Обжалование судебных решений в апелляционную, кассационную, надзорную инстанции

Обжалование судебных решений

В соответствии со статьей 320.1 гражданского процессуального кодекса РФ (далее ГПК) апелляционные жалобы, представления рассматриваются следующими судами:

1) районным судом — на решения мировых судей;

2) верховным судом республик, краевым, областным судом, судом городов федерального значения, судом автономной области, судом автономных округов (далее — верховным судом субъекта РФ), окружным (флотским) военным судом — на решения районных судов и решения гарнизонных военных судов;

3) Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ (далее — ВС РФ), Судебной коллегией по административным делам ВС РФ — на решения верховных судов субъектов РФ, принятые ими по первой инстанции; Военной коллегией ВС РФ — на решения окружных (флотских) военных судов, принятые ими по первой инстанции;

4) Апелляционной коллегией ВС РФ — на решения ВС РФ, принятые по первой инстанции.

Районные суды, верховные суды субъектов РФ, а также окружные (флотские) военные суды рассматривают дела, поступившие по апелляционным жалобам или представлениям в течение 2 (двух) месяцев со дня их поступления в суды апелляционной инстанции. ВС РФ рассматривает такие дела в течение 3 (трех) месяцев.

Апелляционная жалоба должна содержать:

1) наименование суда, в который она подаются;

2) наименование лица, подающего жалобу, представление, его место жительства или место нахождения;

3) указание на решение суда, которое обжалуется;

4) требования лица, подающего жалобу, или требования прокурора, приносящего представление, а также основания, по которым они считают решение суда неправильным;

5) перечень прилагаемых к жалобе, представлению документов.

В апелляционной жалобе или представлении не могут содержаться требования, не заявленные при рассмотрении дела в суде первой инстанции. Федеральным законодательством установлен пятидневный срок для принятия определения об оставлении апелляционной жалобы или представления без движения.Определение суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Судебные постановления, вступившие в законную силу (за исключением судебных постановлений ВС РФ), могут быть обжалованы в кассационном порядке лицами, участвующими в деле, и иными лицами, если такими судебными постановлениями нарушаются их права и законные интересы.

Кассационное обжалование судебных постановлений допускается в течение 6 (шести) месяцев со дня вступления их в законную силу и только при условии, что лица, обратившиеся с кассационной жалобой, ранее обжаловали судебное решение в апелляционном порядке.

Кассационная жалоба подается непосредственно в суд кассационной инстанции. Согласно ст. 377 ГПК РФ к ним относятся:

1) президиум верховного суда субъектов РФ — для кассационного обжалования апелляционных определений верховных судов субъектов РФ и районных судов; судебных приказов, решений и определения районных судов и мировых судей;

2) президиум окружного (флотского) военного суда — для кассационного обжалования апелляционных определений окружных (флотских) военных судов и решений и определений гарнизонных военных судов;

3) Судебная коллегия по административным делам ВС РФ, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ — для кассационного обжалования постановлений и апелляционных определений президиумов верховных судов субъектов РФ; решений и определений районных судов, принятых ими по первой инстанции, если указанные решения и определения были обжалованы в президиум соответственно верховного суда субъекта РФ;

4) Военная коллегия ВС РФ — для кассационного обжалования постановлений президиумов окружных (флотских) военных судов; апелляционных определений окружных (флотских) военных судов и определений гарнизонных военных судов, если указанные судебные постановления были обжалованы в президиум окружного (флотского) военного суда.

В кассационных судах, за исключением ВС РФ, кассационные жалоба, представление рассматриваются в течение 1 (одного) месяца, если дело не было истребовано, и в срок, не превышающий 2 (двух) месяцев, если дело было истребовано, не считая времени со дня истребования дела до дня его поступления в суд кассационной инстанции.

Для ВС РФ установлены другие сроки: 2 (два) месяца без истребования дела и 3 (три) месяца, если дело было истребовано. Этот срок может быть продлен Председателем ВС РФ или его заместителями, но не более чем на два месяца.

В порядке надзора могут быть обжалованы только те дела, которые уже были рассмотрены в ВС РФ по первой инстанции или в порядке апелляционного или кассационного обжалования. Надзорные жалобы и представления подаются непосредственно в ВС РФ лицами, участвующими в деле, или иными лицами, законные интересы которых были нарушены принятым судебным постановлением. Такие акты могут быть оспорены в течение 3 (трех) месяцев с момента их вступления в законную силу.

В соответствии со ст. 391.9 ГПК РФ судебные акты, рассматриваемые в порядке надзора, подлежат отмене или изменению, если Президиумом ВС РФ были установлены нарушения:

1) прав и свобод человека и гражданина, гарантированные Конституцией РФ, общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами РФ;

2) прав и законных интересов неопределенного круга лиц или иных публичных интересов;

3) единообразия в толковании и применении судами норм права.

Согласно ст. 391.14 ГПК РФ судебные акты суда надзорной инстанции вступают в силу со дня их принятия и не подлежат обжалованию.

Обжалование судебных решений всегда является трудоемким процессом, и без знания всех тонкостей и нововведений судопроизводства нельзя обойтись. Зачастую шанс обжалования того или иного судебного решения меньше 5 (пяти) процентов!

Однако, высококвалифицированные адвокаты Урало-Сибирской коллегии адвокатов, не раз совершали невозможное.

Им зачастую удается добиться пересмотра принятого судебного решения.

Доверившись Урало-Сибирской коллегии адвокатов, у вас появится уникальная возможность выиграть даже самое сложное дело.

www.uporov.ru

Решение гарнизонного военного суда

судебной практики гарнизонных военных

судов Московского окружного военного суда

по гражданским делам за второе полугодие 2015 года

За второе полугодие 201 5 года гарнизонными военными судами Московского окружного военного суда разрешено 2576 заявлени й (иск ов ) военнослужащих и лиц, уволенных с военной службы. Кроме того, рассмотрено 451 заявлени е (иск а) военных прокуроров в защиту нарушенных прав и свобод военнослужащих либо интересов воинских частей, 276 иск ов органов военного управления, командиров (начальников) воинских частей к военнослужащим и лицам, уволенным с военной службы, а также 33 заявлени я (иск а ) граждан и организаций, не имеющих какого-либо отношения к военной службе.

Таким образом, всего за второе полугодие 2015 года судами было разрешено 3336 заявлений (исков).

Во втором полугодии 2014 года судами Московского окружного военного суда было разрешено 4109 заявлений (исков).

Таким образом, за второе полугодие 2015 года военными судами округа рассмотрено на 773 (18,8%) заявления (иска) меньше, чем за второе полугодие 2014 года.

Средняя нагрузка на судью при рассмотрении гражданских дел в анализируемом периоде составила 5 дел в месяц.

Наибольшее количество гражданских дел рассмотрено Московским – 601, Брянским – 211 и Смоленским – 206 гарнизонными военными судами.

Во втором полугодии 20 15 года судебной коллегией по административным делам в апелляционном порядке рассмотрено 1048 дел и материал ов (за второе полугодие 201 4 года – 850 дел и материал ов) , то есть на 18,9 % дел больше, чем в предыдущем периоде .

В результате апелляционного рассмотрения окружным военным судом отменено 86 решени й и определени й , а 505 решени й под верглись изменению.

Судебная практика по рассмотренным гражданским делам сводится к следующему.

2. Вопросы, связанные с прохождением военной службы

Военнослужащий, зачисленный в распоряжение в связи

с возбуждением уголовного дела, может быть уволен с военной

службы в связи с окончанием срока контракта

Рязанский гарнизонный военный суд удовлетворил заявление старшего лейтенанта запаса Х. об оспаривании действий командующего воздушно-десантными войсками, связанных с его увольнением с военной службы.

Х. проходил военную службу в войсковой части № в должности начальника службы ГСМ отделения материально-технического обеспечения. Приказом министра обороны РФ от 29 октября 2012 г. Х. освобожден от занимаемой должности и зачислен в распоряжение командира воинской части в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

Приказом командующего воздушно-десантными войсками от 10 июня 2015 г. Х. уволен с военной службы в запас по истечению срока контракта, то есть по подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе».

Х. обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия командующего воздушно-десантными войсками, связанные с увольнением его с военной службы без получения от него соответствующего рапорта с согласием на увольнение, в связи с чем просил обязать указанное должностное лицо отменить приказ от 10 июня 2015 г. в части увольнения его с военной службы и восстановить его на военной службе как военнослужащего, находящегося в распоряжении командира воинской части.

Гарнизонный военный суд исходил из того, что поскольку на момент издания командующим воздушно-десантными войсками 10 июня 2015 г. приказа об увольнении Х. с военной службы не было принято процессуальное решение по возбужденному уголовному делу, поэтому у указанного должностного лица отсутствовали законные основания для увольнения заявителя по окончанию срока контракта.

Отменяя решение суда в связи с неправильным применением норм материального права и неправильным определением обстоятельств, имеющих значение для дела, и принимая новое решение об отказе в удовлетворении заявления, суд апелляционной инстанции исходил из следующего.

В соответствии с подп. «б» п. 1 ст. 51 Федерального закона от 20 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий подлежит увольнению с военной службы по истечении срока военной службы по призыву или срока контракта.

Согласно п. 4 ст. 42 этого же Федерального закона военнослужащий, может проходить военную службу не на воинских должностях в случае нахождения в распоряжении командира (начальника) в связи с возбуждением в отношении военнослужащего уголовного дела — до вынесения решения по уголовному делу.

Пунктом 11 ст. 38 этого же Федерального закона предусмотрены исчерпывающие случаи прохождения военной службы и после истечения срока контракта. При этом, с учетом Положения о прохождении военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 (далее – Положение), запрет на увольнение Х. с военной службы отсутствует.

В соответствии с п. 1 и подп. «в» п. 2 ст. 13 Положения для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы допускается зачисление военнослужащего, проходящего военную службу по контракту, в распоряжение командира (начальника) в связи с возбуждением в отношении военнослужащего уголовного дела на срок — до вынесения решения по уголовному делу.

Зачисление 29 октября 2012 г. Х. в распоряжение воинского должностного лица до вынесения решения по уголовному делу определяет лишь его служебно-должностное положение в указанный период, но не является запретом для командира (начальника) для принятия решения об увольнении военнослужащего с военной службы не по избранному им основанию, так как права на выбор основания увольнения, предусмотренного п. 11 ст. 34 Положения, он не имеет.

Согласно материалам дела 29 октября 2004 г. Х. заключил контракт с Министерством обороны РФ о прохождении военной службы на срок обучения в училище и 5 лет военной службы после его окончания, то есть до 20 июня 2013 г.

Приказом министра обороны РФ от 29 октября 2012 г. Х. освобожден от занимаемой должности — начальника службы горючего и смазочных материалов отделения материально-технического обеспечения воинской части и с 29 октября 2012 г. зачислен в распоряжение командира этой части, в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела.

После проведения беседы в связи с предстоящим увольнением с военной службы, 6 июня 2015 г. аттестационная комиссия воинской части приняла решение о ходатайстве перед командиром этой воинской части об увольнении Х. с военной службы по истечении срока контракта, в связи с чем он и был представлен к увольнению с военной службы и приказом командующего воздушно-десантными войсками от 10 июня 2015 г. уволен с военной службы.

Срок контракта о прохождении военной службы у Х. истек 20 июня 2013 г., но в нарушение п. 8 и 9 ст. 9 Положения, которые предусматривают принятие решения о заключении с военнослужащим нового контракта или об отказе в его заключении не позднее, чем за три месяца до истечения срока действующего контракта, заявитель подал рапорт с просьбой о его заключении лишь 20 мая 2013 г. Второй рапорт с аналогичной просьбой был подан Х. лишь 24 марта 2014 г., то есть в период, когда ранее заключенный контракт уже прекратил своё действие.

Никаких уважительных причин, которые могли бы служить основанием к невыполнению требований законодательства о прохождении военной службы по вопросу обращения к командованию о заключении нового контракта, у Х. не было.

Кроме того, в октябре 2012 года в отношении Х. было возбуждено уголовное дело, в связи с чем, в соответствии с п. 5 ст. 34 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-Ф3 «О воинской обязанности и военной службе», предусматривающий запрет на заключение контракта о прохождении военной службы с гражданами, в отношении которых ведется дознание либо предварительное следствие, у командира воинской части отсутствовали законные основания для заключения с Х. нового контракта о прохождении военной службы.

По истечении срока контракта о прохождении военной службы военнослужащий подлежит увольнению с неё даже без его желания и рапорта, как в связи с отказом с его стороны в заключении нового контракта, так как и в связи с отказом в его заключении со стороны должностного лица, в данном случае в связи с возбуждением уголовного дела в отношении военнослужащего.

Запрет увольнения военнослужащего с военной службы до вынесения решения по уголовному делу фактически предусмотрен законодательством о прохождении военной службы лишь в том случае, когда увольнение является досрочным, о нём просит сам военнослужащий до вынесения решения по уголовному делу, и, кроме того, военнослужащий еще и выбирает основание досрочного увольнения с военной службы.

Зачисление в распоряжение военнослужащего, проходившего

военную службу на летной должности, признанного негодным

к летной работе, является обоснованным

Судебная коллегия по административным делам окружного военного суда оставила без изменения решение Воронежского гарнизонного военного суда об отказе в удовлетворении заявления майора Ш. об оспаривании действий командующего войсками 1 Командования Военно-воздушных сил и противовоздушной обороны (далее – командующий), связанных с освобождением заявителя от занимаемой воинской должности и зачислением в распоряжение.

По делу установлено, что Ш . , командир авиационного звена, заключением врачебно-летной комиссии от 8 октября 2014 г . , утвержденным Центральной врачебно-летной комиссией 20 ноября того же года, признан не годным к летной работе, но годным к военной службе.

В рапортах от 22 декабря 2014 г. заявитель от прохождения службы на воинских должностях, не связанных с летной работой и в наземном составе, отказался и просил командира воинской части об увольнении его с военной службы с занимаемой им воинской должности по основанию, предусмотренному подп. «а» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе», в связи с организационно-штатными мероприятиями с предварительным обеспечением жилым помещением в собственность бесплатно.

В тот же день с Ш. командованием воинской части проведена беседа, в ходе которой заявитель подтвердил желание быть уволенным с военной службы по избранному им основанию с предварительным обеспечением жильем. При этом он возражал против его освобождения от воинской должности и зачисления в распоряжение воинского должностного лица.

24 декабря 2014 г. Ш., с учетом решения аттестационной комиссии воинской части от 23 декабря того же года, представлен командованием к освобождению от занимаемой воинской должности и зачислению в распоряжение.

Пунктом 10 параграфа 3 приказа командующего от 13 марта 2015 г. указанное представление удовлетворено, и заявитель ввиду признания не годным к летной работе и необеспеченностью жильем, освобожден от занимаемой им воинской должности командира авиационного звена и зачислен в распоряжение командира воинской части в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Представитель заявителя в заявлении просил отменить приказ должностного лица.

Отказывая в удовлетворении заявления суд первой инстанции обоснованно исходил из следующего.

Согласно п. 4 ст. 42 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий может проходить военную службу не на воинских должностях, в том числе, в случае нахождения в распоряжении командира (начальника).

В соответствии с п. 1 ст. 13 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237 (далее – Положение), для решения вопросов дальнейшего прохождения военной службы военнослужащие, проходящие военную службу по контракту, могут быть зачислены в распоряжение, как правило, ближайшего прямого командира (начальника), имеющего право издания приказов, должностным лицом, имеющим право назначения на воинскую должность, которую замещает указанный военнослужащий.

Подпунктом «а» п. 4 ст. 34 Положения установлено, что военнослужащий, проходящий военную службу по контракту, может быть досрочно уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями ( подп. «а» п. 2 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе») и при отсутствии других оснований для увольнения.

Одним из оснований для увольнения военнослужащего с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями является признание его военно-врачебной комиссией не годным к военной службе по имеющейся военно-учетной специальности (не отвечающим специальным требованиям), но годным к военной службе или годным к военной службе с незначительными ограничениями при отсутствии его согласия с назначением на другую воинскую должность.

В силу ст. 14 Положения военнослужащий освобождается от занимаемой воинской должности в случае увольнения с военной службы, что в соответствии с подп. «а» п. 2 ст. 13 того же Положения является основанием для его зачисления в распоряжение должностного лица.

Ш . , признанный не годным к летной работе, но годным к военной службе, заключением врачебно-летной комиссии от 8 октября 2014 г . , утвержденным Центральной врачебно-летной комиссией 20 ноября того же года, в рапортах от 22 декабря 2014 г . отказался от прохождения службы на воинских должностях, не связанных с летной работой и просил об увольнении его с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями после обеспечения жильём.

Учитывая, что Ш., переставший отвечать требованиям, предъявляемым к занимаемой им воинской должности, просил уволить с военной службы после обеспечения жилым помещением и отказался от назначения на иные должности, что давало ему право на досрочное увольнение в связи с организационно-штатными мероприятиями, которое он реализовал, обратившись с соответствующим рапортом к командованию, то оснований утверждать о нарушении его прав и свобод оспоренным приказом командующего не имеется.

Снижение размера денежного довольствия Ш. в условиях прохождения им службы в распоряжении воинского должностного лица, не свидетельствует о незаконности действий командования, поскольку военнослужащие, заключая контракт о прохождении военной службы, добровольно возлагают на себя обязательство проходить службу, в том числе с учетом ограничений, установленных нормативными правовыми актами, регламентирующими порядок выплаты денежного довольствия в различных условиях прохождения военнослужащими военной службы.

Согласно п. 2 ст. 34 Положения увольнение военнослужащих с военной службы производится, как правило, с занимаемых воинских должностей без зачисления в распоряжение соответствующих командиров (начальников), что вовсе не свидетельствует о необходимости нахождения заявителя на воинской должности, обязанности по которой он не может исполнять по состоянию здоровья до обеспечения жилым помещением и увольнения с военной службы.

Военнослужащий – женщина не может быть уволена с военной службы, если она находится в состоянии беременности

Решением Московского гарнизонного военного суда, удовлетворено заявление лейтенанта К. об оспаривании действий должностных лиц, связанных с увольнением с военной службы.

К. приказом командующего войсками Центрального регионального командования ВВ МВД России (далее – командующий) от 15 июня 2015 г. уволена с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями.

Поскольку на момент издания вышеуказанного приказа срок её беременности составлял 9-10 недель, К . обратилась в суд с заявлением, в котором просила обязать командующего отменить приказ о её увольнении с военной службы и восстановить в распоряжении командира воинской части.

Суд первой инстанции заявление удовлетворил.

При апелляционном рассмотрении дела решение гарнизонного военного суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

В соответствии с п. 9 ст. 10 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие женского пола и военнослужащие, воспитывающие детей без отца (матери), пользуются социальными гарантиями и компенсациями в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами об охране семьи, материнства и детства.

В силу п. 25 ст. 35 Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента РФ № 1237 от 16 сентября 1999 г. (далее — Положение), увольнение с военной службы беременных военнослужащих женского пола, военнослужащих женского пола, имеющих детей в возрасте до трех лет, а также имеющих детей-инвалидов или инвалидов с детства до достижения ими возраста 18 лет (одиноких матерей, имеющих детей в возрасте до 14 лет), не допускается, кроме случаев, когда военнослужащие подлежат увольнению с военной службы по основаниям, предусмотренным подп. «а» , «в» — «ж» п. 1 ст. 51 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе», или когда увольнение осуществляется по их желанию.

Как видно из дела К. рапорт об увольнении не подавала, оснований увольнения по подп. «а», «в» — «ж» п. 1 ст. 51 названного Федерального закона не усматривается, более того, 12 мая 2015 г. ей выдана справка о том, что она состоит на учёте по беременности, срок которой составляет 4-5 недель.

Рапортом от 10 июня 2015 г., на котором имеется резолюция должностного лица, написанном заявителем до издания оспариваемого приказа, также подтверждается, что она состоит на учёте по беременности и просит освободить её от исполнения служебных обязанностей 11 июня того же года в связи с плановым осмотром врачом.

Примечание: При рассмотрении данной категории дел военным судам следует также руководствоваться разъяснениями, содержащимися в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 28 января 2014 г. № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних».

3. Жилищное обеспечение

Военнослужащий, который на момент увольнения с военной службы был обеспечен жилым помещением по установленным нормам,

приобретенным за собственные средства, обоснованно снят с учета

нуждающихся в получении жилья

Полковник в отставке Г. оспорил в Московском гарнизонном военном суде р ешение Департамента жилищного обеспечения Министерства обороны Российской Федерации (далее – ДЖО) от 1 июля 2015 г. об отказе в предоставлении ему и членам его семьи жилых помещений в г. Москве, а также о снятии его и членов его семьи с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, на котором он состоял с 1995 года.

Гарнизонный военный суд в удовлетворении заявления отказал.

Окружной военный суд, соглашаясь с таким решением, указал следующее.

П ункт 1 ст . 1 5 Федерального закона «О статусе военнослужащих» устанавливает, что государство гарантирует военнослужащим предоставление жилых помещений или выделение денежных средств на их приобретение в порядке и на условиях, которые устанавливаются федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ.

Частями 1 и 2 ст. 34, а также ст. 35 Семейного кодекса РФ, предусмотрено, что имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из супругов от трудовой деятельности, предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности, полученные ими пенсии, пособия, а также иные денежные выплаты, не имеющие специального целевого назначения (суммы материальной помощи, суммы, выплаченные в возмещение ущерба в связи с утратой трудоспособности вследствие увечья либо иного повреждения здоровья, и другие). Общим имуществом супругов являются также приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

При этом владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 56 Жилищного кодекса РФ граждане снимаются с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае утраты ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма.

Частью 1 ст. 51 Жилищного кодекса РФ установлены обстоятельства, при которых граждане признаются нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма.

В соответствии с ч. 3 ст. 9 Закона гор. Москвы «Об обеспечении права жителей города Москвы на жилые помещения» от 14 июня 2006 г. № 29, учетная норма площади жилого помещения устанавливается в размере 10 кв.м. площади жилого помещения для отдельных квартир.

Г. 5 апреля 2007 г. уволен с военной службы в связи с организационно-штатными мероприятиями и с этого же дня исключен из списков личного состава .

Г. и С. (Гр.) В.В. 2 июля 1983 г. заключили брак. 4 мая 2000 г. Гр. и заявитель, как законный представитель своей дочери Г1, приобрели в равных долях в собственность трехкомнатную квартиру в г. , общей площадью ., которую в мае 2007 года Гр. и Г1, с согласия заявителя, подарили матери жены.

Решением ДЖО от 1 июля 2015 г. Г. отказано в предоставлении ранее распределенных на состав семьи из 4 человек жилых помещений, в г. Москве и он и члены его семьи были сняты с учета нуждающихся в жилых помещениях, предоставляемых для постоянного проживания, поскольку уполномоченный орган посчитал заявителя и членов его семьи обеспеченными жилой площадью более учетной нормы в г. Москве в трехкомнатной квартире на момент окончания им военной службы в апреле 2007 года и утратой в связи с этим оснований, дающих право на обеспечение жильем.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что поскольку Г. и члены его семьи с 2000 года до момента окончания заявителем военной службы в апреле 2007 года были обеспеченными жилой площадью более учетной нормы в г. Москве в квартире общей площадью , то они подлежали снятию с жилищного учета, в связи с чем на момент увольнения с военной службы у Министерства обороны РФ отсутствовала бы обязанность обеспечивать заявителя жильем в период военной службы.

Гарнизонный военный суд правильно учел, что заявитель о наличии у его семьи прав собственности на указанное жилое помещение в жилищные органы в установленном порядке не сообщал, что в свою очередь повлекло незаконное оставление его в списках военнослужащих, нуждающихся в жилых помещениях после увольнения с военной службы.

При таких обстоятельствах, истечение предусмотренного ст. 53 ЖК РФ пятилетнего срока с момента отчуждения этой трехкомнатной квартиры не может порождать у заявителя и членов его семьи права на обеспечение жильем за счет средств Министерства обороны РФ, поскольку по смыслу ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» возникновение такого право возможно лишь в период прохождения военной службы.

Военнослужащий, не сдав полученную квартиру, утратил право на

повторное обеспечение жильём от Министерства обороны РФ

(п. 2 ч. 1 ст. 54 ЖК РФ)

Е. на состав семьи 3 человека в 2001 году от военного ведомства по установленным нормам предоставлена двухкомнатная квартира в городе , общей площадью .

В 2008 году заявитель расторг брак с гражданкой Еж., в 2010 году снялся с регистрационного учёта в вышеуказанной квартире, а в 2012 году это жилое помещение, в котором остались проживать его бывшая супруга и дочь, было ими приватизировано.

Решением департамента от 11 февраля 2015 г. заявителю отказано в признании нуждающимся в жилье на том основании, что он, не сдав полученную квартиру, утратил право на повторное обеспечение жильём от Министерства обороны РФ (п. 2 ч. 1 ст. 54 ЖК РФ).

Полковник запаса Е. просил суд обязать департамент повторно рассмотреть вопрос о признании его нуждающимся в жилом помещении.

Московский гарнизонный военный суд в удовлетворении заявления отказал.

Гарнизонный военный суд, по мнению суда апелляционной инстанции, обоснованно исходил из следующего

В соответствии с ч. 2 ст. 1 ЖК РФ граждане по своему усмотрению и в своих интересах осуществляют принадлежащие им жилищные права, в том числе распоряжаются ими. Граждане свободны в установлении и реализации своих жилищных прав в силу договора и (или) иных предусмотренных жилищным законодательством оснований.

Заявитель, как военнослужащий, в 2001 году реализовал своё право на обеспечение жильем, получив на состав семьи двухкомнатную квартиру в городе по установленным нормам (ст. 12 Закона г. Москвы от 11 марта 1998 г. № 6 «Основы жилищной политики города Москвы», действующая на момент предоставления жилого помещения).

Из анализа положений ст. 15 и 23 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» следует, что реализация права на жилье военнослужащих, заключивших контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. и признанных нуждающимися в жилых помещениях, осуществляется путем предоставления за счет Министерства обороны РФ жилищной субсидии либо жилья для постоянного проживания в период военной службы с передачей этого жилья при увольнении в запас им в собственность или с условием его сдачи для последующего обеспечения жильем по избранному месту жительства. То есть право на жилищное обеспечение военнослужащих, признанных в качестве нуждающихся в жилых помещениях, предоставляется за счет государства один раз.

В случае если военнослужащий распорядился полученным ранее от Министерства обороны РФ жилым помещением и не может представить документы о его освобождении, то он не имеет права требовать повторного предоставления жилого помещения по договору социального найма в порядке, определенном ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих».

Положение закона, предусматривающее представление военнослужащими документов об освобождении жилого помещения, согласно правовой позиции Конституционного Суда РФ, сформулированной в определении от 22 января 2014 г. № 19-О, основано на вытекающем из Конституции РФ принципе социальной справедливости, направлено на предотвращение необоснованного сверхнормативного предоставления государственного и муниципального жилья и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права военнослужащих.

Как разъяснено в п. 27 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих», если военнослужащий реализовал свое право на жилое помещение по договору социального найма в порядке, предусмотренном Федеральным законом «О статусе военнослужащих», и не может представить документы о его освобождении, повторное обеспечение такого военнослужащего жилым помещением по договору социального найма осуществляется в общем порядке согласно нормам ЖК РФ с учетом ранее полученного жилого помещения от федерального органа исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, и других заслуживающих внимания обстоятельств.

Поэтому суд сделал правильный вывод о законности оспоренного Е. решения департамента, которым ему было отказано в принятии на жилищный учёт, поскольку ранее военным ведомством он жильем обеспечивался и именно действия самого заявителя создали состояние, требующее повторного участия со стороны органов военного управления в обеспечении его жилым помещением за счет средств федерального бюджета.

Последующее обеспечение заявителя жилым помещением возможно лишь на общих основаниях в порядке, предусмотренном гл. 7 ЖК РФ, то есть по решению органа самоуправления по его месту жительства (избранного места жительства после увольнения в запас), а не Министерством обороны РФ.

Давая оценку полученному заявителем от главнокомандующего Сухопутными войсками разрешению на оставление квартиры родственникам, суд апелляционной инстанции исходил из того, что п. 41 приказа Министра обороны РФ от 15 февраля 2000 г. № 80 «О порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации» предусматривал такую возможность, однако она была поставлена под условие перевода военнослужащего к новому месту службы и удерживающего по предыдущему месту военной службы жилое помещение, тогда как заявитель с 1994 года проходил таковую в городе .

Член семьи военнослужащего, обеспеченный жилым помещением

выше учетной нормы, обоснованно снят с учета нуждающихся

в предоставлении жилого помещения

Майор Ч. проходит военную службу в распоряжении воинского должностного лица и состоит на жилищном учёте с членами семьи.

Решением начальника отделения (территориальное, город Калуга) ФГКУ «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (далее – отделение) от 18 марта 2015 г. сын заявителя – Ч1, <>года рождения исключен из числа нуждающихся в получении жилищной субсидии. Уполномоченным органом было установлено, что в период с 2003 по апрель 2013 года сын Ч. был зарегистрирован по месту жительства в трёхкомнатной квартире общей площадью , расположенной в городе и принадлежащей на праве собственности матери заявителя, где был обеспечен общей площадью жилого помещения более учётной нормы.

Ч. в судебном порядке оспорил упомянутое решение и просил суд восстановить его сына на учете нуждающихся в получении жилищной субсидии.

Калужский гарнизонный военный суд в удовлетворении заявления отказал.

При апелляционном рассмотрении дела решение суда оставлено без изменения по следующим основаниям.

В силу п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. «О статусе военнослужащих» (далее – Закон) государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных настоящим Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

Изложенное указывает на то, что при реализации жилищных прав военнослужащих, помимо названного Федерального закона , подлежат учету и другие нормы действующего законодательства.

В частности, основания и порядок снятия граждан с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях в случае утраты ими оснований, дающих им право на получение жилого помещения по договору социального найма, предусмотрены нормами ЖК РФ.

На основании ст. 55 ЖК РФ право состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях сохраняется за гражданами до получения ими жилых помещений по договорам социального найма или до выявления предусмотренных ст. 56 того же Кодекса оснований снятия их с учета.

Одним из таких оснований, по смыслу п. 2 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ, является для члена семьи собственника, его обеспечение общей площадью жилого помещения более учётной нормы.

Пунктом 5 Порядка предоставления субсидии для приобретения или строительства жилого помещения военнослужащим — гражданам РФ, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах РФ, и гражданам РФ, уволенным с военной службы, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 21 июля 2014 г. № 510, также определено, что решение о предоставлении жилищной субсидии военнослужащим, гражданам, уволенным с военной службы, и членам их семей принимается уполномоченным органом при отсутствии оснований для снятия их с учёта признанных нуждающимися в жилых помещениях.

По делу установлено, что сын заявителя – с 2003 по 2013 год был зарегистрирован по месту жительства в квартире своей бабушки – матери Ч., куда был вселён в качестве члена семьи собственника и в которой был обеспечен общей площадью более установленной органом местного самоуправления учётной нормы.

Коме того, в соответствии со ст. 20 ГК РФ и ст. 2 Закона РФ от 25 июня 1993 г. № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и места жительства в Российской Федерации» местом жительства гражданина признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает в жилом доме, квартире, общежитии и т.п. в качестве собственника, по договору найма (поднайма), по договору аренды, на иных основаниях, предусмотренных законом.

Согласно Правилам регистрации и снятия граждан Российской Федерации с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства в пределах Российской Федерации, утвержденным постановлением Правительства РФ от 17 июля 1995 г. № 713, место жительства гражданина должно совпадать с местом его регистрации, в связи с чем местом жительства гражданина признается место его регистрации.

Сын заявителя, будучи нуждающимся в жилом помещении с 2000 года, в период с 2003 по 2013 год, являясь членом семьи собственника, был обеспечен общей площадью жилого помещения более учётной нормы, поэтому утратил основания, дающие ему право на получение жилого помещения по договору социального найма, а, следовательно, и предоставление жилищной субсидии как член семьи военнослужащего.

Пунктом 9 Инструкции о предоставлении военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту в Вооруженных Силах Российской Федерации, жилых помещений по договору социального найма, утвержденной приказом Министра обороны РФ от 30 сентября 2010 г. № 1280, установлено, что военнослужащие, принятые на учет нуждающихся в жилых помещениях, обязаны в течение тридцати дней сообщать в структурные подразделения уполномоченного органа об изменении сведений в ранее представленных ими документах, подтверждающих право быть принятыми на учет нуждающихся в жилых помещениях, с предоставлением соответствующих документов.

Решение о снятии с учета принимается уполномоченным органом не позднее чем в течение 30 рабочих дней со дня выявления обстоятельств, предусмотренных ст. 56 ЖК РФ.

Установив, что сын Ч. в период нахождения на жилищном учёте был обеспечен общей площадью жилья более учётной нормы, о чём заявитель в известность уполномоченный орган не поставил, начальник отделения правомерно, после выявления этих обстоятельств, принял оспоренное решение.

Не имелюсь оснований для признания сына заявителя нуждающимся в жилом помещении, так как в соответствии со ст. 53 ЖК РФ граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий.

Применение повышающего коэффициента для получения субсидии

возможно лишь для военнослужащих, уволенных с военной службы

Решением Воронежского гарнизонного военного суда удовлетворено заявление майора З. об оспаривании решения начальника Федерального государственного казенного учреждения «Западное региональное управление жилищного обеспечения» Министерства обороны РФ (далее – ЗРУЖО). Суд обязал должностное лицо произвести перерасчет субсидии с учетом повышающего коэффициента.

З. проходит военную службу в распоряжении командира воинской части и общая продолжительность его военной службы составляет более 16 лет.

Являясь нуждающимся в жилом помещении З. изъявил желание получить жилищную субсидию для приобретения (строительства) жилья (далее – субсидия), в связи с чем обратился с соответствующим заявлением в территориальное отделение ЗРУЖО.

В соответствии с решением начальника ЗРУЖО от 20 июля 2015 г. З., исходя из состава его семьи, а также общей продолжительности его военной службы, предоставлена субсидия, рассчитанная с учетом коэффициента – 2,25.

З. обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать начальника ЗРУЖО принять решение о перерасчете размера субсидии, исходя из поправочного коэффициента 2,375 и обеспечить ее доплату.

Суд первой инстанции заявление удовлетворил, обязав должностное лицо совершить указанные действия.

С такими выводами суда первой инстанции судебная коллегия не согласилась по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих», государство гарантирует военнослужащим обеспечение их жилыми помещениями в форме предоставления им денежных средств на приобретение или строительство жилых помещений либо предоставления им жилых помещений в порядке и на условиях, установленных данным Федеральным законом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, за счет средств федерального бюджета.

В соответствии с этим же пунктом ст. 15 Закона утверждение порядка расчета жилищной субсидии возложено на Правительство РФ.

В силу п. 2 Правил расчета субсидии для приобретения или строительства жилого помещения (жилых помещений), предоставляемой военнослужащим-гражданам РФ и иным лицам в соответствии с Федеральным законом «О статусе военнослужащих», утвержденным постановлением Правительства РФ 3 февраля 2014 г. № 76, расчет субсидии осуществляется федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, с применением поправочного коэффициента с учетом общей продолжительности военной службы (далее – поправочный коэффициент), устанавливаемого в соответствии с п. 7 – 9 Правил.

Согласно п. 7 Правил поправочный коэффициент для военнослужащих, общая продолжительность военной службы которых составляет от 16 до 20 лет военной службы установлен в размере – 2,25. Именно к такой категории военнослужащих относится З.

В соответствии с п. 9 Правил военнослужащим, общая продолжительность военной службы которых составляет от 10 лет до 20 лет и которые указаны в п. 13 ст. 15 Закона, поправочный коэффициент увеличивается до 2,375.

Согласно п. 13 ст. 15 Закона граждане, уволенные с военной службы, общая продолжительность военной службы которых составляет 20 лет и более, а при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более, не обеспеченные на момент увольнения с военной службы жилищной субсидией или жилыми помещениями, не могут быть без их согласия сняты с учета в качестве нуждающихся в жилых помещениях по последнему перед увольнением месту военной службы и обеспечиваются жилищной субсидией или жилыми помещениями в порядке, предусмотренном настоящим Федеральным законом для военнослужащих.

Приведенные положения Закона свидетельствуют о том, что они относятся к лицам, уволенным с военной службы.

Согласно п. 11 ст. 38 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» окончанием военной службы считается дата исключения военнослужащего из списков личного состава воинской части.

Поскольку З. не относится к категории лиц, указанных в п. 13 ст. 15 Закона, он до исключения из списков личного состава воинской части в связи с увольнением с военной службы не вправе претендовать на получение жилищной субсидии с увеличением поправочного коэффициента до 2,375.

Решение о выплате денежной компенсации

за поднаем жилья, является обоснованным

При апелляционном рассмотрении дела судебная коллегия окружного военного суда оставила без изменения решение Московского гарнизонного военного суда о частичном удовлетворении заявления полковника М. об оспаривании действий руководителя Федерального казённого учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по городу Москве и Московской области», связанных с невыплатой денежной компенсации за поднаем жилого помещения.

Согласно материалам дела, М., заключивший первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. и признанный в установленном порядке нуждающимся в жилом помещении, проходит службу в распоряжении главнокомандующего Военно-морским флотом и состоит на всех видах довольствия в войсковой части №.

Приказами командира войсковой части № заявителю за период с сентября 2014 по май 2015 года была установлена к выплате денежная компенсация за поднаем жилья, а соответствующие выписки из приказов направлены в адрес руководителя управления, которым в выплате этой компенсации было отказано в связи с непредоставлением копии договора о поднайме жилого помещения.

Посчитав свои права нарушенными, М. обратился в суд с заявлением, в котором просил обязать руководителя управления выплатить ему денежную компенсацию за поднаем жилья (далее – компенсация) за период с сентября 2014 по июль 2015 года.

Также поставил вопрос о взыскании с управления убытков, причиненных несвоевременной выплатой денежных средств.

Гарнизонный военный суд заявление удовлетворил частично и взыскал с управления компенсацию за период с 1 сентября 2014 по 31 мая 2015 года в размере рублей, отказав в удовлетворении остальной части требований.

Пунктом 3 ст. 15 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» определено, что военнослужащие — граждане, проходящие военную службу по контракту, и члены их семей, прибывшие на новое место военной службы военнослужащих — граждан, до получения жилых помещений по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ, регистрируются по месту жительства, в том числе по их просьбе по адресам воинских частей. Указанным военнослужащим — гражданам и членам их семей до получения жилых помещений предоставляются служебные жилые помещения, пригодные для временного проживания, жилые помещения маневренного фонда или общежития.

В случае отсутствия указанных жилых помещений воинские части арендуют жилые помещения для обеспечения военнослужащих — граждан и совместно проживающих с ними членов их семей или по желанию военнослужащих — граждан ежемесячно выплачивают им денежную компенсацию за наем (поднаем) жилых помещений в порядке и размерах , которые определяются Правительством РФ.

Порядок и размер выплаты компенсации установлены постановлением Правительства РФ от 31 декабря 2004 г. № 909 «О порядке выплаты денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим службу по контракту, гражданам Российской Федерации, уволенным с военной службы, и членам их семей».

В его развитие министром обороны РФ издан приказ от 16 июня 2005 г. № 235 «О мерах по реализации в Вооруженных Силах Российской Федерации постановления Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 года № 909».

В соответствии с п. 12, 14 этого приказа, выплата денежной компенсации военнослужащим осуществляется на основании приказа командира воинской части (начальника организации), в котором указывается сумма денежной компенсации и период, за который производится выплата.

Решение о выплате денежной компенсации принимается на основании следующих документов:

копии договора найма жилого помещения либо поднайма жилого помещения (при условии заключения его в письменной форме);

справки воинской части (организации) о составе семьи военнослужащего;

выписки из приказа командира воинской части (начальника организации) о зачислении военнослужащего в списки личного состава воинской части (организации);

копий паспортов гражданина Российской Федерации на всех членов семьи, на которых назначается денежная компенсация, с отметками о регистрации по месту жительства или пребывания и свидетельств о рождении на детей, не достигших 14-летнего возраста.

Как усматривается из материалов дела, командиром войсковой части № своевременно издавались приказы о выплате М. компенсации, а обязанность по представлению договора найма жилого помещения в финансовый орган этими нормами материального права на заявителя не возложена, поскольку всю ответственность за обоснованность приказа, несёт воинское должностное лицо его издавшее.

Следовательно, довод руководителя управления, не отрицавшего поступление этих приказов в его адрес, о непредставлении М. договора найма жилого помещения суд апелляционной инстанции, учитывая право заявителя на получение компенсации и отсутствие доказательств, свидетельствующих о наличии жилья по месту службы, отверг.

Не было у судебной коллегии и оснований согласиться с позицией должностного лица о пропуске заявителем процессуального срока на обращение в суд с заявлением, так как после издания соответствующих приказов он обоснованно мог рассчитывать на выплату компенсации за оспариваемый период.

Каких-либо доказательств о том, что начальник управления уведомлял заявителя об отказе в выплате денежных средств, материалы дела не содержат.

Примечание: В соответствии с п. 2 Положения о выплате денежной компенсации за наем (поднаем) жилых помещений военнослужащим – гражданам Российской Федерации , проходящим военную службу по контракту и членам их семей от 31 декабря 2004 г. № 909 (в редакции п остановления Правительства РФ от 18 сентября 2015 г. № 989) денежная компенсация выплачивается со дня заключения договора найма (поднайма) жилого помещения, но не ранее дня включения федеральным органом исполнительной власти, в котором федеральным законом предусмотрена военная служба, военнослужащих в списки на предоставление жилых помещений специализированного жилищного фонда.

4. Обеспечение денежным довольствием

Ежемесячная надбавка за выполнение задач, непосредственно

связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время,

выплачивается лишь в период прохождения военной службы на

Как видно из решения суда и материалов дела, капитан Ш . проходит военную службу в должности старшего летчика .

В период с июня 2014 по март 2015 года заявителю не выплачивалась ежемесячная надбавка за выполнение задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время (далее – надбавка), в связи с чем, посчитав свои права нарушенными, Ш. обратился в Воронежский гарнизонный военный суд с заявлением, в котором, оспаривая действия должностных лиц, просил обязать командира воинской части и Министра обороны РФ издать приказ и установить надбавку, а руководителя единого расчетного центра выплатить её за период с июня 2014 по март 2015 года.

Гарнизонный военный суд в удовлетворении заявления отказал.

При апелляционном рассмотрении дела окружной военный суд оставил решение суда первой инстанции без изменения по следующим основаниям.

Частью 19 ст. 2 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» (далее – Закон), установлена выплата надбавки в размере до 100 процентов оклада по воинской должности военнослужащим, проходящим военную службу по контракту.

В развитие положений закона Правительством РФ утверждены Правила выплаты надбавки в зависимости от условий выполнения задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время, соответствующими категориями военнослужащих (постановление Правительства РФ от 24 декабря 2011 г. № 1122, далее – Правила).

Пунктом 3 Правил определены категории специальных задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время, выполнение которых военнослужащими даёт право на получение надбавки, а также размеры последней в зависимости от условий выполнения таких задач.

Вместе с тем п. 4 Правил устанавливает, что в случае если специфика военной службы в Вооружённых Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах требует выполнения специальных задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время, но не предусмотренных п. 3 Правил, надбавка может устанавливаться в размере до 60 процентов оклада по воинской должности в соответствии с перечнями, утверждаемыми руководителями государственных органов.

Аналогичные требования закреплены в п. 56-70 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. № 2700 (Далее – Порядок).

Кроме того эта надбавка может устанавливаться в случае выполнения военнослужащими Вооружённых Сил РФ указанных специальных задач, непосредственно связанных с риском для жизни и здоровья в мирное время, непредусмотренных Правилами и Порядком, в размере до 60 процентов оклада по воинской должности и выплачивается только по перечням, утверждаемым Министром обороны РФ.

Судом установлено, что Ш. поименованные в Правилах и Порядке как военнослужащий специальные задачи, непосредственно связанные с риском для жизни и здоровья в мирное время, не выполнял, а утвержденный Министром обороны РФ на основании Правил перечень специальных задач, связанные с риском для жизни и здоровья в мирное время, отсутствует.

Перечень воинских должностей, связанных с повышенной опасностью для жизни и здоровья, утвержденный приказом Министром обороны РФ от 13 сентября 2002 г. № 365 дсп не свидетельствует о возможности получения заявителем дополнительных денежных выплат.

Военнослужащий имеет право на возмещение расходов по оплате

проживания в гостинице в период нахождения вне расположения части, даже в том случае, если его нахождение не является служебной

Во исполнение приказа командования капитан И. в период с 12 по 22 мая 2015 г. находился в в , где он понес затраты на проживание в гостинице.

После прибытия документы, подтверждающие затраты на проживание, И. сдал в ФКУ «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Смоленской, Брянской и Орловской областям» (далее — УФО), но получил отказ в возмещении указанных расходов, поскольку его нахождение в не являлось служебной командировкой и, как следствие, понесенные расходы возмещению не подлежат.

Полагая права И. нарушенными, военный прокурор Смоленского гарнизона обратился в суд с иском о взыскании в его пользу расходов за проживание в гостинице за указанный период.

Смоленский гарнизонный военный суд иск удовлетворил.

Апелляционная инстанция, оставляя решение гарнизонного военного суда без изменения, указала следующее.

В соответствии со ст. 13 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащим одновременно с денежным довольствием федеральными законами и нормативными правовыми актами устанавливаются отдельные выплаты с учетом выполняемых ими задач, а также условий и порядка прохождения ими военной службы.

В соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» военнослужащим, направляемым в служебные командировки, производятся выплаты на командировочные расходы в порядке и размерах, которые определяются Правительством Российской Федерации.

Согласно п. 118 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации (далее — Порядок), утвержденного приказом министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. № 2700, военнослужащим, направляемым в командировку, производятся выплаты на командировочные расходы (возмещаются расходы по бронированию и найму жилого помещения, проезду к месту служебной командировки и обратно к месту службы, а также возмещаются суточные расходы).

С учетом изложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу, что государство, устанавливая право военнослужащих на возмещение командировочных расходов в случае направления в командировку, вместе с тем не определяет условий, при которых указанные расходы могут быть возмещены военнослужащим, направленным по распоряжению командира (начальника) в другую местность для выполнения служебного задания.

Действительно, согласно подп. «з» п. 125 Порядка выезды военнослужащих в составе воинских подразделений для отработки задач по боевой (учебно-боевой) подготовке в учебные центры, учебные воинские части, полигоны и запасные аэродромы, привлекаемым к участию в маневрах, учениях, в походах кораблей, а также в других мероприятиях вне пункта дислокации воинской части, не считаются командировками.

Вместе с тем, гарнизонный военный суд обоснованно сделал вывод, что если командованием по месту проведения учений не разрешён вопрос обеспечения военнослужащих жильем, вследствие чего военнослужащие вынуждены нести дополнительные расходы за счет личных средств, данные лица вправе претендовать на возмещение довольствующим органом понесенных ими расхо­дов.

Согласно материалам дела И. на основании приказа командира войсковой части № от 8 мая 2015 г., изданного во исполнение указаний вышестоящего штаба, убыл в для участия в тренировке родов войск, где находился в период с 12 по 22 мая 2015 г. В период нахождения в указанном населенном пункте, ввиду того, что вопросы проживания И. командованием урегулированы не были, он проживал течение 10 суток в гостинице, за что уплатил рублей. Об отсутствии возможности предоставить жильё для проживания на период выполнения служебного задания командованием воинской части И. выдано соответствующее подтверждение.

При таких обстоятельствах, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что, находясь в по месту дислокации другой воинской части с 12 по 22 мая 2015 г., И. в силу объективных причин не был обеспечен бесплатным проживанием и за счет личных средств снимал жилое помещение, расходы за которое подлежат возврату военнослужащему.

Выплата военнослужащему суточных возможна лишь при его

нахождении в служебной командировке

По приказу командования старший лейтенант В. в период с 4 по 9 мая 2015 г. был направлен в г. .

После прибытия оттуда В. сдал в ФКУ «Управления финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Смоленской, Брянской и Орловской областям» (далее — УФО) документы, подтверждающие затраты, но получил отказ в возмещении суточных в размере руб., поскольку, по мнению финансового органа, его нахождение в г. не являлось служебной командировкой и, как следствие, понесенные расходы возмещению не подлежат .

Смоленский гарнизонный военный суд иск военного прокурора удовлетворил и обязал УФО выплатить ему суточные в размере руб.

Удовлетворяя заявление, гарнизонный военный суд исходил из того, что в п. 58 и подп. «з» п. 125 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом министра обороны РФ от 30 декабря 2011г. № 2700 (далее – Порядок), перечислены мероприятия, привлечение к которым, безусловно, подразумевает разрешение командованием вопросов перевозки, питания и проживания подчиненного личного состава.

В этой связи суд первой инстанции пришел к выводу о том, что поскольку В. с 4 по 9 мая 2015 г. направлялся по распоряжению командования, отданному в установленном порядке, на определенный срок в другую местность для выполнения конкретного служебного задания вне пункта постоянной дислокации воинской части, то он не должен нести какие-либо расходы, связанные с выполнением данного распоряжения, следовательно, вправе рассчитывать на их возмещение в полном объеме, то есть как находившийся в служебной командировке.

Однако такой вывод гарнизонного с уда, по мнению суда апелляционной инстанции, является ошибочным по следующим основаниям.

Действительно, в соответствии с ч. 1 ст. 3 Федерального закона от 7 ноября 2011 г. № 306-ФЗ «О денежном довольствии военнослужащих и предоставлении им отдельных выплат» военнослужащим, направляемым в служебные командировки, производятся выплаты на командировочные расходы в порядке и размерах, которые определяются Правительством РФ.

Пунктом 1 постановления Правительства РФ от 1 февраля 2011 г. № 43 «О возмещении суточных расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, военнослужащим и сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти за счет средств федерального бюджета» установлено, что руководители федеральных органов исполнительной власти, в которых проходят военную службу военнослужащие, определяют порядок и размеры возмещения суточных расходов, связанных со служебными командировками на территории Российской Федерации, военнослужащим в пределах, не превышающих 300 рублей за каждый день нахождения в служебной командировке.

Понятие служебной командировки содержится в Инструкци и о планировании служебных командировок, наградного фонда и фонда единовременных денежных пособий, утвержденной приказом Министра обороны РФ от 2 мая 2012 г. № 1055, согласно которой служебная командировка это направление военнослужащего (лица гражданского персонала) по распоряжению командира (начальника) на определенный срок в другую местность для выполнения служебного задания вне пункта постоянной дислокации или временного расквартирования воинской части (организации, подразделения), в которой военнослужащий (лицо гражданского персонала) проходит военную службу (работает).

Оплата служебных командировок военнослужащих на территории РФ регламентируется вышеупомянутым Порядком, в соответствии с пунктом 118 которого военнослужащим, направляемым в командировку, производятся выплаты на командировочные расходы (возмещаются расходы по бронированию и найму жилого помещения, проезду к месту служебной командировки и обратно к месту службы, а также возмещаются суточные расходы).

Пункт 125 Порядка содержит перечень поездок военнослужащих, которые не считаются командировками.

Так, согласно подпунктам «е» и «з» пункта 125 Порядка не считаются командировками поездки военнослужащих временно направленных в установленном порядке в воинские части, дислоцированные в других населенных пунктах, а также направленных в составе подразделений, привлекаемых к участию в других мероприятиях вне пункта постоянной дислокации воинской части.

Исходя из приведенных правовых норм, при разрешении вопроса о том, находился ли военнослужащий в служебной командировке, юридически значимыми являются такие обстоятельства, как направление его по распоряжению командира (начальника) на определенный срок, в другую местность, для выполнения конкретного служебного задания (а не временного прохождения военной службы в другой воинской части) вне пункта постоянной дислокации воинской части, в которой военнослужащий продолжает проходить военную службу.

При этом само по себе оформление приказов командования о направлении военнослужащего в командировку и выдача ему командировочного удостоверения в этом случае не может повлечь возникновение у него тех или иных прав, в том числе на возмещение командировочных расходов, и изменить существо реально имевших место правоотношений.

Согласно материалам дела, на основании указаний вышестоящего командования и приказа командира воинской части от 24 апреля 2015 г. В. направлен в составе экипажа вертолета в город для исполнения своих должностных обязанностей при проведении парада.

Таким образом, временное прохождение В. военной службы в другой воинской части в период с 4 по 9 мая 2015 г. нельзя признать служебной командировкой.

Поэтому суд второй инстанции признал решение гарнизонного военного суда о возложении на руководителя УФО обязанности выплатить В. командировочные расходы за период с 4 по 9 мая 2015 г. в сумме рублей незаконным в связи с неправильным применением норм материального права и в удовлетворении заявления отказал.

5. Вопросы привлечения военнослужащих

к различным видам ответственности

В удовлетворении иска к военнослужащему, не заключившему контракт о прохождении военной службы, о возмещении расходов на его военную и специальную подготовку отказано обоснованно

Начальник Федерального государственного казённого военного образовательного учреждения высшего образования «Череповецкое высшее военное инженерное училище радиоэлектроники» Министерства обороны РФ (далее – училище) обратился в Московский гарнизонный военный суд с иском о взыскании с рядового запаса Д. денежных средств федерального бюджета в размере рублей, затраченных на его военную и специальную подготовку в период обучения в училище с августа 2013 по октябрь 2014 года.

Основанием к этому явилось отчисление ответчика из числа курсантов училища по неуспеваемости.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал, указав в решении следующее.

В соответствии с п. 7 ст. 35 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее — Закон) граждане, отчисленные из военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования или учебных военных центров при федеральных государственных образовательных организациях высшего образования за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться возмещают средства федерального бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку.

Постановлением Правительства РФ от 25 июня 2007 г. № 402 утверждена Методика исчисления размера подлежащих возмещению средств федерального бюджета, затраченных на военную или специальную подготовку граждан Российской Федерации в военных профессиональных образовательных организациях и образовательных организациях высшего образования (далее – Методика).

В силу п. 6 Методики размер подлежащих возмещению средств включается в контракт о прохождении военной службы.

Исходя из п. 1 ст. 4 Положения о порядке прохождения военной службы, утверждённого Указом Президента РФ от 16 сентября 1999 г. № 1237, и приложения № 1 к Положению, в типовую форму контракта включается условие о возмещении средств федерального бюджета, затраченных на военную и специальную подготовку гражданина, обучающегося в военном образовательном учреждении профессионального образования, в случаях, предусмотренных Законом, а в подпункте «в» пункта 2 типовой формы контракта указывается размер подлежащих возмещению денежных средств.

Согласно п. 2, 4 ст. 35 Закона граждане, не проходившие военную службу, при зачислении в военные профессиональные образовательные организации и военные образовательные организации высшего образования приобретают статус военнослужащих, проходящих военную службу по призыву, и заключают контракт о прохождении военной службы по достижении ими возраста 18 лет, но не ранее окончания ими первого курса обучения в указанных образовательных организациях.

Военнослужащие мужского пола, отчисленные из военных профессиональных образовательных организаций и военных образовательных организаций высшего образования за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться, а также отказавшиеся заключить контракт о прохождении военной службы, если к моменту отчисления из указанных образовательных организаций они достигли возраста 18 лет, не выслужили установленного срока военной службы по призыву и не имеют права на увольнение с военной службы, на освобождение или отсрочку от призыва на военную службу, направляются для прохождения военной службы по призыву.

Д., не проходивший военную службу до поступления в училище, контракт о прохождении военной службы в период обучения не заключал, был отчислен со второго курса училища и направлен для прохождения военной службы по призыву.

Таким образом, в период обучения ответчик имел статус военнослужащего, проходящего военную службу по призыву, поэтому с него не подлежали взысканию денежные средства, затраченные на его военную и специальную подготовку.

В апелляционном порядке решение суда оставлено без изменения.

Военнослужащий может быть привлечен к материальной

ответственности в размере, превышающим один оклад денежного

содержания, лишь по решению суда

Майор П. проходит военную службу по контракту на должности инженера авиационного комплекса авиационной эскадрильи.

В период с марта по июнь 2015 г. из его денежного довольствия Федеральным казённым учреждением «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее – ФКУ «ЕРЦ МО РФ» или Центр) произведено удержание, в связи с тем, что в соответствии со сводным реестром удержаний из денежного довольствия военнослужащих от 20 марта 2015 г. № 2 (далее – реестр), поступившим из Федерального казенного учреждения «Управление финансового обеспечения Министерства обороны Российской Федерации по Забайкальскому краю» (далее – УФО) на основании приказа командира воинской части от 21 мая 2013 г. из денежного довольствия П. подлежат удержанию денежные средства в размере .

П., полагая, что этим нарушаются его права, обратился в суд с заявлением, в котором, оспаривая упомянутые действия, просил признать их незаконными и взыскать с Центра удержанную денежную сумму.

Отказывая в удовлетворении заявления П., Московский гарнизонный военный суд исходил из того, что удержание денежных средств из его денежного довольствия произведено ФКУ «ЕРЦ МО РФ» произведено в соответствии с установленным порядком и не нарушило прав заявителя.

С такими выводами судебная коллегия не согласилась в связи с нижеследующим.

В соответствии с п. 1 ст. 28 Федерального закона от 27 мая 1998 г. № 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащий, в зависимости от характера и тяжести совершенного им правонарушения привлекается к дисциплинарной, административной, материальной, гражданско-правовой и уголовной ответственности в соответствии с Законом «О статусе военнослужащих» и другими федеральными законами.

Учитывая п.1 ст. 8 Закона, по приказу командира воинской части путем удержаний из денежного довольствия военнослужащего возмещается только ущерб, размер которого не превышает один оклад месячного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет

Вопрос о возмещении ущерба, размер которого превышает один оклад месячного денежного содержания военнослужащего и одну месячную надбавку за выслугу лет, решается судом по иску командира воинской части.

Из материалов дела усматривается, что приказом командира воинской части от 21 мая 2013 г. П. было предложено добровольно возместить полностью или частично причиненный материальный ущерб за недостачу и незаконный расход авиационного керосина, на общую сумму . В соответствии с этим же приказом, в случае отказа от добровольного возмещения данного ущерба юрисконсульту воинской части предписано совместно с помощником военного прокурора Читинского гарнизона необходимо было подготовить исковое заявление по привлечению его к материальной ответственности.

По делу установлено, что в добровольном порядке причиненный материальный ущерб П. возмещен не был. На основании вышеуказанного приказа командира воинской части, заявитель был включен УФО в реестр в соответствии с которым, из его денежного довольствия подлежали удержанию денежные средства в размере .

Следовательно, П. не мог быть привлечен к материальной ответственности лишь на основании вышеуказанного приказа, поскольку сумма ущерба, которая, по мнению командира воинской части, подлежит взысканию с П., значительно превышает размер его оклада месячного денежного содержания и месячной надбавки за выслугу лет, а материалы дела не содержат судебного постановления о привлечении П. к материальной ответственности.

При этом суд первой инстанции необоснованно оставил без внимания содержащиеся в приказе командира воинской части от 21 мая 2013 г. распорядительные указания для должностных лиц о совершении действий, направленных на возмещение ущерба, в случае отказа от его добровольного возмещения.

Как усматривается из п. 10.2 и 11 Порядка организации взаимодействия распорядителей (получателей) средств федерального бюджета Министерства обороны Российской Федерации и Федерального казённого учреждения «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации» при осуществлении расчетов по удержаниям из выплат по оплате труда, утвержденного заместителем Министра обороны РФ 1 апреля 2015 г., ЕРЦ осуществляет контроль над поступившей в его адрес информацией, содержащейся в Реестре удержаний, составляя Протоколы контроля принятых файлов, а также принятых (непринятых) к учету удержаний, в которых отражаются, в том числе основания непринятых к учету удержаний.

Размер денежных средств, указанных в таком Реестре и подлежащих удержанию с П., не позволял Центру самостоятельно при отсутствии вступившего в законную силу судебного акта производить эти удержания.

По делу установлено, что предметом спора в настоящем деле явились действия финансового органа, а именно Центра, по удержанию из денежного довольствия П. за период с марта по июнь 2015 г. денежных средств в размере .

При таких данных законных оснований для удержания с заявителя денежных средств не имелось, в связи с чем судебная коллегия пришла к выводам, что в связи с неправильном применении судом норм материального права, решение суда подлежит отмене и необходимо вынести новое решение об удовлетворении заявления П.

6. Нарушения процессуального законодательства

Отказ в принятии заявления признан обоснованным

Судебная коллегия по административным делам окружного военного суда, рассмотрев материалы по частной жалобе подполковника запаса С. на определение судьи Московского гарнизонного военного суда от 26 июня 2015 г., которым, наряду с возвращением части требований, отказано в принятии заявления об оспаривании увольнения с военной службы и исключения из списков личного состава воинской части, оставила его без изменения по следующим основаниям .

С. обратился в суд с иском, в котором просил признать незаконным его увольнение с военной службы по состоянию здоровья, приказ об увольнении отменить, а также обязать Министра обороны РФ издать приказ об увольнении его по несоблюдению условий контракта со стороны Министерства обороны РФ с момента обеспечения жилой площадью по избранному месту жительства.

Обжалованным определением судьи С. в части требований о признании незаконным его увольнения с военной службы по состоянию здоровья, отмены соответствующего приказа, возложении обязанности на Министра обороны РФ уволить его по несоблюдению условий контракта со стороны Министерства обороны РФ и отмены приказа начальника испытательного полигона 3 ЦНИИ об исключении его из списков личного состава части отказано в принятии.

Судья правильно указал, что вид судопроизводства зависит от характера правоотношений, из которых вытекает требование лица, обратившегося за судебной защитой, а не от избранной им формы обращения в суд, в связи с чем сделал обоснованный вывод о том, что заявление С. подлежит разрешению в порядке гл. 25 ГПК РФ (Глава 22 КАС РФ).

Этот вывод полностью согласуется с разъяснениями, содержащимися в п. 5 п остановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8 «О практике применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если имеется вступившее в законную силу решение суда по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям.

Согласно правовой позиции, изложенной в п. 2 определения Конституционного Суда РФ от 25 января 2012 г. № 94-О-О, положение п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ предусматривает возможность отказа в принятии искового заявления только в случаях, когда право на судебную защиту (право на судебное рассмотрение спора) было реализовано в состоявшемся ранее судебном процессе на основе принципов равноправия и состязательности сторон. Это положение направлено на пресечение рассмотрения судами тождественных исков (по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям) и не может рассматриваться как нарушающее права и свободы заявителя.

Из представленных материалов усматривается, что ранее С. обращался в Московский гарнизонный военный суд с заявлением, предметом которого являлось его увольнение с военной службы и исключение из списков личного состава. Вступившим в законную силу решением Московского гарнизонного военного суда от 8 октября 2012 г. и апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского окружного военного суда от 20 декабря 2012 г. в удовлетворении его заявления отказано.

Поскольку предмет и основания заявленных в этой части требований, равно как и стороны спорных правоотношений, тождественны, вывод судьи первой инстанции об отказе в принятии искового заявления в этой части требований является обоснованным и соответствующим положениям п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ (ст.128 КАС РФ).

Пропуск установленного п. 1 ст. 196 ГК РФ срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре, явился основанием

к вынесению судом решения об отказе в удовлетворении иска о

взыскании с бывшего военнослужащего денежных средств, затраченных на его военную и специальную подготовку

Окружной военный суд при рассмотрении дела в апелляционном порядке оставил без изменения решение Брянского гарнизонного военного суда по иску Военного учебно-научного центра Сухопутных войск «Общевойсковая академия Вооруженных Сил Российской Федерации» (далее – ВУНЦ) к бывшему курсанту Тульского артиллерийского инженерного института Ж. о взыскании с него в пользу ВУНЦ денежных средств, затраченных на его военную и специальную подготовку.

Как видно из решения суда и материалов дела, Ж. 1 августа 2007 г. поступил на первый курс Тульского артиллерийского инженерного института, правопреемником которого на настоящий момент является ВУНЦ. 8 октября 2008 г. Ж. заключил контракт о прохождении военной службы.

В соответствии с приказом начальника филиала ВУНЦ (г. Тула) от 21 сентября 2010 г. ответчик отчислен с четвертого курса этого учебного заведения по нежеланию учиться и с указанной даты исключен из списков личного состава филиала ВУНЦ и направлен для постановки на воинский учет в объединенный военный комиссариат г. .

В связи с изложенным начальник ВУНЦ обратился в суд с иском о взыскании с Ж. денежных средств федерального бюджета в размере , затраченных на военную и специальную подготовку ответчика. Истец также просил взыскать с Ж. расходы по уплате государственной пошлины.

Суд первой инстанции в удовлетворении иска отказал в связи с пропуском срока, сославшись в решении на следующее.

В соответствии с п. 7 ст. 35 Федерального закона от 28 марта 1998 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе» (далее – Закон) граждане, граждане, отчисленные из военных образовательных учреждений профессионального образования или учебных военных центров при федеральных государственных образовательных учреждениях высшего профессионального образования за недисциплинированность, неуспеваемость или нежелание учиться либо отказавшиеся заключить контракты о прохождении военной службы, возмещают средства федерального бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку. Указанные граждане не возмещают средства федерального бюджета, затраченные на обеспечение исполнения ими обязанностей военной службы в период обучения. Порядок исчисления размера возмещаемых средств определяется Правительством РФ. При заключении контрактов о прохождении военной службы с гражданами, обучающимися в военных образовательных учреждениях профессионального образования, условие о возмещении средств, указанных в настоящем пункте, а также размер подлежащих возмещению средств, включаются в контракт о прохождении военной службы.

Эти нормы материального права свидетельствуют о том, что возмещению подлежат денежные средства, израсходованные государством на военную и специальную подготовку военнослужащего в период его обучения в военном образовательном учреждении профессионального образования (далее – образовательное учреждение).

Как следует из ст. 195 – 197 ГК РФ, исковой давностью признается срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено. Общий срок исковой давности устанавливается в три года. Для отдельных видов требований законом могут устанавливаться специальные сроки исковой давности, сокращенные или более длительные по сравнению с общим сроком. Правила статей 195, 198 – 207 этого Кодекса распространяются также на специальные сроки давности, если законом не установлено иное.

В силу ст. 199 ГК РФ исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре, сделанному до вынесения судом решения. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске.

В обращенном к суду заявлении от 1 июня 2015 г. Ж. просил суд применить срок исковой давности к заявленным истцом требованиям.

Согласно ст. 200 ГК РФ, если законом не установлено иное, течение срока исковой давности начинается со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права и о том, кто является надлежащим ответчиком по иску о защите этого права.

По обязательствам с определенным сроком исполнения течение срока исковой давности начинается по окончании срока исполнения. По обязательствам, срок исполнения которых не определен или определен моментом востребования, срок исковой давности начинает течь со дня предъявления кредитором требования об исполнении обязательства, а если должнику предоставляется срок для исполнения такого требования, исчисление срока исковой давности начинается по окончании срока, предоставляемого для исполнения такого требования. При этом срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства.

Из положений Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» усматривается, что обязанность военнослужащих возместить средства федерального бюджета, затраченные на их военную или специальную подготовку, не относятся к обязательствам с определенным сроком исполнения.

Кроме того, ни Гражданский кодекс РФ, ни Закон не содержат норм, устанавливающих срок давности обращения за взысканием с военнослужащих указанных средств федерального бюджета, увеличенный по сравнению с общим сроком исковой давности.

Согласно подп. «в» п. 2 контракта о прохождении военной службы Ж. принял на себя обязательство возместить указанные денежные средства в случаях, предусмотренных Закона этим контрактом, заключенным 8 октября 2008 г., в размере за каждый год обучения.

По делу установлено, что приказ об отчислении Ж. из военного учебного заведения по нежеланию учиться был издан 21 сентября 2010 г. Следовательно, именно тогда полномочному должностному лицу стало известно о причинении Ж. ущерба, подлежащего возмещению, и, следовательно, о возникновении права предъявить требование об исполнении обязательства.

Однако с иском ВУНЦ обратился лишь 19 мая 2015 г., пропустив срок, установленный для этого Гражданским кодексом Российской Федерации.

Поэтому приведенные нормы законодательства не допускают возможности в настоящем деле взыскания с ответчика причиненного ущерба, поскольку установленный законом для этого срок истек.

Пропуск установленного ст. 256 ГПК РФ (ст. 219 КАС РФ) срока

обращения в суд, является основанием для отказа в удовлетворении

заявления о взыскании удержанных денежных средств

Суд апелляционной инстанции при рассмотрении в апелляционном порядке отменил решение Московского гарнизонного военного суда от 19 марта 2015 г., которым удовлетворено заявление военнослужащего учебной авиационной базы (2 разряда г. Балашов) прапорщика З. об оспаривании действий руководителя ФКУ ЕРЦ МО РФ, связанных с выплатой заявителю денежного довольствия не в полном объеме.

З. проходит военную службу по контракту в названной авиационной базе и за январь 2012 года ему была дважды произведена выплата денежного довольствия, в связи с чем, в период с 1 марта по 31 мая 2012 г. ФКУ ЕРЦ МО РФ произвело удержание из денежного довольствия заявителя денежных средств в размере .

Полагая, что невыплатой ему денежного довольствия в полном объеме нарушены его права, З. обратился в гарнизонный суд с заявлением, в котором просил признать незаконным действия руководителя ФКУ ЕРЦ МО РФ, связанные с удержанием части денежного довольствия за период с марта по май 2012 года и взыскать в его пользу удержанные денежные средства в общей сумме .

Гарнизонный военный суд требования заявителя удовлетворил, взыскав в его пользу удержанные денежные средства в размере .

Удовлетворяя заявление З., суд первой инстанции основывал свои выводы на п. 7 Порядка обеспечения денежным довольствием военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденного приказом Министра обороны РФ от 30 декабря 2011 г. № 2700 (далее – Порядок), согласно которому денежное довольствие, причитающееся военнослужащему и своевременно не выплаченное или выплаченное в меньшем, чем следовало, размере, выплачивается за весь период, в течение которого военнослужащий имел право на него, но не более чем за три года, предшествовавшие обращению за получением денежного довольствия.

Вместе с тем по делу установлены обстоятельства, которые не учел суд первой инстанции.

Предметом спора явилось не бездействие ФКУ ЕРЦ МО РФ по выплате заявителю причитающегося ему денежного довольствия, а, напротив, действия этого финансового органа по удержанию из произведенных военнослужащему выплат денежных средств в связи с повторной выплатой ему денежного довольствия за январь 2012 года.

При таких данных положения п. 7 Порядка применению не подлежали.

В связи с неправильным применением приведенной правовой нормы суд пришел к ошибочному выводу о том, что заявителем не пропущен трехмесячный срок на обращение в суд.

Вопреки этому выводу, по делу установлено, что Захаров ежемесячно получал денежное довольствие и о произведенном удержании из денежного довольствия за март – май 2012 года заявитель узнал в даты зачисления денежных средств за указанные месяцы на банковскую карту, соответственно: 4 апреля, 2 мая и 8 июня 2012 г. Следовательно, о нарушении своего права заявитель узнал не позднее 8 июня 2012 г.

Согласно ст. 256 ГПК РФ для обращения в суд с заявлением установлен трехмесячный срок со дня, когда гражданину стало известно о нарушении его прав.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в абз. 3 п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2009 г. № 2 «О практике рассмотрения дел об оспаривании решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих», исходя из положений части 1 статьи 4 и части 1 статьи 256 ГПК РФ срок обращения с заявлением в суд начинает течь с даты, следующей за днём, когда заявителю стало известно о нарушении его прав и свобод, о создании препятствий к осуществлению его прав и свобод, о возложении обязанности или о привлечении к ответственности. Обязанность доказывания этого обстоятельства лежит на заявителе.

Как видно из материалов дела, с заявлением об оспаривании действий ФКУ ЕРЦ МО РФ, связанных с удержанием из денежного довольствия за март – май 2012 года ранее дважды выплаченных денежных средств за январь 2012 года, заявитель обратился в суд только 28 февраля 2015 г., то есть пропустив установленный статьей 256 ГПК РФ срок для обращения в суд с заявлением.

Уважительных причин, которые могут повлечь восстановление процессуального срока, по настоящему делу не усматривается. Не привел таковые и сам заявитель.

Порядок является ведомственным нормативным актом и, в том числе пункт 7 этого документа, вопрос процессуального срока обращения с заявлением в суд, установленного ст. 256 ГПК РФ, не регулирует. Право же военнослужащего на получение задолженности по денежному довольствию за предшествовавшие три года не подменяет и не увеличивает трёхмесячный срок на обращение в суд со дня, когда военнослужащему стало известно о нарушении его прав и свобод.

При таких данных решение суда в связи с неправильным применением норм материального и процессуального права отменено с принятием нового решения об отказе в удовлетворении заявления.

Срок на апелляционное обжалование восстановлен обоснованно

Решением Московского гарнизонного военного суда от 25 июня 2015 г. частично удовлетворено заявление полковника запаса К. об оспаривании действий Министерства обороны РФ, командира воинской части и руководителя Федерального казённого учреждения «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации» (далее – центр), связанных с увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части.

3 августа 2015 г. представителем руководителя центра на указанное решение подана апелляционная жалоба, в которой она одновременно просила восстановить пропущенный процессуальный срок на её подачу.

Обжалованным определением суда в восстановлении процессуального срока для подачи апелляционной жалобы отказано, поскольку, по мнению суда таковой должностным лицом пропущен не был.

Суд апелляционной инстанции в своем определении указал следующее.

Т ечение месячного срока на подачу апелляционной жалобы, предусмотренного названной нормой, начинается согласно ч. 3 ст. 92 и ст. 177 КАС РФ со дня, следующего за днём составления мотивированного решения суда (принятия решения суда в окончательной форме), и оканчивается на основании ст. 93 КАС РФ в соответствующее число последнего месяца установленного срока.

Как следует из протокола судебного заседания, 25 июня 2015 г. судом была оглашена резолютивная часть решения и разъяснено, что лица, участвующие в деле, могут ознакомиться с мотивированным решением 2 июля 2015 г.

В этой связи с рок подачи апелляционной жалобы на решение Московского гарнизонного военного суда от 25 июня 2015 г. необходимо исчислять со дня, следующего за днём изготовления решения суда в окончательной форме, то есть с 3 июля 2015 г., а последним днём этого срока являлось 2 августа того же года.

В силу ч. 2 ст. 93 КАС РФ в случае, если последний день процессуального срока приходится на нерабочий день, днем окончания процессуального срока считается следующий за ним рабочий день.

Учитывая, что последний день срока приходился на нерабочий день 2 августа 2015 г. (воскресенье), то последним днём этого срока являлось 3 августа текущего года.

Согласно почтовому штемпелю, апелляционная жалоба подана представителем центра 3 августа 2015 года, то есть в установленный ст. 298 КАС РФ процессуальный срок на её подачу.

При таких данных суд второй инстанции признал проверяемое определение суда по существу является верным и не может быть отменено по доводам частной жалобы, которые не содержат правовых оснований к его отмене.

Частное определение судом вынесено необоснованно

В апелляционном порядке отменено частное определение Московского гарнизонного военного суда по гражданскому делу по заявлению полковника запаса К. об оспаривании действий Министерства обороны РФ, командира войсковой части № и руководителя ФКУ «Единый расчётный центр Министерства обороны Российской Федерации», связанных с увольнением с военной службы и исключением из списков личного состава воинской части.

С уд апелляционной инстанции исходил из следующего.

В процессе рассмотрения гражданского дела в адрес министра обороны РФ, Министерства обороны РФ, руководителя Департамента претензионной и судебно-правовой работы Министерства обороны РФ (далее – департамент) и командира войсковой части № судом 13 мая 2015 г. направлялись извещения об отложении судебного заседания на 18 июня 2015 года. В этих же сообщениях был приведён перечь документов, необходимых суду для рассмотрения гражданского дела.

18 июня 2015 г. в судебное заседание представители должностных лиц истребуемые документы представили не в полном объеме, в связи с чем суд вынес частное определение в адрес руководителя Департамента претензионной и судебно-правовой работы Министерства обороны РФ, в котором обратил внимание на установленные нарушения законности.

В силу ст. 249 ГПК РФ обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие).

При рассмотрении и разрешении дел, возникающих из публичных правоотношений, суд может истребовать доказательства по своей инициативе в целях правильного разрешения дела. Должностные лица, не исполняющие требований суда о предоставлении доказательств, подвергаются штрафу в размере до одной тысячи рублей.

Частью 1 ст. 226 ГПК РФ установлено, что при выявлении случаев нарушения законности суд вправе вынести частное определение и направить его в соответствующие организации или соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах.

Из материалов дела усматривается, что 13 мая 2015 г . судом в адрес министра обороны РФ, Министерства обороны РФ, руководителя департамента и командира войсковой части № направлялись извещения о дате и времени судебного заседания, в которых содержался перечень документов необходимых суду для рассмотрения дела.

При этом ряд истребуемых судом доказательств был представлен заявителем при обращении в суд, а представитель командира во инской части в судебном заседании 18 июня 2015 г . , приобщив к материалам дела имеющиеся у должностного лица документы, пояснил, что иные доказательства, интересующие суд, находятся в военном комиссариате в личном деле К.

На основании судебного запроса от 18 июня 2015 г. в Объединенный военный комиссариат города Москвы по Головинскому району САО необходимые документы были представлены в суд.

Представитель министра обороны РФ в судебном заседании 18 июня 2015 г. также указал, что приказ об увольнении заявителя с военной службы может быть истребован из Главного управления кадров Министерства обороны РФ.

Согласно ст. 57 ГПК РФ должностные лица или граждане, не имеющие возможности представить истребуемое доказательство вообще или в установленный судом срок, должны известить об этом суд в течение пяти дней со дня получения запроса с указанием причин.

Представителями должностных лиц суд был поставлен в известность о том, где находятся необходимые документы и представлены имеющиеся у них доказательства, а поэтому у суда не имелось законных оснований для вынесения частного определения, поскольку процессуальная обязанность, предусмотренная ст. 249 ГПК РФ заинтересованной стороной была исполнена.

Настоящий обзор изучить с судьями гарнизонных военных судов, а изложенные в нем рекомендации учесть в дальнейшей судебной деятельности.

Дополнительно изучить постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2014 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих».

Председатель Московского окружного военного суда В.А. Осин

sgvs.sml.sudrf.ru

Еще по теме:

  • Линейные и квадратные неравенства правила Линейные и квадратные неравенства правила Цели урока: вспомнить понятия линейное и квадратное неравенство; формировать навыки решения линейных и квадратных неравенств; формировать умение определять область допустимых значений выражений. Ход урока. […]
  • Наследование шаблонов c++ Классы. Шаблоны. Создать шаблон, наследование шаблона с параметром, наследование от параметра Задание было: 1) создать шаблон 2) сделать наследование шаблона с параметром 3) сделать наследование от параметра Первые два сделала с последним проблема, […]
  • 2 сплошных штраф Пересечение сплошной и двойной сплошной линии разметки — штрафы в 2018 году Наказание за пересечение сплошной или двойной сплошной линии разметки затрагивает практически весь диапазон ответственности за нарушения ПДД и может быть от предупреждения […]
  • Неуплаченные штрафа гибдд 2018 Через какое время сгорают штрафы ГИБДД? Тысячи автомобилистов интересуются вопросом: «Сгорают ли штрафы ГИБДД?». Идея не платить по счетам после совершенного правонарушения выглядит заманчиво, однако не способствует положительному исходу дела для […]
  • Комиссия за налог сбербанк Где можно оплатить транспортный налог без комиссии? Сегодня многие банки ввели комиссию на осуществление различных банковских операций, в том числе и на оплату транспортного налога. Процент комиссии в каждом банке свой – 0,5, 1, 2, 3% и более. Но […]
  • Покупка машины заявление Покупка автомобиля без снятия с учета и с сохранением номеров В апреле 2011 года вступили в силу изменения к Правилам регистрации автомототранспортных средств и прицепов к ним в государственной инспекции безопасности дорожного движения министерства […]