Материальная ответственность штатного юриста компании

Материальная ответственность штатного юриста компании

Материальная ответственность штатного юриста компании ограничена, даже если он совершил серьезную ошибку, которая повлекла за собой непоправимый ущерб финансовому положению фирмы или причинение вреда ее деловой репутации, например, пропуск какого-то положения в завизированном им договоре, повлекшее за собой убыток для компании, или пропуск срока исковой давности, что также повлекло за собой соответствующий убыток. По общему правилу за причиненный ущерб штатный юрист несет материальную ответственность лишь в пределах своего среднего месячного заработка (ст.241 ТК РФ).

Со штатным юристом крайне сложно заключить соглашение о полной материальной ответственности (ст.243 ТК РФ, Постановление Минтруда РФ от 31.12.2002 № 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности», письмо Федеральной службы по труду и занятости от 19.10.2006 № 1746-6-1).

Однако в некоторых случаях юристы могут быть привлечены к полной материальной ответственности и без такого договора (ст.243 ТК РФ). Например, если ущерб компании причинен умышленно или не при исполнении юристом своих обязанностей, или при разглашении сведений, составляющих охраняемую законом тайну, служебную, коммерческую или иную тайну. Для предотвращения последнего необходимо включать в трудовой договор оговорку об ответственности за разглашение коммерческой тайны и что именно к ней относится – это может быть отдельное положение о коммерческой тайне, с которым юрист ознакомлен под роспись.

Причинение ущерба в результате действий, совершенных не при исполнении юристом трудовых обязанностей, влечет за собой полную материальную ответственность независимо от того, когда они совершены: в рабочее или в нерабочее время.

Само по себе умышленное причинение ущерба может выражаться как в виде сознательного причинения ущерба, так и в виде наличии заведомо известных последствиях, но отсутствии действий для их предотвращения.

Необходимо отметить, что нормальной практикой является выдача доверенности на штатного юриста или иного сотрудника для совершения определенных операций, сделок, оформления документов и иных отношений с контрагентами от лица компании.

Юрист, подписывая сделку от имени компании, приобретает для нее права и возлагает на нее соответствующие сделке обязанности. Согласно нашему законодательству, в данном случае ответственность юриста может наступить в случае, если он не имел полномочий действовать от имени компании либо вышел за пределы таких полномочий. Если компания в последствии отказалась одобрить такую сделку или ответ на предложение одобрить такую сделку не поступил в разумный срок, другая сторона вправе потребовать от неуправомоченного юриста, совершившего такую сделку, исполнения сделки либо вправе отказаться от нее в одностороннем порядке и потребовать от такого юриста возмещения убытков. Однако убытки не подлежат возмещению, если при совершении сделки другая сторона знала или должна была знать об отсутствии полномочий либо об их превышении.

Если у Вас остались вопросы или у Вас возникли вопросы по ответственности юриста, мы с радостью готовы Вам помочь.

kord-group.ru

Уголовная ответственность адвокатов: из защитников в обвиняемые

Адвокат, наряду с депутатом и прокурором, является «спецсубъектом» – к нему применяется особый порядок производства по уголовным делам, предусматривающий дополнительные гарантии. Однако это не означает, что адвокаты – люди неприкосновенные и дела в отношении них практически не возбуждаются. Материал «Право.ru» убедит вас – привлечение адвоката к уголовной ответственности – отнюдь не редкость.

Подкуп свидетелей

«Из относительно нового, но весьма существенного уголовно-правового риска для адвокатов я бы выделил риск привлечения адвокатов, проводящих адвокатское расследование и в рамках него допрашивающих свидетелей защиты для укрепления доказательственной базы и позиции своего доверителя по ст. 309 УК – подкуп или принуждение к даче показаний», – сообщил старший партнёр КА Pen & Paper Константин Добрынин.

Недавно под стражу попал Максим Загорский, адвокат известного своими спорами с ИКЕА предпринимателя Константина Пономарева. По версии следствия, Загорский передал «свидетелю» процесса по делу о клевете (см. «IKEA добилась изменения постановления мирового судьи, «пересмотревшей» акты арбитражей») $20 000 долларов, а ответчику – $50 000. Этот факт и стал поводом для обвинения адвоката в искусственном создании доказательств (ч. 3 ст. 306 УК), подкупе и принуждении к даче показаний (ч. 1 ст. 309 УК). По решению Пресненского райсуда Загорский был арестован до 7 августа, но ему удалось сменить меру пресечения на домашний арест (см. «Мосгорсуд оставил под арестом Константина Пономарева, известного своими спорами с IKEA и ФНС»).

Несколько лет назад, в 2013 году, случилась не менее громкая история с адвокатом Мурадом Мусаевым, защищавшим обвиняемого по делу об убийстве бывшего полковника Юрия Буданова, – его тоже обвиняли в подкупе свидетелей. В феврале 2015 года Преображенский суд Москвы прекратил уголовное преследование в отношении Мусаева из-за истечения срока давности (см. «Прекращено преследование адвоката Мурада Мусаева за подкуп присяжных по «делу полковника Буданова»).

Мошенничество

Случается, адвокат обещает доверителю определенный результат рассмотрения его дела за вознаграждение. «Классический пример, когда адвокат берет деньги якобы для передачи их в качестве взятки судье, следователю или прокурору за вынесение нужного решения», – рассказал адвокат, управляющий партнер АБ «ЕМПП» Сергей Егоров. При этом защитник и не планирует передавать деньги. Так, адвокат Виктор Трусов в июле 2014 года представлял интересы компании-должника по исполнительным производствам. По версии следователя, находясь в одном из межрайонных отделов УФССП по Москве, Трусов сообщил представителю организации-взыскателя об имеющихся у него связях в службе судебных приставов. Адвокат заверил, что может повлиять на принятие нужного решения по исполнительным производствам за денежное вознаграждение. После достижения договоренности о передаче ему 15,75 млн руб. он сразу же был задержан. Тверской районный суд Москвы признал адвоката виновным по ч. 1 ст. 30, ч. 4 ст. 159 УК (приготовление к совершению мошенничества в особо крупном размере) и назначил ему наказание в виде двух лет колонии общего режима (см. «Адвокат осужден за продажу решения столичного УФССП за 15,7 млн руб.»).

Соглашаясь дать взятку, рискует и адвокат, и его подзащитный. При этом последний может быть не только осужден за дачу взятки, но и втянут в другую криминальную историю. Так случилось с главой группы компаний «Виктория» Виктором Круликовским. Его фирма пыталась добиться отмены предписания управления Минкульта, запретившего строительство 17-этажного дома в Сергиевом Посаде. Для этого Круликовский обратился за помощью к главе юридической компании ООО «МГКЮ «Защита» Дионисию Золотову. Адвокат взял у бизнесмена 20 млн руб., но ничего не сделал. Когда в начале марта 2014 года предприниматель потребовал вернуть деньги, Золотов добился возбуждения уголовного дела в отношении Круликовского по ч. 4 ст. 159 УК (мошенничество в особо крупном размере) – якобы Круликовский незаконно пытался приватизировать участок земли под строительство. Лишь в апреле этого года Золотова удалось привлечь к уголовной ответственности – Никулинский районный суд Москвы приговорил его к шести с половиной годам заключения за мошенничество. Ранее Золотов был трижды судим. В 2013 году он провернул такую же схему, едва не посадив еще одного своего клиента, предпринимателя Иосифа Бадалова (см. «ВС утвердил срок главе юрфирмы за попытку похитить $5,5 млн у клиента»).

Старший партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Закалюжный рассказал, что обвиняемым вменяют мошенничество, когда следствие не может доказать посредничество адвоката во взятке. Председатель Московской Арбитражной и Налоговой Коллегии Адвокатов «Люди Дела» Борис Федосимов не жалеет таких адвокатов. «Они сами виноваты в своих бедах: или теряют контроль, уверовав, что их связи в правоохранительной системе помогут избежать ответственности, или реально обманывают доверителей. В любом случае, они должны быть за это наказаны», – считает Федосимов.

Посредничество во взяточничестве

Некоторые адвокаты ведут себя «честнее», чем Золотов, и действительно передают взятки должностным лицам. В таких случаях содеянное квалифицируется как посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК). Во Владимирской области перед судом в скором времени предстанет адвокат (его имя не раскрывается), который передавал следователю взятку 400 000 руб. за отказ задерживать его подзащитного – гендиректора медико-эстетического центра «Аэстетик» Бориса Мельника. Интересно, что из этой суммы адвокат отдал следователю только 250 000 руб., а оставшуюся часть забрал себе (см. «Адвокат задержан при передаче следователю взятки, часть которой он «отщипнул» себе»).

А в Краснодарском крае адвокат Андрей Шульга пообещал доверительнице, обвиняемой в экономическом преступлении, договориться с судьей о назначении более мягкого наказания за 2,5 млн руб. Мать его клиентки обратилась к правоохранителям. Мужчину задержали, и Усть-Лабинский райсуд признал его виновным в предложении посредничества во взяточничестве в особо крупном размере (ч. 5 ст. 291.1 УК). Суд назначил Шульге два года и четыре месяца колонии общего режима, штраф в 12,5 млн руб. и лишил его права в течение трех лет занимать должности на госслужбе и в органах местного самоуправления, а также вести адвокатскую деятельность (см. «Осужден адвокат, выбросивший в окно 2,5 млн руб. при задержании»).

«К сожалению, достаточно часто приходится слышать об адвокатах-мошенниках, вступающих в сговор с недобросовестными следователями и вместе «раскручивающих» обратившегося к адвокату клиента на передачу взятки для якобы прекращения уголовного преследования. При этом на самом деле реальной опасности для клиента нет – такой адвокат вместе со следователем специально нагнетают обстановку, чтобы напугать клиента и получить от него деньги», – рассказал Егоров.

Чтобы не оказаться на скамье подсудимых, Егоров советует адвокатам: «Не стоит идти на поводу у своего доверителя, требующего достичь результата любыми, в том числе и незаконными, методами. Следование закону – это гарантия личной безопасности адвоката, какие бы сложные или простые дела он ни вел. Нарушение уголовного закона самим адвокатом быстро выводит его из адвокатского сообщества в касту «решальщиков», что рано или поздно сыграет с ним злую шутку».

Фальсификация доказательств

«Наиболее вероятным составом преступления в отношении адвоката является фальсификация доказательств», – считает адвокат бюро «Деловой фарватер» Антон Соничев. Так, защитник может внести исправления в документы следствия, подделать подписи, печати на документах, вещественные доказательства или же просто уничтожить ключевые бумаги. Например, сейчас в этом подозревают члена Самарской коллегии адвокатов Дмитрия Натариуса. В 2015 году Натариус представлял интересы «Ремесленной палаты Ульяновской области», которую возглавлял его брат. Палата оспаривала в суде предписание ульяновского управления Росфиннадзора. Как утверждает следствие, Натариус представил на заседании сфальсифицированные документы, которые подтверждали целевое расходование бюджетных средств организацией. Факт фальсификации выявили сотрудники УФСБ в ходе расследования дела о мошенничестве, подозреваемым по которому проходил директор «Ремесленной палаты». В феврале этого года в Ульяновской области в отношении Натариуса возбудили уголовное дело (см. «Адвоката заподозрили в фальсификации доказательств по арбитражному спору»).

Похищение документов

Адвокат Евгений Глазков помогал клиентам уходить от административной ответственности необычным способом. За вознаграждение, размер которого варьировался от 30 000 до 150 000 руб., защитник рекомендовал доверителям оформить временную регистрацию в другом населенном пункте, а при рассмотрении дел в суде ходатайствовал об отправке их по месту новой прописки. Заказные бандероли с делами за вознаграждение в 15 000 руб. перехватывал подельник Глазкова – начальник Камско-Устьинского филиала «Почты России» Айдар Айтуганов. В итоге документы не доходили до адресата, а дела не рассматривались. В марте Тетюшский райсуд осудил Глазкова за похищение документов и коммерческий подкуп и назначил ему наказание – два года общего режима. Верховный суд Татарстана, рассмотрев апелляционную жалобу гособвинения, увеличил срок заключения экс-адвокату до трех лет (см. «Адвокату ужесточили приговор за перехват дел клиентов через «Почту России»).

Разглашение данных предварительного расследования

Против адвокатов нечасто возбуждаются дела за разглашение данных предварительного расследования, однако такие прецеденты есть. Например, в разглашении данных предварительного расследования обвинили адвоката Георгия Антонова, который защищал экс-начальника ГУЭБиПК МВД Дениса Сугробова. Якобы Антонов, дававший подписку о неразглашении тайны следствия, во время пресс-конференции рассказал журналистам некоторые подробности громкого дела. В частности, адвокат пояснил, сколько полицейских было задержано и какие обвинения им предъявлялись. В апреле 2015 года Антонов был приговорен мировым судьей судебного участка № 100 Замоскворецкого района к штрафу в 65 000 руб., однако освобожден от наказания в связи с амнистией к юбилею Победы. В августе 2015 года Замоскворецкий районный суд Москвы признал этот приговор законным (см. «Адвокату бывшего адвоката генерала Сугробова утвердили приговор за разглашение тайны следствия»).

Ранее по той же статье был осужден адвокат Владимир Дворяк, который в 2013 году защищал экс-замглавы ГУ МЧС по Хакасии Вячеслава Титова, подозреваемого в получении взяток. Дворяк отксерокопировал протоколы показаний, поданных в суд для обоснования ходатайства о его аресте, и продемонстрировал их сотрудникам МЧС, за что и попал под уголовное преследование. Адвокат настаивал, что до обнародования протоколов их зачитали в открытом судебном заседании. А разглашение того, что уже стало достоянием общественности, нельзя считать преступлением. Президиум ВС Хакасии отменил приговор и постановление апелляции, а также прекратил дело за отсутствием в действиях адвоката состава преступления (см. «ВС Хакасии оправдал адвоката по делу о разглашении тайны следствия»).

Совершение экономического преступления

Адвокатов достаточно часто привлекают к уголовной ответственности по экономическим преступлениям – например, за помощь в разработке схемы корпоративного конфликта, фальсификации протоколов общего собрания, составлении документов «задними числами». «В нашей практике был случай, когда адвоката привлекли к уголовной ответственности за сопровождение процедуры отчуждения имущества компании, которая, по мнению следователя, являлась преступной», – рассказала партнёр «Забейда и партнёры» Дарья Константинова. Адвокат Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья» Виктория Соколова поделилась похожей историей: «Однажды к адвокату обратились за составлением текста договора. Казалось бы, какой тут подвох может быть? В процессе составления договор постоянно корректировался, адвокат, естественно, изменял условия и правил текст в соответствии с пожеланиями доверителя. Незаметно договор, который со слов клиента планировалось заключать в будущем, стал договором, который будет заключен «задним числом». Выяснилось это случайно, когда во время очередной правки доверитель прислал адвокату окончательный вариант с датой договора на нем. Впоследствии же договор, в разработке которого принимал участие адвокат, стал основой для войны между доверителем и третьим лицом, в том числе с применением «тяжелой артиллерии» – возбуждения уголовного дела».

Эксперты «Право.ru» сходятся во мнении, что в таких ситуациях часто нет вины адвокатов – их попросту «используют втёмную». «В случае отсутствия доказательств осведомленности адвоката об участии в преступной схеме в его действиях состава преступления не будет. Однако если адвокат поддастся давлению со стороны правоохранительных органов и даст показания о недобросовестности действий своего клиента, а также сознательном оказании ему помощи в этом вопросе, его могут привлечь как соучастника. Доказательственная база об осведомленности адвоката может основываться и на показаниях иных лиц», – объяснила Константинова.

Чтобы избежать подобной ситуации, Константинова посоветовала адвокатам с осторожностью относиться к поручениям клиента фрагментарного характера, которые могут являться частью преступной схемы. А Соколова рекомендовала внимательно изучить не только те документы, которые передает доверитель, но не лениться и поискать дополнительную информацию, а также быть внимательным в переписке.

Если адвокат понимает, что его хотят втянуть в преступную схему, Закалюжный считает необходимым не просто воздерживаться от таких действий, но и письменно уведомить руководство компании о рисках возбуждения по этим фактам уголовного дела. «В современной практике все чаще встречаются случаи, когда следствие в ходе обысков, проводимых в офисах у адвокатов, находит доказательства преступной деятельности чиновников, топ-менеджеров и бенефициаров компании. Многие из них поручают внешним консультантам операционную деятельность своих оффшорных компаний, контроль за счетами в иностранных банковских учреждениях, и часто от результатов обысков у таких адвокатов зависит результат расследования, поскольку следователи получают доказательства преступной деятельности и привлекают к уголовной ответственности адвокатов или же используют их свидетельские показания», – рассказал Закалюжный.

Константинова дала совет адвокатам, которые все же оказались фигурантами экономического преступления: «Не стоит самому создавать себе проблемы и «поднимать статью с пола». У нас был случай, когда свидетель по уголовному делу, имея статус адвоката, дал признательные показания о совершении им преступления после предъявления аудиозаписей его телефонных переговоров. В ходе ознакомления с материалами уголовного дела выяснилось, что эти аудиозаписи были получены незаконным путем, так как лицо относилось к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовному делу. При этом каких-либо иных допустимых доказательств, свидетельствующих об участии адвоката в той ситуации, в деле не было вовсе».

Воспрепятствование правосудию

Общение адвоката с судьями должно быть сведено к минимуму – в противном случае адвоката могут обвинить в воспрепятствовании правосудию. Так, по данным следствия, адвокат Николай Русинов из Еврейской автономной области неоднократно обращался к судье и пытался убедить его в невиновности своего доверителя. В результате защитника обвинили в воспрепятствовании правосудию и производству предварительного следствия. В свою очередь адвокат утверждал, что общался с судьей в период, когда дело было еще на стадии предварительного следствия, то есть никакого правосудия не вершилось. В настоящее время дело в отношении Русинова еще расследуется (см. «Защитница адвоката Русинова пожаловалась на затянувшееся расследование его дела»).

Возбуждение уголовного дела в отношении адвоката – событие нередкое. И если одни защитники осознанно нарушают закон, предлагая своим доверителям передать через них взятку или подкупая свидетелей, то другие попадают на скамью подсудимых из-за своей безответственности или даже невнимательности.

pravo.ru

Уголовные риски для юристов: как консультанту не стать соучастником

Наряду с бенефициарами и руководителями к уголовной ответственности все чаще привлекают юристов. Эксперты в уголовном праве дали советы коллегам на гражданско-правовом поприще и рассказали, в чем разница между описанием рисков и дачей советов на юридической консультации. Может ли адвокатский статус стать панацеей от нежелательных встреч с правоохранителями? Не все юристы уверены в положительном ответе.

Юридическая работа – это априори уголовно-правовой риск, считает адвокат уголовной практики АБ «Ковалев, Рязанцев и партнеры» Ольга Сидорова. Наряду с руководителями и бенефициарами к ответственности стали чаще привлекать юристов, подтверждает партнер АБ «Коблев и партнеры» Руслан Коблев, хотя, по его наблюдениям, здесь нет системного характера. По словам Сидоровой,

«Оптимизация налоговых выплат», банкротство «с минимальными потерями для бизнеса», создание цепочки фиктивных сделок – самый типичный перечень «просьб», с которыми обращаются клиенты к юристу. Чаще всего последних привлекают к ответственности как раз за совершение так называемых «налоговых» преступлений – их действия могут расценить как пособничество

По словам Сидоровой, доказать причастность юриста обычно несложно, особенно если он общается не только с клиентом-руководителем, но и с другими сотрудниками, которые раскрывают «все карты» перед правоохранительными органами, включая переписку. Руководителей обычно привлекают к ответственности по делам о мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса), присвоении и растрате (ст. 160 УК), уклонении от уплаты налогов и (или) сборов в организации (ст. 199 УК), а также по делам о злоупотреблении полномочиями (ст. 201 УК), перечисляет Коблев. Он называет и более редкие преступления, практика по которым еще не полностью сформировалась. Это фальсификация финансовых документов учета и отчетности финансовой организации (ст. 172.1 УК), воспрепятствование осуществлению или незаконное ограничение прав владельцев ценных бумаг (ч. 2 ст. 185.4 УК), фальсификация решения общего собрания акционеров (участников) хозяйственного общества или решения совета директоров (наблюдательного совета) хозяйственного общества в целях незаконного захвата управления (185.5 УК). Если их станут чаще использовать – это повлечет проблемы с квалификацией действий юристов, которые были замешаны в подобных схемах, прогнозирует Коблев. Сложности в определении степени соучастия признает и Сидорова.

Зоны риска: от консультаций до переговоров

Консультации – это форма интеллектуального пособничества в преступлении, объясняет директор юргруппы «Яковлев и партнеры» Анастасия Рагулина:

Если юрист понимает, что, следуя его советам, клиент совершит преступление, юрист, безусловно, выступает в роли пособника. Вина обязательна, а установить ее проще тогда, когда консультации существуют в материальном виде (например, в виде заключения или справки). Если же юрист неопытный или просто выполнил работу плохо, его нельзя назвать пособником, потому что соучастие всегда предполагает прямой умысел.

«Зеленый» специалист может позволить вовлечь себя в преступную деятельность – например, стать руководителем «однодневки» или подписать заведомо фиктивный документ, говорит управляющий партнер АБ ЕМПП Сергей Егоров. Но это скорее исключение, и начинающий юрист сам должен понимать, что делает, полагает Егоров. По словам адвоката, такие действия, как дача взяток, обналичивание средств с участием юристов и так далее, не имеют особой уголовной специфики на общем фоне. Зато компанию, в интересах которой выплачена взятка, после уголовного дела сотрудника может ждать огромный административный штраф – до стократной суммы взятки (19.28 КоАП), предупреждает Коблев.

О чем стоит помнить добросовестным юристам

При подписании правового меморандума не помешает бдительность, отмечает Егоров. Если в документе не просто описываются риски, а предлагаются решения, их следует обосновать со ссылками на закон и практику его применения, что особенно касается налоговых консультантов, рекомендует эксперт. Понять, что хочет доверитель, можно еще на стадии предварительных переговоров, говорит Рагулина. «Более того, всегда можно взять тайм-аут, чтобы оценить риски не только для клиента, но и для себя», – советует она.

Если бенефициары или менеджеры требуют от юристов совершить действия, которые образовывают состав преступления, нужно как минимум воздержаться от этого и письменно уведомить руководство о возможности возбуждения уголовного дела, обращает внимание Коблев. Чтобы снять определенные правовые риски, хорошая идея руководствоваться Кодексом профэтики адвоката, даже если у консультанта нет этого статуса, предлагает Сидорова.

Встречаются случаи, когда адвокат передает в суд доказательства, переданные ему клиентом, рассказывает Баганов. Если потом окажется, что они фиктивные, ответственность за это будет нести адвокат (если не докажет первоисточник). Поэтому Баганов рекомендует в таких случаях не пренебрегать актами приема-передачи.

Еще одна «зона риска», помимо правовых консультаций, – это участие в переговорах, продолжает Сидорова. Правоохранители могут расценить его как вымогательство, особенно если оно связано с активной поддержкой позиции доверителя, предупреждает адвокат «Ковалева, Рязанцева и партнеры». Например, осенью 2016 года был задержан юрист Игорь Трунов, который представлял лидера французской группы Space Дидье Маруани. Тот обвинил Филиппа Киркорова в плагиате и потребовал компенсацию 1 млн евро. Киркоров обвинил Трунова и Маруани в вымогательстве, но в конце декабря 2016 г. стало известно, что правоохранители не дали делу ход.

Адекватный консультант всегда найдет, что им ответить, не нарушая ни УПК, ни доверие клиента, твердо убежден Егоров. Ему неизвестны случаи, когда юрист дал бы показания на своего клиента под давлением органов следствия. В теории это возможно, если консультант сам замешан в «темных делах», и следствие предлагает ему заключить сделку и «сдать» клиента, рассуждает управляющий партнер ЕМПП. Также консультант может дать показания на клиента, если тот использовал его «втемную» и скрыл то, что потом вызвало интерес у правоохранителей, предполагает Егоров.

Адвокатский статус – +100 к защите

Адвокатский статус дает своему обладателю массу преимуществ. Большинство экспертов считают его значительным подспорьем в нежелательных столкновениях с правоохранительными органами. «Они понимают, что от адвоката практически невозможно получить свидетельские показания на клиента в силу адвокатской тайны, – рассказывает Егоров. – Немногочисленные случаи вызова на допрос говорят лишь о слабости позиции обвинения». «Простой» юрист при допросе теряет свои регалии и обязан дать показания в ходе расследования или доследственной проверки, что может касаться десятков и сотен специалистов в штате, предупреждает адвокат BGP Litigation Георгий Баганов. Поэтому, по его мнению, корпоративным заказчикам следует дополнять свои юридические подразделения «внешними» адвокатскими (поскольку принять адвоката в штат нельзя).

Впрочем, вызов адвоката на допрос может быть попыткой от него избавиться, замечает Баганов. Если неопытный специалист на него придет (пусть он даже ничего не расскажет) – он будет считаться допрошенным свидетелем и не сможет работать в защите. Адвокатская тайна – это существенная гарантия еще и в случае обыска. Чтобы получить доступ к материалам и документам адвоката, необходимо разрешение суда. Обыски в адвокатских образованиях, конечно, бывают, но это скорее «случай на миллион», а не сформировавшаяся практика, сообщает Сидорова.

Но в целом она оценивает пользу адвокатского статуса немного скептичнее, чем ее коллеги: «Он, конечно, значительно улучшает ситуацию, но не решает вопрос кардинально». В последнее время адвокатские палаты субъектов и суды, в том числе Конституционный, принимают акты, ущемляющие свидетельский иммунитет адвоката, жалуется Сидорова. По ее наблюдениям, еще одна попытка «отколоть кусок от монолита» адвокатской тайны произошла на фоне борьбы с терроризмом.

Правоохранительные органы часто расширительно толкуют свои права, сетует Коблев. По его словам, все чаще следствие находит доказательства преступлений чиновников, топ-менеджеров и бенефициаров в ходе обысков у внутренних и внешних юристов. Им клиенты поручают операции офшорных компаний, контроль за счетами в иностранных банках, поясняет Коблев. «Статус адвоката и гарантии адвокатской тайны не спасают от проведения обысков», – констатирует Коблев. Впрочем, он напоминает о законопроекте, который в середине февраля 2017 года Президент внес в Госдуму. Он позволяет обыски лишь в присутствии наблюдателей от адвокатской палаты, по решению суда и лишь в том случае, если уголовное дело возбуждено против самого защитника. Без этого помещения можно осмотреть – и то лишь в том случае, если там обнаружены признаки совершения преступления (см. «Допуск в СИЗО и запрет обысков: чем адвокатам помогут президентские поправки в УПК»).

pravo.ru

7.3. Профессиональная (дисциплинарная ответственность юристов)

Ответственность юристов может быть общей или связанной с профессиональной деятельностью. Общая ответственность (юридическая, моральная и т.д.) имеет непрофессиональный характер и наступает на общих основаниях. Дисциплинарная ответственность является одним из видов юридической ответственности, к которой юрист привлекается за совершение дисциплинарного проступка, то есть за нарушение:

• законодательства при выполнении профессиональных функций;

• присяги, которая им принята;

• требований устава соответствующего объединения юристов.

За совершенное дисциплинарный проступок к юристов применяют следующие дисциплинарные взыскания:

• понижение квалификационного класса;

• понижение в должности и освобождение от должности;

• приостановление на определенный срок действия свидетельства (лицензии) на занятие частной юридической практической деятельностью или его аннулирования.

В общих правил привлечения юристов к дисциплинарной ответственности относятся следующие:

• за каждый дисциплинарный проступок налагается только одно дисциплинарное взыскание;

• дисциплинарное взыскание к юристу применяют не позднее шести месяцев после обнаружения проступка, не считая периода временной нетрудоспособности или пребывания юриста в отпуске;

• если в течение года со дня наложения дисциплинарного взыскания юриста не будет подвергнут новому дисциплинарному взысканию, он считается не имеющим дисциплинарного взыскания;

• дисциплинарное взыскание может досрочно снять соответствующая комиссия;

• решение о наложении дисциплинарного взыскания можно обжаловать в высшей квалификационно-дисциплинарной комиссии, высшего государственного органа или в судебном порядке;

• если юрист не допустил умышленного нарушения или недобросовестности, что повлекло за собой существенные последствия, то отмена или изменение решения, которое принял юрист, непризнание его действий или неприятие доказательств, толкований нормативно-правовых актов не влекут за собой дисциплинарной ответственности юриста.

За дисциплинарные проступки, которые потянули за собой существенные негативные последствия, частные юристы могут быть лишены права на осуществление профессиональных полномочий, а юристы — государственные должностные лица освобождены с должности. Например, судья может быть освобожден от должности в порядке дисциплинарного производства за ненадлежащее выполнение обязанностей, если к нему ранее применялись дисциплинарные взыскания; грубое нарушение служебных обязанностей; совершение аморального проступка, не совместимого с занятием должности судьи; нарушение требований, предусмотренных статьей 5 Закона Украины «О статусе судей»; по основаниям, предусмотренным пунктами 4, 5 и 7 статьи 40 Кодекса законов о труде Украины.

Вопрос о дисциплинарной ответственности юристов решаются, как правило, квалификационно-дисциплинарными комиссиями. Например, дисциплинарная палата квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры образуется в составе девяти членов: в нее входят пять адвокатов, два судьи, по одному представителю от управления юстиции Совета Министров Автономной Республики Крым, областной, Киевской и Севастопольской городской государственной администрации, отделения Союза адвокатов Украины. В работе квалификационно-дисциплинарной комиссии с правом совещательного голоса могут принимать участие ученые-юристы и народные депутаты.

Решение о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности принимается открытым голосованием двумя третями голосов от общего числа членов палаты. Решение о привлечении адвоката к дисциплинарной ответственности можно обжаловать в Высшей квалификационной комиссии адвокатуры, которая образуется при Кабинете Министров Украины. В ее состав входят по одному представителю от каждой квалификационно-дисциплинарной комиссии адвокатуры, Верховного Суда Украины, Министерства юстиции Украины, Союза адвокатов Украины.

Жалобы относительно решений о привлечении к дисциплинарной ответственности судей и прокуроров рассматривает Высший совет юстиции, которая также вносит представление Президенту Украины о назначении судей на должности или об освобождении их от должностей, или рассматривает дела и принимает решения относительно нарушения судьями и прокурорами требований относительно несовместимости, а также осуществляет дисциплинарное производство в отношении судей Верховного Суда Украины и судей высших специализированных судов.

Дисциплинарное дело юриста или дисциплинарное производство рассматриваются в установленном нормативно-правовыми актами порядке и включает:

• проверку данных о дисциплинарный проступок;

• открытие дисциплинарного производства;

• рассмотрение дисциплинарного дела;

По результатам проверки составляется заключение с изложением фактов и обстоятельств, выявленных во время проверки, и предложений. Основаниями для возбуждения дисциплинарного производства в отношении юриста (за исключением заявлений и сообщений, которые являются анонимными или не содержат конкретных сведений о проступках юристов), могут быть:

• представление управлений юстиции по результатам проверки заявлений и сообщений граждан;

• представление судов, должностных лиц государственных органов, учреждений, организаций, органов местного и регионального самоуправления;

• сообщение в средствах массовой информации и т.п.

banauka.ru

Юридическая ответственность юриста

Вопрос «качества» услуг юриста напрямую связан с вопросом ответственности юриста за свои действия. Например, если магазин продал вам неработающий холодильник, то обязан вернуть деньги или заменить товар на другой. Это предусмотрено законом о защите прав потребителей, однако этот закон на отношения с юристами на текущий момент не распространяется. У адвокатов за нарушение Кодекса этики и Закона об адвокатуре, регулирующего их деятельность, прямо предусмотрена дисциплинарная ответственность, вплоть до прекращения статуса адвоката. Однако удовлетворит ли это клиента, который потерял из-за юриста большие деньги?

Этот вопрос довольно тонкий. Например, проигрыш в судебном деле далеко не всегда свидетельствует об отсутствии у юриста профессионализма. Зачастую ситуация такова, что максимум, что может юрист – снизить ответственность, смягчить приговор, уменьшить объем убытков. Юристы с большим опытом работы говорят на эту тему: «Я не боюсь проиграть дело, но я боюсь допустить ошибку». Однако эти случаи как раз понятны, о какой-либо ответственности речь идти не должна.

Следует разобраться с вопросом – установлена ли юридическая ответственность за ошибки, допущенные юристом? Можно ли с него взыскать убытки в полном объеме?

Если подойти к этому вопросу как к задаче правового характера, то для взыскания с юриста убытков следует определить:

  • Какое задание (поручение) давал клиент юристу, достаточно ли оно было конкретно?
  • Какой договор был заключен (и был ли заключен) и на каких условиях?
  • Насколько было выполнено поручение клиента?
  • Допустил ли юрист ошибку, если да, то была ли в ней его вина?
  • Какие негативные последствия наступили у клиента, каков их размер?
  • Есть ли причинно-следственная связь между ошибкой и наступившими негативными последствиями?

По нашему мнению, при определенной совокупности ответов на эти вопросы и успешном доказывании необходимых фактов юрист будет обязан возместить убытки, возникшие у клиента, в частности, исходя из права клиента на полное возмещение убытков, предусмотренное ст.15 Гражданского кодекса РФ.

Данный материал подготовлен на основе материалов книги Саблина Максима Тимуровича «Карьера юриста». Подробнее об авторе можно узнать здесь.

moeobrazovanie.ru

Еще по теме:

  • Лист ознакомления с приказом бланк Лист ознакомления с локальными нормативными актами - образец Отправить на почту Лист ознакомления с локальными нормативными актами - образец данного источника поможет вам правильно его составить с учетом всех правовых нюансов. Рассмотрим, какие […]
  • Здания и помещения медицинских организаций правила проектирования 2014 Здания и помещения медицинских организаций правила проектирования 2014 Перед направлением электронного обращения в Минстрой России, пожалуйста, ознакомьтесь с изложенными ниже правилами работы данного интерактивного сервиса. 1. К рассмотрению […]
  • Плательщик таможенных пошлин налогов Плательщики таможенных пошлин, налогов Комментарий к статье 79 Таможенного кодекса Таможенного союза ЕврАзЭС: Плательщики таможенных пошлин, налогов В соответствии со ст. 79 ТК плательщиками таможенных пошлин и налогов (НДС, акцизов) являются […]
  • Страховка на путешествие ресо Полис РЕСО-Гарантия по страхованию выезжающих за рубеж стал еще удобнее: теперь туристы смогут рассчитывать не только на медицинскую помощь за границей, но и на защиту своего багажа во время перелета. Страхование багажа можно включить в […]
  • Оплата госпошлины на ип фнс Оплата госпошлины за регистрацию ИП в 2018 году Квитанция госпошлины должна содержать правильные реквизиты. Иначе вы можете получить отказ в регистрации. С помощью бесплатного онлайн-сервиса на нашем сайте вы сможете легко, с учетом всех правил, […]
  • Представление интересов в мировом суде Доверенность в мировой суд Общие правила оформления доверенности в мировой суд Срок действия таких доверенностей не может быть более 3-х лет. В случае отсутствия срока действия или окончания срока доверенности, она действительна в течение года с […]