвокат в силу сложности дела, своей неопытности и т. д. не может сразу решить вопрос о наличии или отсутствии правовой позиции у клиента, он должен отложить решение вопроса с тем, чтобы более тщательно разобраться в обстоятельствах данного дела. Неоправданная поспешность в данном случае и дача неправильного разъяснения может привести лишь к нарушению интересов клиента, который, поверив разъяснению адвоката, может отказаться от намерения защиты своих прав в суде.

    Следует, однако, отметить, что отказ от поручения на ведение дела может быть вызван не только отсутствием правовой позиции у клиента, но и соображениями адвокатской этики.

    По мнению Д.П. Ватмана правовая позиция включает в себя следующие элементы: законность спорного интереса, наличие в распоряжении клиента необходимых доказательств с точки зрения их относимости и процессуальной допустимости, юридическая перспектива дела . Автор считает, что «. ведение адвокатом юридически безнадежного дела не только влечет за собой для клиента бесполезную трату времени, но и подрывает доверие к адвокату у судей, роняет авторитет адвокатуры в целом».

    В литературе высказано мнение, что адвокат обязан принять поручение от клиента даже в тех случаях, когда отсутствует правовая перспектива дела , ведь не всегда сразу можно определить наличие или отсутствие правовой перспективы по конкретному делу. Так, например, В.Татаринцев считал, что отказ от принятия поручения по мотивам отсутствия правовой позиции по делу означает нарушение конституционного права граждан на получение юридической помощи.

    К сожалению, Закон «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», не дает разъяснения по вопросам допустимости прекращения поручения по гражданским делам по инициативе адвоката. Перечень подобных случаев помог бы предотвратить возможность возникновения многих конфликтных ситуаций между адвокатами и их доверителями (в частности, по возврату гонорара, уплаченного адвокату), что, в свою очередь, нормализовало бы работу адвокатов.

    Юридическая помощь, оказываемая адвокатом, является платной. Размер платы определяется адвокатом исходя из цены иска, объема материалов дела, необходимости сбора дополнительных доказательств, изучения специальных вопросов и других оснований.

    Право адвоката на вознаграждение и компенсацию расходов, связанных с исполнением поручения, не может быть переуступлено третьим лицам без специального согласия на то доверителя.

    Вознаграждение, выплачиваемое адвокату доверителем, и (или) компенсация адвокату расходов, связанных с исполнением поручения, подлежат обязательному внесению в кассу соответствующего адвокатского образования либо перечислению на расчетный счет адвокатского образования в порядке и сроки, которые предусмотрены соглашением.

    Вместе с тем, в соответствии со ст. 26 ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» бесплатная юридическая помощь гражданам оказывается в следующих случаях:

  • истцам — по рассматриваемым судами первой инстанции делам о взыскании алиментов, о возмещении вреда, причиненного смертью кормильца, увечьем или иным повреждением здоровья, связанным с трудовой деятельностью;
  • ветеранам Великой Отечественной войны — по вопросам, не связанным с предпринимательской деятельностью;
  • гражданам Российской Федерации — при составлении заявлений о назначении пенсий и пособий;
  • гражданам Российской Федерации, пострадавшим от политических репрессий, — по вопросам, связанным с реабилитацией.

    Юридическая помощь оказывается во всех случаях бесплатно несовершеннолетним, содержащимся в учреждениях системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних.

    В связи с тем, что в указанный перечень входят дела подведомственные судам общей юрисдикции, можно придти к выводу, что юридическая помощь, оказываемая гражданам и организациям в арбитражных судах, всегда платная.

    На практике часто возникает вопрос, может ли сторона по делу взыскать с проигравшей стороны расходы, понесенные ею по оплате услуг представителя. Так, в соответствии со ст. 110 АПК РФ (ст. 91 ГПК РСФСР) расходы на оплату услуг представителя, понесенные лицом, в пользу которого принят судебный акт, взыскиваются судом с другого лица, участвующего в деле, в разумных пределах. В таком же порядке и по таким же правилам взыскиваются расходы, понесенные лицами, участвующими в деле, в связи с рассмотрением апелляционной, кассационной жалобы.

    Однако, для возмещения расходов по оплате услуг адвоката необходимо их документальное подтверждение. Так в случае внесения их в кассу соответствующего адвокатского образования суду следует предоставить приходный ордер, а в случае перечисления на расчетный счет адвокатского образования — платежное поручение.

    Адвокаты, как и все нормальные люди, совершают ошибки. Причиной может быть как объективное стечение обстоятельств, так и собственное упущение. У потерпевших тогда возникнет вопрос о возмещении нанесенного ущерба, и в этом случае собственный адвокат превратится в ответчика. Небрежное отношение к своим обязанностям одного может бросить тень и на репутацию представителей профессии.

    Чтобы сгладить подобное противоречие, мировое сообщество пришло к страхованию профессиональной ответственности. Страхование профессиональной имущественной ответственности адвокатов закреплено в ст. 19 Закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ». В соответствии с указанной нормой адвокат осуществляет в соответствии с федеральным законом страхование риска своей профессиональной имущественной ответственности за нарушение условий заключенного с доверителем соглашения об оказании юридической помощи. Однако, указанная статья в силу пока не вступила и страхование риска профессиональной имущественной ответственности для адвокатов не обязательно.

    В действующем АПК РФ, также как и в прежнем, не определено, каким документом удостоверяется полномочие адвоката, а содержится отсылка к закону (п.3 ст.61 АПК РФ). Между тем в Законе «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в РФ» также содержится отсылка, только к процессуальному законодательству. В законе (п.2 ст.6) указано лишь, что адвокат должен иметь ордер на исполнение поручения в случаях, предусмотренных федеральным законом, а в иных случаях адвокат представляет доверителя на основании доверенности. По сложившейся практике адвокат действует на основании ордера, выдаваемого адвокатским образованием. Ордер является свидетельством того, что адвокат принял поручение на ведение дела через соответствующее адвокатское образование. В любом случае, право адвоката на совершение действий, предусмотренных в ч.2 ст.62 АПК РФ (ст. 46 ГПК РСФСР), должно быть удостоверено доверенностью, выданной представляемым. Таким образом, интересы граждан, в том числе индивидуальных предпринимателей, в арбитражном и гражданском судопроизводстве адвокат представляет на основании ордера и доверенности.

    Однако, полагаем, что по-другому будет решаться вопрос с представительством адвокатами интересов юридических лиц в арбитражном процессе. В связи с тем, что новый АПК РФ ограничил доступ к представительству юридических лиц частнопрактикующих юристов и юристов, работающих в различных юридических фирмах, и иных лиц, оказывающих юридическую помощь, указав, что представителями организаций могут выступать в арбитражном суде руководители организаций или лица, состоящие в штате организаций, либо адвокаты, то последним необходимо будет представлять арбитражному суду адвокатское удостоверение, чтобы подтвердить тем самым свою принадлежность к адвокатскому сообществу, ордер — для подтверждения факта заключения договора поручения и возможность выступать в процессе в качестве представителя данного юридического лица, и доверенность — для совершения действий, указанных в ч.2 ст. 62 АПК.

    www.advokat-novosibirsk.ru

    Соглашение между адвокатом и доверителем

    Соглашение об оказании юридической помощи адвокатом — это гражданско-правовой договор, заключаемый в простой письменной форме между доверителем и адвокатом (адвокатами), на оказание юридической помощи самому доверителю или назначенному им лицу. Такая формулировка закреплена в Федеральном законе от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации». Иначе говоря, соглашение об оказании юридической помощи адвокатом – это один из видов гражданско-правовых договоров. Заключение такого соглашения рассматривается примитивно — как подписание договора и получение гонорара. И если все, о чем стороны договаривались было выполнено эффективно и в срок, то его внимательно не изучают. Но к сожалению не всегда все так. Статистика рассмотрения жалоб доверителей, которые поступают в адвокатские палаты, в том числе в Палату адвокатов Забайкальского края, а так же в территориальные органы Минюста России, в том числе в Управление Минюста России по Забайкальскому краю, показывает, что случаи некорректного оформления соглашения или не оформления такового соглашения вовсе нередки. Именно поэтому Федеральной палатой адвокатов, научным сообществом, территориальными органами Минюста России изучается и анализируется сложившаяся ситуация.
    При заключении договора перед каждым доверителем возникают только два главных вопроса, которые напрямую между собой связаны: Что может сделать адвокат? И сколько это стоит? То есть соотношение цены и качества. Но не всегда оказание адвокатом помощи приводит к желаемому результату. В этом случае у доверителя возникает потребность замены адвоката, и возврата гонорара полностью или частично.
    Проведя анализ обращений и жалоб, поступающих от доверителей на неисполнение или ненадлежащее исполнение соглашения, был выявлен ряд проблем, на основании которых подготовлены следующие рекомендации для граждан, которые необходимо соблюдать при заключении соглашения об оказании юридической помощи адвокатом.
    Проблема первая. Адвокат готов оказать юридическую помощь, но при этом не предлагает заключить соглашение в письменной форме.
    В данном случае необходимо потребовать от адвоката заключить соглашение в письменной форме, так как в соответствии с пунктом 1 статьи 25 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокатская деятельность осуществляется на основе соглашения между адвокатом и доверителем, иными словами заключение соглашения является обязанностью адвоката.
    Проблема вторая. Доверители чаще всего не читают соглашение.
    Доверителю необходимо обязательно прочитать, а также обратиться к адвокату с просьбой разъяснить пункты соглашения, более подробно разобраться, в чем заключается юридическая помощь.
    Проблема третья. Доверитель соглашение подписывает, но оно оказывается в одном экземпляре, и ему не выдается.
    Договор должен быть составлен в двух экземплярах, подписан обеими сторонами и один экземпляр должен быть передан доверителю.
    Проблема четвертая. В соглашении часто не указывается пункт о том, что адвокат обязан отчитываться о проделанной работе.
    Доверителю до заключения соглашения необходимо обговорить данный момент с адвокатом, а также добиться включения данного пункта в соглашение, так как в соответствии с пунктом 6 статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката, принятого Первым Всероссийским съездом адвокатов 31.01.2003 (ред. от 22.04.2015) адвокат должен предоставить доверителю по его просьбе отчет о проделанной работе.
    Проблема пятая. Во время ведения дела адвокат потребовал увеличения гонорара, без внесения изменения в соглашение.
    Во избежание возникновения новых финансовых обязательств доверителя перед адвокатом, лучше заранее обговорить вероятность повышения гонорара, причины повышения гонорара, возможность привлечения других специалистов и ориентировочную стоимость их услуг.
    Проблема шестая. В соглашении не указана обязанность возврата всех документов доверителю в случае расторжения договора или его исполнения.
    Согласно пункту 6 статьи 10 Кодекса профессиональной этики адвоката при отмене поручения (соглашения) адвокат должен незамедлительно возвратить доверителю все полученные от последнего подлинные документы по делу и доверенность. Иначе говоря, для адвоката возврат доверителю документов является прямой обязанностью, поэтому доверитель имеет полное право потребовать возврата документов, а также включения данного пункта в соглашение.
    Итак, подводя итог по проведенному анализу проблем, которые возникают при заключении и исполнении соглашения, можно сказать, что соглашение – это не просто какой-то вид гражданско-правового договора, а документ, вокруг которого складываются, а иногда не складываются отношения между адвокатом и доверителем. Заключение такого договора требует как от адвоката, так и от доверителя особого внимания, что позволит в дальнейшем избежать разногласий, расторжения договора, и как следствие жалоб и обращений доверителей.

    Телефон: (495) 994-93-55

    Адрес: 119991, ГСП-1, город Москва, улица Житная, дом 14

    to75.minjust.ru

    Соглашение о предоставлении юридической помощи: на что обратить внимание

    Юридическая помощь включает широкий спектр самых различных услуг правового характера: составление процессуальных и иных юридических документов (исковых заявлений, жалоб, ходатайств, письменных обращений и др.), письменные и устные консультации, составление проектов договоров, представление и защита интересов в судебных инстанциях, осуществление иных действий по соглашению сторон. Рассмотрим, как правильно составить договор на оказание юридической помощи, чтобы соблюсти интересы обеих сторон — и заказчика, и исполнителя.

    Правовая природа соглашения о предоставлении юридической помощи

    По своей правовой природе соглашение о предоставлении юридической помощи можно квалифицировать как договор возмездного оказания услуг или в качестве договора поручения в зависимости от характера принимаемых на себя юристом обязательств.

    Так, если предметом договора выступает выполнение юристом определенных действий или совершение определенной деятельности (например, консультирование, подготовка проектов документов, участие в переговорах на стороне клиента и т.п.), такое соглашение следует отнести к договору возмездного оказания услуг, регулируемого по правилам главы 39 ГК РФ.

    В случае, когда предметом договора выступает выполнение юристом от имени и за счета клиента определенные юридические действия, в результате чего все права и обязанности возникают у клиента как доверителя (например, представительство в судах, регистрационных, патентных и антимонопольных ведомствах, в иных государственных органах для совершения в интересах клиента по его поручению юридически значимых действий), такое соглашение следует рассматривать как договор поручения, подпадающего под регулирование главы 49 ГК РФ.

    На практике суды никогда не вдаются в изучение отличительных особенностей обеих договорных конструкций, если только предметом спора не являются споры из соглашения о предоставлении юридической помощи, где от подлежащих применению правовых норм зависит правильное разрешение спора. Заказчик, выиграв спор с ответчиком, может представить договор о предоставлении юридической помощи для подтверждения своих судебных расходов по делу. В этом случае не имеет особого значения правовая природа заключенного договора, если из его содержания усматривается вид и перечень выполненных мероприятий, согласованная стоимость, платежными документами подтверждается факт произведенной оплаты.

    В подобной ситуации при разрешении вопроса о судебных издержках определение правовой природы такого соглашения не входит в предмет судебного исследования. Поэтому, даже если соглашение, предметом которого выступает судебное представительство, стороны обозначили как договор возмездного оказания услуг, это никак не повлияет на взыскание в пользу заказчика денег. Тем более, что само поручение на совершение в его интересах юридических действий будет усматриваться из доверенности, наличие которой является обязательным условием судебного представительства.

    Юридические услуги всегда имеют определенный результат (составленные проекты документов, исход судебного разбирательства, оформление документов в государственных органах и др.). Однако данное обстоятельство не свидетельствует о том, что соглашение об их предоставлении можно отнести к договору подряда, поскольку заказчик в рассматриваемой ситуации получает не овеществленный результат как в договоре подряда (например, изготовленную вещь или отремонтированный автомобиль), а услугу, оказываемую и потребляемую в процессе ее оказания. При предоставлении услуг составленные проекты документы представляют собой материальную форму ее выражения, но не овеществленный результат в смысле ст. 703 ГК РФ.

    Данный вопрос имеет не только теоретическое, но и прикладное значение. Так, по требованиям заказчика из договора подряда в связи с ненадлежащим качеством работы в соответствии с п. 1 ст. 725 ГК РФ подлежит применению годичный срок исковой давности, в то время как по требованиям из договора об оказании услуг он составляет три года в соответствии со ст. 196 ГК РФ. Соответственно, свои требования к юристу недовольный клиент может адресовать в пределах трехлетнего срока исковой давности, а не в течение года (Апелляционное определение Московского городского суда от 12.04.2016 по делу № 33-12366/2016).

    Для заключения соглашения о предоставлении юридической помощи не требуется согласие супруга заказчика, поскольку оно не относится к нотариальным сделкам или сделкам, требующим государственной регистрации в соответствии со ст. 35 СК РФ (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.09.2015 по делу № 33-35157/2015).

    Если соглашение о предоставлении юридической помощи от имени компании заключено неуполномоченным лицом, последнее приобретает все права и обязанности по нему перед клиентом, если только сама компания впоследствии не одобрит данную сделку (п. 1 ст. 183 ГК РФ). Это не касается случая превышения руководителем компании своих полномочий, в котором могут быть применены положения ст. 174 ГК РФ (п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 23.10.2000 № 57 «О некоторых вопросах практики применения статьи 183 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

    Аналогичное правило применяется также в случае, если договор был заключен физическим лицом с указанием на то, что оно действует как представитель компании, которая на момент заключения сделки уже была ликвидирована и исключена из ЕГРЮЛ, в том числе как недействующее юридическое лицо. Поскольку сама несуществующая компания не могла являться участником сделки, обязанной стороной по ней будет считаться физическое лицо, поименованное как ее представитель, которое не могло не знать о том, что компании не существует, поскольку в обычных условиях гражданского оборота от любого разумного участника следует ожидать добросовестного поведения и проверки соответствующих обстоятельств (Определение ВС РФ от 26.07.2016 № 69-КГ16-5).

    Для заключения соглашения о предоставлении юридической помощи — в зависимости от размера выплат в пользу юриста может потребовать его корпоративное одобрение со стороны органов управления компании-заказчика. Это необходимо, если данный договор отвечает признакам крупной сделки или сделки с заинтересованностью.

    Форма договора

    Соглашение о предоставлении юридической помощи заключается в простой письменной форме, а если на стороне поверенного (исполнителя) выступает адвокат, он его регистрирует в том адвокатском образовании, в котором он состоит. Однако необходимо учитывать, что такая регистрация носит исключительно учетный (технический) характер и не влияет ни на действительность и заключенность соглашения, ни на момент его вступления в силу (Апелляционное определение Московского городского суда от 20.10.2014 по делу № 33-35683). Если договор заключен не с конкретным адвокатом, а с адвокатским образованием, все права и обязанности по нему возникают у соответствующего образования перед клиентом, даже если все услуги ему оказывает один и тот же адвокат (постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.11.2013 по делу № А56-1380/2013).

    Защита интересов исполнителя по договору

    При уклонении заказчика от оплаты услуг исполнителя он вправе потребовать взыскания долга в судебном порядке с начислением на сумму долга неустойки или штрафных процентов по ст. 395 ГК РФ, применения иных мер ответственности, предусмотренных договором. Исполнитель вправе приостановить оказание тех или иных услуг, если заказчик задержал оплату, при условии, что такая мера не приведет к несоразмерному ущемлению интересов заказчика (например, пропуск срока подачи процессуальной жалобы из-за отложения исполнителем совершения данного действия).

    Кроме того, исполнитель в любом случае не имеет права удерживать принадлежащие заказчику документы (судебные акты, исполнительные листы, первичные документы и др.), поскольку свои нарушенные права он должен защищать иными предусмотренными законом способами (постановление АС Поволжского округа от 28.12.2015 № Ф06-3374/2015).

    Перечень юридических услуг по договору о предоставлении юридической помощи

    Перечень возможных юридических услуг, которые исполнители могут оказывать своим клиентам, не является исчерпывающим и, исходя из принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), в каждом конкретном случае определяется по усмотрению договаривающихся сторон в заключенном между ними соглашении (абз. 3 п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 29.09.99 № 48 «О некоторых вопросах судебной практики, возникающих при рассмотрении споров, связанных с договорами на оказание правовых услуг»).

    Если юридические услуги предназначаются не самому заказчику, а третьему лицу, в пользу которого заключается соглашение о предоставлении юридической помощи, в нем обязательно такое лицо должно быть указано. В этом случае оно вправе требовать от юриста предоставления услуг в порядке и на условиях, предусмотренных соглашением (Определение Ленинградского областного суда от 23.04.2014 № 33-1990/2014).

    В соглашении с адвокатом или иным лицом, предоставляющим юридическую помощь, клиенту следует четко оговорить те услуги, которые он за свои деньги хочет получить.

    Если это, к примеру, ведение гражданского дела в суде, в соглашении нужно указать:

    — что включает в себя услуга судебного представительства. Например, составление процессуальных документов и подача их в суд, принятие участие во всех судебных заседаниях;

    — о каких стадиях рассмотрения дела идет речь — производство в суде первой, апелляционной, кассационной или надзорной инстанций;

    — входит ли в предмет договора представление и защита интересов клиента при пересмотре дела по новым или вновь открывшимся обстоятельствам, на стадии исполнительного производства. Дело в том, что обязанность исполнителя предоставить соответствующие услуги не предполагается, она должна быть прямо предусмотрена в соглашении с ним.

    В ходе производства по делу может возникнуть необходимость сбора доказательств, подбора экспертных организаций и выполнение иных действий, в связи с чем клиенту самому, исходя из специфики своего дела, следует оговорить с будущим защитником все нюансы, закрепив достигнутые договоренности в соглашении. При составлении данного документа нужно не ограничиваться формулировками общего характера, а указывать конкретные действия, которые обязан совершить исполнитель в интересах заказчика, чтобы у клиента было право требовать их оказания с применением согласованных в договоре мер ответственности за их нарушение, а не обязанность доказывать, что необходимость выполнения тех или иных операций предполагалась по характеру принятого юристом на себя поручения и вытекала из его специфики.

    Так, в одном деле клиент в отзыве на иск адвоката о взыскании с него задолженности за оказанные услуги ссылался на ненадлежащее ведение судебного процесса, выразившееся в не заявлении возражений относительно приобщения к материалам дела документов, представленных его процессуальным оппонентом. Однако суд данное возражение отклонил как необоснованное, сославшись на то, что объем и порядок оказания услуг был определен сторон в заключенном соглашении, и никаких разногласий на этот счет у них не возникало (Апелляционное определение Пермского краевого суда от 02.12.2015 по делу № 33-13040/15).

    Аналогичным образом и в другом деле суд пришел к выводу о том, что в обязанности юриста входила только подготовка искового заявления, но не подача его в суд, поскольку в договоре об оказании юридических услуг такая обязанность прямо предусмотрена не была (Апелляционное определение Московского городского суда от 24.12.2015 по делу № 33-39494).

    Таким образом, если в соглашении стороны не оговорили, как будет осуществляться защита интересов клиента юристом, последний обладает свободой усмотрения (Апелляционное определение Московского городского суда от 08.07.2014 по делу № 33-27345). Однако всегда должен действовать добросовестно и разумно в соответствии с принципами добросовестного ведения дел и честной деловой практики, согласно которым на представителя возлагается обязанность исполнять данные ему поручения с соответствующей заботливостью, принимая во внимание, что интересы его доверителя всегда имеют приоритет по отношению к его собственным интересам (Апелляционное определение Саратовского областного суда от 23.12.2014 по делу № 33-6926).

    Клиент должен также учитывать, что каждое поручение на выполнение тех или иных юридических услуг не следует трактовать буквально. Если, скажем, в договоре предусмотрена обязанность юриста обжаловать все принятые по делу об административном правонарушении в отношении клиента процессуальные документы, клиент не вправе настаивать на том, чтобы юрист обязательно обжаловал протокол об административном правонарушении, а при отказе это сделать применить к нему какие-либо меры ответственности, отказаться от договора по этому основанию и потребовать возврата уплаченного аванса.

    Данный документ фиксирует факт совершения правонарушения и служит одним из доказательств по делу. Формально обжалование протокола по делу об административном правонарушении действующим законодательством РФ не предусмотрено. Вместе с тем все возражения относительно правильности составления протокола и его допустимости как доказательства разрешаются судом при рассмотрении административного дела. Поэтому, если по существу такие возражения были приведены юристом в адресованных суду ходатайствах, он считается выполнившим свои обязательства перед клиентом (Определение Приморского краевого суда от 11.11.2015 по делу № 33-10274/2015).

    Можно ли взыскать ущерб с «виновного» адвоката

    В нашей практике был случай, когда из-за непрофессионализма адвоката у клиента возникли убытки, возможность возмещения которых отсутствовала. Клиент пытался взыскать реальный ущерб, причиненный его соседом по участку, который устроил пожар, из-за которого сгорел сарай клиента с ценным имуществом. В соглашении на предоставление юридической помощи адвокат принял на себя помимо прочего обязательство заявить ходатайство о наложении ареста на имущество должника с целью обеспечения исковых требований. Адвокат судебный процесс в суде первой инстанции выиграл, однако, апелляционный суд решение отменил и направил дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение. При этом адвокат не выполнил свою обязанность заявить ходатайство о применении обеспечительных мер.

    Должник, воспользовавшись случаем, подарил часть имущества своей дочери, а часть ей же продал, чтобы уберечь его от взыскания. Несмотря на то, что суд первой инстанции посчитал такую сделку недействительной по мотиву мнимости, так как она была совершена лишь для вида, вышестоящие суды с ним не согласились и в иске отказали (Определение ВС РФ от 22.02.2013 № 4-КФ13-86). Суды исходили из того, что в силу принципа свободы договора должник был вправе подарить имущество дочери, несмотря на тот факт, что против него велось судебное разбирательство о возмещении убытков на крупную сумму. Суды посчитали, что никаких обязательств у должника перед кредитором не возникло, поскольку по существу спор о возмещении причиненного пожаром ущерба в судебном порядке разрешен не был.

    Тот факт, что после отчуждения своего имущества в пользу дочери должник продолжал им пользоваться, суды посчитали недостаточным для квалификации совершенных сделок как мнимых без намерения создать соответствующие им правовые последствия, несмотря на то, что при рассмотрении дела судом первой инстанции должник отрицал этот факт, а на стадии апелляционного разбирательства свою позицию изменил и признал, что продолжал пользоваться имуществом после отчуждения его в пользу дочери.

    Вывод судов о том, что на момент отчуждения спорного имущества в пользу своей родной дочери у должника перед кредитором никаких обязательств не существовало, был основан только на том, что на момент его отчуждения окончательного решения суда, вступившего в законную силу, по делу о возмещении ущерба, причиненного пожаром, не было. То обстоятельство, что на момент отчуждения имущества против должника уже было возбуждено судебное разбирательство, о чем ему было известно, суды посчитали недостаточным для того, чтобы квалифицировать сделку как мнимую.

    Спор о возмещении ущерба, причиненного пожаром, действительно не был разрешен на момент совершения спорных сделок, однако вина должника была установлена вступившим в законную силу постановлением об отказе в возбуждении уголовного дела, которое было представлены в материалы дела. Само деликтное обязательство между кредитором и должником существовало, однако суды это не учли.

    Суды указали на то, что на момент совершения оспариваемых сделок в отношении имущества должника отсутствовали ограничения и запреты, соответственно, он был вправе как собственник им распорядиться по своему усмотрению. Между тем суды не дали никакой оценки тому обстоятельству, что, располагая информацией о возбужденном против него судебном деле на крупную сумму, должник злоупотребил своим правом и произвел отчуждение имущества в пользу дочери, посчитав, что данное обстоятельство также не имеет юридического значения.

    Вопрос о конституционности п. 1 ст. 170 ГК РФ был также поставлен перед Конституционным судом РФ со ссылкой на то, что мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна, по моему мнению, не соответствует Конституции РФ, ее ст. 17 (ч.3) и ст. 19 (ч. 1), в истолковании, допускаемом судами общей юрисдикции, которое:

    — устанавливает необходимость принятия во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости только вступивших в законную силу судебных решений, вынесенных против должника, совершившего такие сделки, и исключает учет иных допустимых и относимых к делу доказательств, подтверждающих факт возникновения между должником и кредитором обязательства, для ухода от исполнения которого должником совершаются такие сделки, в частности, исключает учет самого факта принятия судом искового заявления к должнику, производство по которому возбуждено и ведется;

    — рассматривает отсутствие запретов и ограничений на распоряжение должником своим имуществом как безусловное основание для вывода об отсутствии признаков мнимой сделки при отчуждении должником этого имущества в ситуации, когда против него возбуждено и ведется судебное разбирательство по иску кредитора;

    — ставит принцип свободы договора выше принципов добросовестного поведения участников гражданского оборота и недопущения злоупотребления правом, нарушает принцип равной правовой защиты прав и законных интересов всех участников гражданского оборота, что создает необоснованные преимущества недобросовестному должнику, позволяет ему уйти от ответственности, вывести свое ликвидное имущество по мнимым сделкам, чтобы уберечь его от взыскания по требованиям кредиторов;

    — не принимает во внимание при оценке сделок на предмет их мнимости тот факт, что должник после отчуждения своего имущества продолжает им пользоваться; несет бремя содержания такого имущества как собственник (уплата за свой счет за него коммунальных и иных платежей, страховых премий и др.); не учитывает факт близких родственных отношений между сторонами мнимых сделок.

    Однако КС РФ отказался рассматривать жалобу кредитора, указав, что норма, содержащаяся в п. 1 ст. 170 ГК РФ, сама по себе права и интересы кредитора не нарушает (Определение от 24.09.2013 № 1255-О). При повторном рассмотрении иска о возмещении убытков, причиненных пожаром, суд исковые требования удовлетворил, затем должник подал апелляционную жалобу и до момента принятия постановления апелляционным судом умер. Производство по делу было приостановлено для определения круга наследников по делу с целью осуществления процессуального правопреемства, однако, поскольку всем имуществом должник распорядился при жизни, наследовать уже было нечего.

    В другом деле иск клиента о возмещении убытков с виновного адвоката суд удовлетворил частично, вернув с него только часть вознаграждения за некачественно оказанные услуги. Суд посчитал, что не заявление адвокатом ходатайства о наложении ареста само по себе не свидетельствовало о том, что причиненный ущерб находился в причинно-следственной связи с его противоправным поведением, поскольку гипотетически суд при рассмотрении такого ходатайства мог отклонить его.

    Довод о том, что, исходя из сложившейся судебной практики, как правило, такие ходатайства на стадии принятия иска удовлетворяются, учитывая размер требований и наличие в материалах дела доказательств вины ответчика, суд отклонил, отметив, что он является не больше чем предположением (решение Зюзинского районного суда г. Москвы от 28.04.2014 по делу № 2-1579/2014). В то же время в судебной практике рассматриваемая обеспечительная мера применяется даже при отсутствии сведений об имуществе, на которое заявитель просит наложить арест. Это связано с тем, что непредставление истцом данных о принадлежащем ответчику имуществе не является препятствием для применения мер по обеспечению иска в виде ареста на имущество, если истец просит применить обеспечительные меры не в отношении конкретного имущества, а в отношении имущества ответчика — в пределах цены иска (Апелляционное определение Кемеровского областного суда от 12.04.2016 по делу № 33-5300/2016).

    Если заявитель в своем ходатайстве обосновал целесообразность применения обеспечительной меры в виде наложения ареста на имущество, указав достаточные данные, подтверждающие вину ответчика в возникновении убытков, то оснований для отказа в ее применении не имеется. Конечно, применение данной меры относится законом на усмотрение суда, однако, отказ в ее применении не может быть произвольным. Оценка всех представленных сторонами доказательств суд производит в основном судебном заседании, однако, для целей применения ареста он должен дать предварительную оценку обоснованности исковых требований. Такая возможность не исключается и в случае, когда предметом судебного исследования является взыскание убытков с юриста, который не заявил указанное ходатайство, что нельзя считать нарушением и переоценкой выводов суда в решении по другому делу, поскольку таких выводов в принципе сделано не было.

    Как сформулировать предмет договора (поручение юристу)

    Как видно из приведенного примера, негативные последствия в виде ущерба в значительном размере для клиента могут возникнуть по вине адвоката даже в ситуации, когда его обязанность заявить ходатайство о наложении ареста на имущество должника прямо предусмотрена в соглашении о предоставлении юридической помощи. Что же говорить о ситуации, когда такого условии соглашение не предусматривает. В этом случае в свое оправдание адвокату или иному юристу будет достаточно сказать, что он самостоятельно определяет способы защиты интересов клиента, включая определение целесообразности обращения с ходатайством о применении обеспечительных мер. Поэтому для эффективной защиты своих прав и законных интересов клиенту нужно не только закрепить в качестве обязанностей юриста комплекс необходимых действий и установить в нем меры ответственности за их нарушение, но также и самому контролировать ход дела, следить за его судьбой и оперативно реагировать на любое ухудшение ситуации. В такой ситуации юрист не сможет ссылаться на отсутствие у него обязанности выполнить те или иные мероприятия, а равно на необеспечение его клиентом документами и информацией, доверенностью на представление интересов, если только он не представит доказательств в пользу того, что по соответствующим вопросам обращался к клиенту, однако, тот его просьбы игнорировал (решение Чкаловского районного суда г. Екатеринбурга от 27.03.2015 по делу № 2-513/2015).

    Поручение юристу в соглашении, таким образом, должно быть сформулировано корректно и максимально конкретно, чтобы на практике не возникало неопределенности.

    Кроме того, стороны соглашения должны избегать таких формулировок условия о предмете, как, скажем, «работа по прекращению уголовного дела, возбужденного в отношении клиента, на стадии предварительного следствия». Подобная формулировка содержит указание на достижение конкретного положительного результата для клиента, в то время как данный вопрос находится не в компетенции юриста, а правоохранительных органов (Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 06.08.2012 № 33-113982012).

    Юрист должен качественно выполнять свою работу, однако гарантировать какой-либо результат не должен.

    Кроме того, приведенная формулировка не позволяет однозначно определить, какие конкретно действия в интересах заказчика обязан совершить исполнитель, что свидетельствует о его несогласованности. В таком случае соглашение о предоставлении юридической помощи может быть признано незаключенным, если фактически стороны его не исполняли (ст. 432 ГК РФ). Если же свои обязательства стороны по договору выполнили или хотя бы приступили к исполнению, например, исполнитель оказал часть услуг, выставил счет, который клиент оплатил (постановление АС Поволжского округа от 16.05.2016 № Ф06-7490/2016), неопределенность в их взаимоотношениях устраняется.

    Требование о конкретизации предмета соглашения о предоставлении юридической помощи имеет существенное значение не только для признания его заключенным, но и для возмещения судебных расходов. Если юридические услуги не конкретизированы ни в договоре, ни в спецификации, ни в акте об оказанных услугах, ни в каких-либо иных документах, составленных между сторонами, то суд может отказать в удовлетворении ходатайства о взыскании судебных расходов (постановление АС Волго-Вятского округа от 16.01.2015 по делу № А28-770/2002).

    Незаключенным будет соглашение о предоставлении юридической помощи, если стороны никакого договора в принципе не заключали, а из всех имеющихся у них документов была оформлена только доверенность на представление интересов, которая сама по себе не свидетельствует о согласовании сторонами существенных условий соглашения. Соответственно, все переданные клиентом юристу денежные средства при отсутствии доказательств оказания ему юридических услуг и их принятия считаются неосновательным обогащением и подлежат возврату на основании ст. 1102 ГК РФ (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 25.05.2011 по делу № А43-13935/2010).

    Условие договора о согласовании наиболее значимых действий

    В соглашении нужно указать, что все свои наиболее значимые действия (подача процессуальных жалоб, заявлений, запросов и др.) юрист предварительно согласовывает с клиентом по любым или конкретным каналам связи. Такое условие направлено на защиту интересов последнего, недопущение злоупотреблений со стороны недобросовестных юристов. Невыполнение ими такой обязанности даст клиенту возможность отказаться от договора и потребовать возмещения убытков (постановление АС Северо-Западного округа от 08.02.2016 по делу № А56-33643/2015), применить меры ответственности, если они были предусмотрены договором.

    Подтверждением того, что действия юриста не противоречат позиции клиента по его делу, будет наличие подписанных им документов (иска, жалобы, ходатайства и др.), переписка с юристом, условия соглашения и др. (Апелляционное определение Мурманского областного суда от 11.07.2012 по делу № 33-1749-2012). В любом случае при возникновении спора о качестве предоставленной юридической помощи любые услуги юриста, выполненные для клиента, всегда можно оценить с точки зрения того, насколько они были эффективны и совершены в интересах последнего, поэтому даже в отсутствие прямого одобрения тех или иных действий.

    Если интересы клиента в суде будет представлять стажер

    Для клиента может быть принципиальным, чтобы услуги ему оказывал именно тот адвокат или юрист, с которым он заключил договор, а не его помощники или стажеры. Этот вопрос следует прямо в соглашении оговорить.

    Кроме того, клиенту необходимо учитывать, что выдача им доверенности на помощников или стажеров с полномочиями по судебному представительству будет означать, что фактически он согласился с тем, что услуги ему будут оказываться и этими лицами также (постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.08.2011 по делу № А05-11869/2010).

    Суд признал существенным нарушением прав клиента отсутствие его адвоката на судебных заседаниях. Представительство интересов клиента в суде оказывали хотя и лица с юридическим образованием, однако не имеющие статуса адвоката, в то время, как клиент при заключении договора на оказание правовой помощи рассчитывал, что услуги ему будет оказывать именно лицо, имеющее статус адвоката, подтвержденный соответствующей адвокатской палатой, которой определенным образом проверялась квалификация кандидата, что гарантировало предоставление юридических услуг высокого качества. Суд по требованию клиента расторг договор с адвокатом, взыскав с него уплаченное вознаграждение и компенсацию морального вреда (Определение Московского городского суда от 18.08.2011 по делу № 33-22589).

    Аналогичным образом и в другом деле тот же суд указал, что если вместо привлеченного адвоката юридические услуги оказываются сторонними лицами, это является нарушением прав клиента, который в значительной степени лишается того, на что мог был рассчитывать при заключении договора с адвокатом. Суд, установив, что сторонние лица будут вести дело вместо привлеченного адвоката и это не было согласовано с клиентом, а доверители, выдавая доверенности таким лицам, полагали, что они являются помощниками адвоката и будут только собирать необходимые документы, удовлетворил требование клиента о взыскании уплаченных денежных средств и процентов на них по ст. 395 ГК РФ (Определение Московского городского суда от 10.02.2011 по делу № 33-1269).

    Размер вознаграждения адвоката и другие важные моменты

    В соглашении на предоставление юридической помощи стороны также указывают размер вознаграждения исполнителя, срок и порядок его выплаты, способы обеспечения исполнения обязательств и меры ответственности за их нарушение, срок его действия, определяют порядок разрешения споров и подсудность, кроме случая, когда на стороне исполнителя действует коммерсант, а в качестве заказчика выступает потребитель, право которого на альтернативную подсудность гарантировано законом.

    В соглашении на предоставление юридической помощи также следует предусмотреть обязанность клиента предоставить юристу документы и информацию, необходимые ему для исполнения поручения, с правом юриста приостановить исполнение своих обязательств до их получения (ст. 328 ГК РФ). Юрист со своей стороны обязан обеспечить конфиденциальность полученных сведений. Такие договорные условия являются стандартными для всех соглашений об оказании юридических услуг, в том числе оказываемых на безвозмездной основе (приказы Минюста России от 21.07.2010 № 174 «Об утверждении форм документов государственного юридического бюро» и Росрегистрации от 19.12.2005 № 178 «Об утверждении актов, необходимых для работы государственных юридических бюро»). В соглашении о предоставлении юридической помощи могут быть также предусмотрены иные положения по усмотрению сторон.

    В советское время доверитель по условиям заключенного договора о правовом обслуживании предприятий должен был обеспечивать юристов не только документами и информацией, но также специальной литературой, канцелярскими принадлежностями и надлежащим рабочим местом (п. 5 Примерного договора о правовом обслуживании предприятий, учреждений и организаций (кроме колхозов) юридическими консультациями коллегий адвокатов, одобренный постановлением коллегии Минюста СССР от 08.12.1972).

    www.eg-online.ru

    Еще по теме:

    • Уход на пенсию прораба Имеет ли бывший строитель-прораб право на досрочную пенсию в 57 лет? Дополнительные материалы: Добрый день, уважаемые!Интересует такой вопрос. Мне 57 лет, трудовой стаж более 25 лет. в качестве строителя прораба до этого проработал 10 лет.. Давно […]
    • 2018 закон о попрошайничестве Попрошайничество в метро теперь карается штрафами Новый закон Мосгордумы оградит пассажиров общественного транспорта от попрошаек. Теперь за попрошайничество можно получить штраф до 5 тысяч рублей. Московская городская дума приняла новый закон, […]
    • Закон 98 самарской области Закон Самарской области от 25 ноября 2003 г. N 98-ГД "О налоге на имущество организаций на территории Самарской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Самарской области от 25 ноября 2003 г. N 98-ГД "О налоге на имущество организаций на […]
    • Саки нотариус Саки нотариус Нотариальная палата Республики Крым Абдураимова Бахтилле РахмиевнаТелефон: (3652)32-35-82 , +79781089317 Адрес: пгт. Гвардейское Симферопольского района, ул. Карла Маркса, дом 47, кв. 30 Автухович Эра ВладимировнаТелефон: […]
    • Пособия на погребение мвд Компенсация за установку памятника пенсионерам МВД Мой брат пенсионер МВД майор, но перед уходом на пенсию занимал инспекторскую должность. Детям отказали в компенсации на изготовления памятника.Выслуга более 25 лет. Так как служил после военного […]
    • Закон о прокуратуре ссср ЗАКОН СССР от 30.11.1979 "О ПРОКУРАТУРЕ СССР" 30 ноября 1979 года СОЮЗ СОВЕТСКИХ СОЦИАЛИСТИЧЕСКИХ РЕСПУБЛИК О ПРОКУРАТУРЕ СССР (с изм. и доп., внесенными Указами Президиума ВС СССР от 03.12.1982 - Ведомости ВС СССР, 1982, N 49, ст. 935; от […]