Ключевые принципы международного уголовного права

Международное уголовное право кроме общих принципов международного права включает ряд специфических принципов, которые изложены уставах международных уголовных судов. В настоящей статье рассматриваются два основополагающих принципа международного уголовного права: принцип законности и запрет двойного осуждения, которые находят все более широкое применения в международных и национальных судах, преследующих международные преступления.

Другие принципы отправления международного уголовного правосудия содержатся в части 3 Римского статута Международного уголовного суда «Общие принципы уголовного права». Она состоит из 12 статей и на ряду с другими включает такие принципы: индивидуальной уголовной ответственности (ст. 25); исключения из юрисдикции несовершеннолетних (ст. 26); недопустимости ссылки на должностное положение (ст. 27); ответственности командиров и других начальников (ст. 28); неприменимости срока давности (ст. 29).

Принцип законности.

Ключевой принцип права в области прав человека, получил прямое применение в международной системе уголовного права. В соответствии с ним запрещается ретроактивное применение наказания. Никто не может нести уголовную ответственность, по факту деяния, которое на момент совершения не являлось уголовно-наказуемым преступлением. Данный принцип международного уголовного права известен как Принцип законности или Nullum crimen sine lege (лат. Нет преступления без закона). Принцип законности имеет первостепенное значение в сфере международного уголовного права, учитывая зачастую неточный характер источников международного уголовного права (например, обычное международное право).

Принцип законности закреплен в статье 15 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года (МПГПП):

  1. Никто не может быть признан виновным в совершении какого-либо уголовного преступления вследствие какого-либо действия или упущения, которое, согласно действовавшему в момент его совершения внутригосударственному законодательству или международному праву, не являлось уголовным преступлением. Равным образом, не может назначаться более тяжкое наказание, чем то, которое подлежало применению в момент совершения уголовного преступления. Если после совершения преступления законом устанавливается более легкое наказание, действие этого закона распространяется на данного преступника.
  2. Ничто в настоящей статье не препятствует преданию суду и наказанию любого лица за любое деяние или упущение, которые в момент совершения являлись уголовным преступлением согласно общим принципам права, признанным международным сообществом.

Как видно, согласно этому принципу, если действие или бездействие не является уголовным преступлением в соответствии с национальным законодательством, этот факт не освобождает от суда за совершенное преступление по международному праву.

В международном уголовном праве принцип законности уже давно является спорным вопросом, который, в том числе, возникал в ходе судебных процессов в Нюрнбергском и Токийском трибуналах.
Статут МУС включает в себя конкретное положение о принципе законности в статье 22:

  1. Лицо не подлежит уголовной ответственности по настоящему Статуту, если только соответствующее деяние в момент его совершения не образует преступления, подпадающего под юрисдикцию Суда.
  2. Определение преступления должно быть точно истолковано и не должно применяться по аналогии. В случае двусмысленности определение толкуется в пользу лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным.

Таким образом требуется, чтобы суд давал оценку деяниям, являющимися уголовно-наказуемыми преступлениями в рамках юрисдикции МУС, перечисленным в Римском статуте МУС и разъясненным в Элементах преступлений.

Принцип законности в обычном и договорном международном праве.

Во избежание нарушения принципа законности, конкретные деяния должны быть преступлениями согласно обычному или договорному праву, влекущими за собой индивидуальную уголовную ответственность. Когда определялось содержание субстантивного международного уголовного права, проводилась проверка уставов международных трибуналов по бывшей Югославии (МТБЮ) и Руанде (МТР) на соответствие обычному праву. МТБЮ и МТР старались не полагаться на договорное право. Главная причина такого подхода заключается в том, чтобы принцип nullum crimen sine lege не нарушался и в том случае, если сторона конфликта не придерживалась конкретного договора.

Обычное международное право.

Чтобы не преступать принцип законности, когда обычай применяется в уголовной юрисдикции, крайне важно установить, что конкретное деяние на момент совершения содержало все признаки преступления, предусмотренного законом. Также важно учитывать, является ли разумным предположение о том, что обвиняемый был в достаточной мере осведомлен о преступном характере своих действий во время их совершения.

Среди факторов, свидетельствующих о том, что конкретное деяние представляет собой преступление согласно обычному международному праву, можно выделить такие обстоятельства – подавляющее число национальных юрисдикций «криминализировали» данное деяние; или положения договора, который предусматривает уголовно-наказуемую ответственность, стало обычным международным правом. При оценки данных факторов, суд должен учитывать специфику международного права и, в частности, обычного международного права.

Так в решении МТБЮ по делу Митара Васильевича указывается:

палата должна дополнительно убедиться в том, что преступный характер деяния был в достаточной степени определен и доступен в надлежащее время для того, чтобы служить основанием уголовного осуждения и наказания в соответствии с уголовной статьей, выбранной обвинением. С точки зрения nullum crimen sine lege было бы совершенно неприемлемым осуждать обвиняемого на основании запретов, которые, принимая во внимание специфику обычного международного права и учитывая постепенную конкретизацию норм уголовного права, либо недостаточно точны, чтобы определить деяние и отличить преступное действие от допустимого, либо были недостаточно доступны в надлежащее время. Уголовное осуждение никогда не должно основываться на нормах, о которых обвиняемый не мог быть в достаточной мере осведомлен во время совершения деяния, и эти нормы должны достаточно четко устанавливать, какое действие или бездействие может повлечь уголовную ответственность.

Суд отметил, что принцип международного уголовного права nullum crimen не является препятствием для интерпретации и конкретизации элементов преступлений, а также не исключает прогрессивное развитие права судом. Тем не менее, констатировалось, что:

суд ни при каких обстоятельствах не должен во вред обвиняемому криминализировать деяние после его совершения, давая определение преступлению, которого не существовало до сих пор, тем самым делая его уголовно-преследуемым и уголовно-наказуемым, либо вводя уголовную ответственность за деяние, которое до настоящего времени не расценивалось как преступление.

Принцип законности поддерживается Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ). Например, в деле S.W. против Соединенного Королевства (1995), ЕСПЧ постановил, что принцип законности «следует толковать и применять… таким образом, чтобы обеспечить эффективную защиту от произвольного преследования, осуждения и наказания». С этой целью ЕСПЧ подчеркивает, что уголовное право не должно толковаться расширительно, например, по аналогии, а любое преступление должно быть четко определено в законе.

Хотя подобное отношение к принципу nullum crimen sine lege характерно для международных судов, отдельные правовые системы придерживаются иного подхода к неписьменному праву и, в том числе, обычаю, не признавая его в качестве источника национального уголовного права.

Договорное право.

Как уже отмечалось, в ряде случаев и в зависимости от специфики каждой правовой системы международно-правовые договоры используется в качестве источника международного уголовного права. Принцип законности должен соблюдаться и в таких случаях.

Общий смысл постановления МТБЮ заключается в том, что правило nullum crimen sine lege соблюдается если, в момент совершения преступления:

  1. на государства с принятием конкретной конвенции возлагаются определенные обязательства;
  2. несоблюдение норм конвенции влечет, согласно договорному или обычному праву, индивидуальную уголовную ответственность лица, нарушившего данные нормы.

Отдельные международные договоры, такие как Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него и Женевские конвенции (в частности, серьезные нарушения их положений), определяют признаки международного преступления и имеют прямую обязательную силу для физических лиц.

МТР посчитал, что, поскольку Руанда ратифицировала соответствующие договоры, в том числе Дополнительный протокол II к Женевским конвенциям, а также рассматриваемые МТР преступления являются преступлениями согласно руандийскому законодательству 1994 года, нет никакой необходимости выяснять, действительно ли отдельные положения Устава МТР представляют собой обычное международное право, влекшее уголовную ответственность в 1994 году.

Запрет двойного осуждения.

Другой важнейший принцип международного уголовного права – это принцип, запрещающий двойное осуждение, или non bis in idem. В соответствии с ним не допускается повторное осуждение одного и того же лица за совершение одного и того же деяния. Основанный на понятиях справедливости по отношению к обвиняемому данный принцип мотивирует проведение более тщательного расследования и всестороннего судебного преследования.

Данный принцип закреплен и в ч. 7 ст. 7 МПГПП:

никто не должен быть вторично судим или наказан за преступление, за которое он уже был окончательно осужден или оправдан в соответствии с законом и уголовно-процессуальным правом каждой страны.

Принцип запрета двойного осуждения распространяется только на суды одной правовой системы и не имеет автоматического трансграничного применения. Например, суд в стране А не в праве судить обвиняемого в преступлении, по которому уже имеется вступивший законную силу приговор другого суда страны А, но может судить ответчика за то же преступление, которое прежде рассматривалось судом страны Б. Такой подход частично вытекает из принципа государственного суверенитета – решения судов одного государства не имеют обязательной юридической силы для судов другого государства. Таким образом, каждое государство имеет свои собственные представления о том, как следует относиться к приговорам иностранных судов, однако, транснациональное действие принципа является неурегулированным вопросом и не признается в качестве общего принципа международного права.

На международном уровне суды реализуют различные подходы, оказывающие влияние на национальное судебное преследование. Например, государства не могут судить лиц за одни и те же преступлений, которые уже рассматривалось в международных трибуналах; МТБЮ и МТР имеют приоритет над государствами. Международные трибуналы не связаны окончательными приговорами национальных судебных органов, но могут учитывать их решения при должном качестве национального судебного производства и классификации рассматриваемых преступлений как «ординарные», в отличие от «серьезных» международных преступлений.

Статут МУС имеет аналогичные положения, хотя МУС обладает дополняющей юрисдикцией, а не приоритетной в отношении национальным судебным системам. Дополнительный характер юрисдикции МУС проявляется в необходимости полагаться на разбирательства в национальных судах и ограничивает преследование лишь теми случаями, когда государства не могут либо не желают расследовать или возбуждать уголовное преследование. В частности, лицо может быть осуждено в соответствии с национальным законодательством за преступления, подлежащее преследованию со стороны МУС. МУС может также расследовать деяния, по которым проводилось национальное судопроизводство, если посчитает, что разбирательство было проведено несправедливо или судебный процесс был сфальсифицирован с целью уйти от юрисдикции МУС.

Статья 20 Римского статута МУС гласит:

  1. За исключением случаев, предусмотренных в настоящем Статуте, никакое лицо не может быть судимо Судом за деяние, составляющее основу состава преступления, в отношении которого данное лицо было признано виновным или оправдано Судом.
  2. Никакое лицо не может быть судимо никаким другим судом за упоминаемое в статье 5 преступление, в связи с которым это лицо уже было признано виновным или оправдано Судом.
  3. Никакое лицо, которое было судимо другим судом за деяние, запрещенное по смыслу статьи 6, 7 или 8, не может быть судимо Судом за то же деяние, за исключением случаев, когда разбирательство в другом суде:
    1. предназначалось для того, чтобы оградить соответствующее лицо от уголовной ответственности за преступления, подпадающие под юрисдикцию Суда; или
    2. по иным признакам не было проведено независимо или беспристрастно в соответствии с нормами надлежащей законной процедуры, признанными международным правом, и проводилось таким образом, что, в существующих обстоятельствах, не отвечало цели предать соответствующее лицо правосудию.

Статью 20 следует рассматривать совместно со статьей 17 о приемлемости, согласно которой МУС отстраняется от производства дела, если обладающее юрисдикцией в отношении данного дела государство желает и способно самостоятельно «вести расследование или возбудить уголовное преследование должным образом». Этот вопрос поднимался в судебной палате в деле вице-президента Республики Конго Жан-Пьера Бембы. Защита Бембы утверждала, что по аналогичному выдвинутому МУС обвинению национальными властями Центральноафриканской Республики было проведено расследование, а последовавшее решение суда о прекращении дела вынесено по существу. Судебная палата пришли к выводу, что решение местных властей не было принято по существу обвинений, выдвинутых МУС против Бембы.

Принцип международного уголовного праваправо не быть судимым или наказанным дважды закреплен и в Европейской конвенции по правам человека (1950). Статья 4 Протокола 7 к Конвенции предусматривает, что:

  1. Никто не должен быть повторно судимым или наказан в уголовном порядке в рамках юрисдикции одного и того же государства за преступление, за которое уже был оправдан или осужден в соответствии с законом и уголовно — процессуальными нормами этого государства.
  2. Положения предыдущего пункта не препятствуют повторному рассмотрению дела в соответствии с законом и уголовно — процессуальными нормами соответствующего государства, если имеются сведения о новых или вновь открывшихся обстоятельствах или если в ходе предыдущего разбирательства были допущены существенные нарушения, повлиявшие на исход дела.

Так, в деле Золотухин против России (2003) ЕСПЧ пришел к заключению, что «заявитель был привлечен к уголовной ответственности и судим во второй раз за совершение правонарушения, за которое он был уже осужден и отбыл определенный срок административного ареста. Соответственно, по делу было допущено нарушение требований статьи 4 Протокола № 7 к Конвенции» и присудил компенсацию пострадавшей стороне.

interlaws.ru

§ 2. Принципы и источники международного уголовного права

Как всякой отрасли международного права, международному уголовному праву присущ комплекс специальных принципов, отличающихся своеобразием предмета правового регулирования. Поскольку международное уголовное право представляет собой комплексную отрасль, наряду с принципами материального права к специальным принципам международного уголовного права относятся и принципы международного уголовного процесса.

Прежде всего к специальным принципам международного уголовного права следует отнести принципы, сформулированные Уставом Нюрнбергского Трибунала и закрепленные Комиссией международного права в 1950 г. как «Принципы международного права, признанные Уставом Нюрнбергского Трибунала и нашедшие выражение в решении этого Трибунала»:

• всякое лицо, совершившее какое-либо действие, признаваемое согласно международному праву преступлением, несет за него ответственность и подлежит наказанию (принцип неотвратимости наказания);

• то обстоятельство, что по внутреннему праву не установлено наказания за какое-либо действие, признаваемое согласно международному праву преступлением, не освобождает лицо, совершившее это действие, от ответственности по международному праву;

• то обстоятельство, что какое-либо лицо, совершившее действие, признаваемое согласно международному праву преступлением, действовало в качестве главы государства или ответственного должностного лица правительства, не освобождает такое лицо от ответственности по международному праву;

• то обстоятельство, что какое-либо лицо действовало во исполнение приказа своего правительства или начальника, не освобождает это лицо от ответственности по международному праву, если сознательный выбор был фактически для него возможен;

• каждое лицо, обвиняемое в международно-правовом преступлении, имеет право на справедливое рассмотрение дела на основе фактов и права;

• соучастие в совершении преступления против мира или преступления против человечности есть международно-правовое преступление.

Отдельные принципы сформулированы во Всеобщей декларации прав человека 1948 г. К ним можно отнести следующие:

• равенство людей перед законом;

§ 2. Принципы и источники международного уголовного права

• гласность судебного разбирательства;

• осуществление правосудия только судом;

• право на защиту.

Принципы международного уголовного права нашли отражение в Уставах Международных военных Трибуналов по Югославии (1991 г.) и Руанде (1994 г.): юрисдикция Трибуналов распространяется на физических лиц; лицо несет ответственность за совершение, планирование, подстрекательство, приказ, содействие совершению преступления; должностное положение обвиняемого не освобождает его от уголовной ответственности; совершение преступления по приказу не освобождает лицо от уголовной ответственности, но может рассматриваться как смягчающее обстоятельство; нельзя судить дважды за одно преступление.

И наконец, принципы отправления международного уголовного правосудия содержатся в Римском Статуте Международного уголовного Суда 1998 г., которым посвящена часть 3 «Общие принципы уголовного права». Она состоит из двенадцати статей и представляет собой важнейшую часть Статута, включая основания для индивидуальной уголовной ответственности и основания для освобождения от уголовной ответственности. Среди них:

• никакое лицо не может быть судимо дважды за одно преступление (non bis in idem) (ст. 20);

• нет преступления без законного наказания (nullum crimen sine lege) (ст. 22);

• нет наказания без закона (nulla poena sine lege) (ст. 23);

• отсутствие обратной силы закона (ст. 11, 24);

• индивидуальная уголовная ответственность (ст. 25);

• презумпция невиновности (ст. 66);

• исключение из юрисдикции несовершеннолетних (ст. 26);

• недопустимость ссылки на должностное положение (ст. 27);

• ответственность командиров и других начальников (ст. 28);

• неприменимость срока давности (ст. 29) и др.

Источники. В настоящее время основным источником международного уголовного права является международный договор.

Глава XIV. Международное уголовное право

В международном уголовном праве, так же как и в международном праве, договоры можно условно разделить на многосторонние и двусторонние. Посредством двусторонних соглашений государства, как правило, решают вопросы об экстрадиции и об оказании правовой помощи по уголовным делам. Сегодня в мире существует более двух тысяч таких соглашений.

Многосторонние договоры в свою очередь делятся на региональные и универсальные. К региональным договорам, например, можно отнести: Европейскую конвенцию по борьбе с терроризмом 1977 г. (и Протокол к ней 2003 г.); Конвенцию Совета Европы о предупреждении терроризма 2005 г.; Шанхайскую конвенцию о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом 2001 г.; Европейскую конвенцию о выдаче 1957 г. и др. Наиболее значимыми универсальными договорами являются: Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 г.; Конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 г.; Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г.; 13 универсальных антитеррористических конвенций и протоколов к ним и многие другие.

Среди договорных источников международного уголовного права, принятых в последние годы, важное место занимает Статут Международного уголовного Суда 1998 г.

К источникам международного уголовного права, безусловно, можно отнести и международно-правовой обычай. В период возникновения и становления норм международного уголовного права обычай играл важнейшую роль в отношениях между государствами: в первую очередь это относится к правилам выдачи преступников, к законам и обычаям ведения войны, к вопросам разграничения уголовной юрисдикции государств. Более того, обычные нормы и сегодня интенсивно применяются государствами в этой области регулируемых отношений. Однако многие нормы международного обычного права сегодня либо кодифицированы, либо находятся в процессе кодификации. Например, Комиссия международного права ООН с 2004 г. поставила на повестку дня своей работы обсуждение принципа аеаеге .щаюаге (либо выдай, либо суди), существующего в качестве обычной нормы международного уголовного права.

К источникам международного уголовного права, которые условно можно назвать вспомогательными, относятся решения судебных органов. В первую очередь здесь следует выделить Устав и Приговор Нюрнбергского Трибунала, принципы юрисдикции которого стали основой

§ 3. Понятие и виды международных преступлений

для принятия многих важнейших международно-правовых актов и нашли свое отражение в новейших международно-правовых документах — в проекте Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, в текстах Уставов Международных Трибуналов по Югославии и Руанде и в Статуте Международного уголовного Суда.

В качестве вспомогательных источников международного уголовного права большое значение имеют решения и резолюции международных организаций, и прежде всего таких органов ООН, как Генеральная Ассамблея и Совет Безопасности. В 1990-х гг. на основе резолюций Совета Безопасности 827 (1993 г.) и 995 (1994 г.) в качестве вспомогательных органов были учреждены Международные уголовные Трибуналы ad hoc по бывшей Югославии и Руанде. Заслуживают также внимания международные стандарты в области уголовной юстиции, разрабатываемые под эгидой Генеральной Ассамблеи ООН: минимальные стандартные правила не являются международными соглашениями и не обязательны для государств, но они имеют существенное значение в международном уголовном праве для кодификации и систематизации его норм в направлении строгого осуществления действующих международных конвенций.

lib.sale

Понятие и принципы международного уголовного права.

Международное уголовное право как система норм и принципов, регулирующих отношения в сфере сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью

МУП имеет ряд особенностей. Во-первых, предметом его регулирования является сотрудничество государств в борьбе с международной преступностью. Во-вторых, МУП носит комплексный характер, т.е. его источники включают нормы уголовного права, уголовного процесса и уголовно-исполнительного права.. В-третьих, его нормы, устанавливающие преступность и наказуемость деяния, в некоторых случаях имеют обратную силу. В-четвертых, его субъектами являются не только физические лица но и государства. В этой связи в ст. 4 названного проекта Кодекса преступлений подчеркнуто, что судебное преследование лица за преступление против мира и безопасности человечества не освобождает от ответственности государство.

Особые принципы, присущие этой отрасли международного права, сформулированные в Уставе и приговоре Нюрнбергского трибунала, носят императивный характер. Среди них можно выделить следующие:

— запрещение агрессивной войны, вытекающее из запрета применения силы и угрозы силой и Определения агрессии 1974 г.;

— неотвратимость у головного наказания за совершение любого деяния, которое по международному праву считается преступным;

— если государство не устанавливает наказания за действия, которые международным правом отнесены к категории преступлений против мира и человечества, то это не является обстоятельством, освобождающим виновное лицо от международной уголовной ответственности;

— должностное положение лица, совершившего международное преступление, не освобождает его отличной ответственности. При этом положение главы государства или ответственного чиновника влечет повышенную уголовную ответственность в случае совершения деяния, запрещенного международным уголовным правом;

— исполнение лицом преступного приказа своего правительства или начальника не освобождает это лицо от ответственности, если сознательный выбор был фактически возможен;

— каждое лицо, обвиненное в международном преступлении или преступлении международного характера, имеет право на справедливое рассмотрение своего дела в суде;

— неприменение сроков давности к военным преступникам и преступлениям против человечества в соответствии с Конвенцией 1968 г.;

students-library.com

Принципы международного уголовного права

Поскольку сотрудничество государств в области борьбы с преступностью является частью общего сотрудничества государств по социальным вопросам, то и в МУП действуют основные принципы общего международного права.

Эти принципы в различной степени применяются в сфере сотрудничества государств по борьбе с преступностью; некоторые принципы действуют точно так же, как и в других отраслях общего международного права, другие имеют более широкое и специфическое применение.

Одновременно существует и целый комплекс специальных принципов, присущих только международному уголовному праву.

Принцип неотвратимости наказания – каждое лицо, совершившее уголовное преступление, должно понести наказание. Принцип неотвратимости наказания является основой сотрудничества государств по борьбе с преступностью. Как специальный принцип МУП, принцип неотвратимости наказания имеет несколько иное содержание, чем одноименный принцип национального уголовного права. Особенность этого принципа в МУП – его субъектом является не каждое лицо, совершившее уголовное преступление, а только такое, чьи деяния подпадают под действие международных соглашений о борьбе с преступностью.

Формы обеспечения принципа неотвратимости наказания в МУП:

– институт выдачи преступников. Если государство по каким-либо причинам отказывает в выдаче, оно обязано само осуществить правосудие, т.е. действует принцип «либо выдай, либо суди» (out dedere aut iudicare);

– установление обязанностей государств по оказанию правовой помощи;

– контроль за исполнением норм МУП. Формы международного контроля: досмотр в открытом море иностранного торгового судна, если есть основания полагать, что судно занимается преступной деятельностью (морское пиратство, пиратское радиовещание, работорговля, незаконная перевозка наркотиков). Возможно также создание специальных контрольных органов (например, Международный комитет по контролю над наркотиками создан в соответствии с Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г.).

Принцип неотвратимости наказания как международноправовой принцип распространяется не на все виды преступлений. Из-под его действия исключаются все преступления политического характера, а также преступления, не подпадающие под действие международных договоров:

– преступления, наказание за которые ниже минимума, указанного в договоре, или наказание за которые не связаны с лишением свободы по законам государства, к которому обращено требование о выдаче;

– преступления, не угаданные в перечне экстрадиционных преступлений;

– преступления, по которым истек срок давности уголовного преследования;

– преступления, которые преследуются в порядке частного обвинения.

Принцип гуманности в МУН тесно связан с принципом неотвратимости наказания. Лицо, совершившее преступление, не должно избежать наказания, но наказание должно отвечать целям ресоциализации преступника. Наказание – это не только кара за содеянное; оно направлено на перевоспитание и исправление преступника Проявление принципа гуманности в МУП:

– разработка международными организациями рекомендаций государствам придерживаться определенных правил обращения с заключенными, ограничивать применение смертной казни;

– установление недопустимости пыток, жестоких или унижающих наказаний;

– при производстве выдачи государство, которому выдается преступник, берет на себя обязательство ограничить пределы уголовного преследования: запрещено судить выданное лицо за преступления, не оговоренные в требовании о выдаче.

Принцип защиты в уголовных делах прав граждан за границей – при пребывании за границей гражданин не теряет связи со своим отечеством. Такое лицо находится под юрисдикцией государства пребывания, но в отдельных случаях на него распространяется юрисдикция государства гражданства. В конституциях некоторых государств защита прав их граждан за границей предусмотрена в качестве основной обязанности государства. В Венских конвенциях о дипломатических 1961 г. и консульских сношениях 1963 г. предусмотрена обязанность дипломатов и консулов защищать в государстве пребывания права граждан своего государства. Власти государства пребывания обязаны уведомлять консулов обо всех случаях ареста, взятия под стражу, заключения в тюрьму и задержания граждан его государства.

Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. устанавливает право консула посещать задержанного гражданина, вступать с ним в переписку, представлять его интересы в судебном заседании. Если в консульской конвенции отсутствует специальная норма о праве консула посещать задержанного, это право предоставляется на основе нормы международного обычного права. Разрешение на посещение не предоставляется, если задержанный обвиняется в шпионаже.

Консул обязан оказывать правовую помощь своим морским и воздушным судам во время их нахождения в пределах юрисдикции государства пребывания. Венская конвенция 1963 г. перечисляет функции консула:

– расследование преступлений, совершенных на борту морского или воздушного судна;

– присутствовать при осуществлении местными властями процессуальных действий на борту судна;

– обращение к местным властям за помощью в случае беспорядков на судне;

– оказание правовой помощи по уголовным делам членам экипажа.

studme.org

Русанов Г. А. Принципы международного уголовного права // Вопросы судебной реформы: право, экономика, управленике. 2009. № 4.

В теории права под принципами понимаются исходные, определяющие идеи, положения, установки, которые составляют нравственную и организационную основу возникновения развития и функционирования права [1] .

Международное уголовное право базируется на общих принципах международного права, а также особенных, свойственных его специфики отраслевых принципах. Основа принципов международного права закреплена в Уставе ООН. Римский Статут Международного уголовного суда (далее Римский Статут), являющийся наиболее полным источником международного уголовного права, в преамбуле подтверждает принципы, перечисленные в Уставе ООН.

Специфика отрасли международного уголовного права, безусловно, требует разработки и собственной системы принципов. Особое значение данное обстоятельство приобретает в свете указания ст. 21 Римского Статута, закрепляющего возможность использования «в соответствующих случаях, применимые международные договоры, принципы и нормы международного права, включая общепризнанные принципы международного права вооруженных конфликтов». Основа отраслевых принципов международного уголовного права закреплена в Римском Статуте. Данные принципы сформированы в систему и определяют общие направления развития международного уголовного права, а также правила применения его норм.

Представляется, что принципы международного уголовного права следует определить как систему основополагающих идей, положений и установок, определяющих общую основу развития и применения норм международного уголовного права.

Система принципов международного уголовного права закреплена в части 3 Римского Статута, в которой определены шесть основных принципов международного уголовного права.

Первым из которых является – нет преступления без указания на то в законе (Nullum crimen sine lege). Данный принцип закреплен в ст. 22 Римского Статута и означает следующее:

— Лицо не подлежит уголовной ответственности по Римскому Статуту, если только соответствующее деяние в момент его совершения не образует преступления, подпадающего под юрисдикцию Международного уголовного суда.

Юрисдикция Международного уголовного суда определена в ст. 5 Римского Статута, где сказано: «юрисдикция Суда ограничивается самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества. В соответствии с настоящим Статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений:

a) преступление геноцида;

b) преступления против человечности;

c) военные преступления;

d) преступление агрессии».

Таким образом, указанный принцип ограничивает возможность распространения действия Римского Статута лишь на указанные наиболее серьезные международные преступления. Выбор именно такой юрисдикции Международного уголовного суда вполне объясним, исходя из того, что одной их основных задача наднационального права является регулирование отношений, которые невозможно регулировать правом национальным, т.е. применительно к международному уголовному праву – это отношения, в которых задействовано ни одно государство, а также те отношения, в которых ответственным субъектом является государство.

— Определение преступления должно быть точно истолковано и не должно применяться по аналогии.

Данное положение запрещает применения международных актов, устанавливающих международную уголовную правовую ответственность по аналогии. Положение представляется весьма важным, исходя из того, что оно обеспечивает защиту прав лица от возможности необоснованного привлечения к ответственности.

— В случае двусмысленности определение толкуется в пользу лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным.

Также важным аспектом в сфере защиты прав человека является указанное положение, позволяет избежать возможности двойной трактовки одних и тех же норм, позволяет обеспечить равенство граждан и избежать возможности привлечения к международной уголовно-правовой ответственности невиновных лиц.

Необходимо отметить, что в ст. 22 Римского Статута также закреплено положение, согласно которому «настоящая статья не влияет на квалификацию любого деяния как преступного по международному праву, независимо от настоящего Статута». Таким образом, если иной источник международного уголовного права (иной международный договор) устанавливает международную уголовно-правовую ответственность за преступления, ответственность за которые не установлена в Римском Статуте, то за их совершение возможно привлечение виновного лица к международной уголовно-правовой ответственности в соответствии с данными международными актами.

Продолжением рассмотренного принципа является закрепленный в ст. 23 Римского Статута принцип Nulla poena sine lege (нет наказания без указания на то в законе), т.е. лицо, признанное Международным уголовным судом виновным, может быть наказано только в соответствии с положениями Римского Статута. Значение данного принципа заключается в том, что лицо, признанное виновным в совершении международного уголовного преступления может быть наказано только в соответствии с положениями Римского Статута. Указанное положение позволяет избежать нарушений при назначении наказания и обеспечить права виновного лица при назначении наказания за совершенное преступление.

В статье 24 Римского Статута предусмотрен принцип отсутствия обратной силы действия Статута. Под обратной силой закона понимается распространение положений принятого нового закона на уже существующие общественные отношение. Общемировой практикой национальных уголовных законодательств является невозможность применения обратной силы уголовного закона.

В соответствии с положениями ст. 24 Римского Статута:

— лицо не подлежит уголовной ответственности в соответствии с Римским Статутом за деяние до вступления Статута в силу;

— в случае внесения изменения в закон, применимый к данному делу до вынесения окончательного решения, применяется закон, более благоприятный для лица, которое находится под следствием, в отношении которого ведется судебное разбирательство или которое признано виновным.

Данный принцип позволяет, во-первых, оградить лицо от применения к нему закона, который еще не действовал на момент совершения деяния;

— во-вторых, предусмотрено исключение из данного принципа, согласно которому в случае внесения изменений в закон, которые носят благоприятный характер для виновного лица, к нему применима обратная сила.

Римский Статут не раскрывает какой закон может быть признан благоприятным для виновного лица. Как показывает общемировая практика, под более благоприятным уголовным законом понимается закон:

— устраняющий преступность деяния, т.е. признающий совершенное деяние непреступным;

— смягчающий наказание деяния, т.е. закон предусматривает более мягкое наказание, чем было предусмотрено ранее, либо закон снижающий максимальные и минимальные пределы размера того же вида наказания, либо закон, добавляющий альтернативно в санкцию более мягкий вид наказания.

— иным образом улучшающий положение виновного лица, т.е. в данном случае имеются, в частности, условия отбывания наказания виновным лицом, возможность досрочного освобождения от наказания, возможность применения сроков давности к совершенному преступлению и т.д.

В статье 25 Римского Статута установлен принцип индивидуальной ответственности лиц, совершивших международное уголовное преступление. Данный принцип применяемый к физическим лицам означает следующее:

— лицо, которое совершило преступление, подпадающее под юрисдикцию Международного уголовного суда, несет индивидуальную ответственность и подлежит наказанию в соответствии с Римским Статутом;

— в соответствии с Римским Статутом лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Международного уголовного суда, если это лицо:

а) совершает такое преступление индивидуально, совместно с другим лицом или через другое лицо, независимо от того, подлежит ли это другое лицо уголовной ответственности;

б) приказывает, подстрекает или побуждает совершить такое преступление, если это преступление совершается или если имеет место покушение на это преступление;

в) с целью облегчить совершение такого преступления пособничает, подстрекает или каким-либо иным образом содействует его совершению или покушению на него, включая предоставление средств для его совершения;

г) любым другим образом способствует совершению или покушению на совершение такого преступления группой лиц, действующих с общей целью. Такое содействие должно оказываться умышленно и либо:

д) в целях поддержки преступной деятельности или преступной цели группы в тех случаях, когда такая деятельность или цель связана с совершением преступления, подпадающего под юрисдикцию Международного уголовного суда;

е) либо с осознанием умысла группы совершить преступление;

ж) в отношении преступления геноцида, прямо и публично подстрекает других к совершению геноцида;

з) покушается на совершение такого преступления, предпринимая действие, которое представляет собой значительный шаг в его совершении, однако преступление оказывается незавершенным по обстоятельствам, не зависящим от намерений данного лица. Вместе с тем лицо, которое отказывается от попытки совершить преступление или иным образом предотвращает завершение преступления, не подлежит наказанию в соответствии с Римским Статутом за покушение на совершение этого преступления, если данное лицо полностью и добровольно отказалось от преступной цели.

Таким образом, не отрицая индивидуальной международной уголовной ответственности, Римский Статут предусматривает институт соучастия и институт посредственного причинения вреда. В случае совершения преступления в соучастии лицо подлежит наказанию в зависимости от характера его участия в совершенном преступлении.

Еще одним принципом международного уголовного права является принцип неприменения сроков давности в отношении международных уголовных преступлений. Указанное положение закреплено в ст. 29 Римского Статута. Важность принципа неприменения сроков давности в отношении международных уголовных преступлений заключается в том, что под юрисдикцию Международного уголовного суда подпадают наиболее тяжкие уголовные преступления, в отношении которых невозможно применить вследствие данного обстоятельства сроки давности.

Последним прямо прописанным в Римском Статуте принципом международного уголовного права является принцип вины, который закреплен в ст. 30 Римского Статута и означает следующее:

— если не предусмотрено иное, лицо подлежит уголовной ответственности и наказанию за преступление, подпадающее под юрисдикцию Международного уголовного суда, только в том случае, если по признакам, характеризующим объективную сторону, оно совершено намеренно и сознательно.

Применение данного принципа является общемировой практикой и он закреплен во всех национальных уголовных законах. Таким образом, исключается ответственность лиц за совершение международного уголовного преступления в том случае, если его деяние не было совершено намерено и сознательно.

Намеренность означает желание совершение каких-либо действий или наступления последствий, т.е. это волевой элемент. Осознанность означает понимание опасности совершаемых лицом действий, т. е. интеллектуальный элемент. Исходя из редакции ст. 30 Римского Статута, на наш взгляд, напрашиваются два вывода.

Во-первых, принцип вины применим лишь в отношении физических лиц, в отношении государств он неприменим, исходя из того, что не представляется возможным, что не представляется возможным установить волевую направленность деятельности государства.

Во-вторых, фактически Римский Статут указывает лишь на возможность умышленного совершения международного уголовного преступления.

Система принципов международного уголовного права отражает основные тенденции развития уголовно-правовой науки и закрепляет наиболее существенные положения. Представлена система принципов шести отраслевыми принципами международного уголовного права:

  1. Нет преступления без указания на то в законе (Nullum crimen sine lege).
  2. Нет наказания без указания на то в законе (Nulla poena sine lege).
  3. Принцип отсутствия обратной силы действия закона.
  4. Принцип индивидуальной ответственности лиц, совершивших международное уголовное преступление.
  5. Принцип неприменения сроков давности в отношении международных уголовных преступлений.
  6. Принцип вины.

Русанов Георгий Александрович, кандидат юридических наук

Литература и нормативные правовые акты:

1. Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько М., 2005.

2. Римский Статут Международного уголовного суда от 17.07. 1998 г . // Электронный ресурс [Консультант +].

[1] Теория государства и права / Под ред. Н. И. Матузова и А. В. Малько М., 2005. С. 151.

www.iuaj.net

Еще по теме:

  • 27 и 28 федерального закона о трудовых пенсиях Статья 27 173-ФЗ - Сохранение права на досрочное назначение трудовой пенсии 1. Трудовая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 7 настоящего Федерального закона, следующим лицам: 1) мужчинам по достижении […]
  • Приказ минобрнауки от 140613 462 Приказ Министерства образования и науки РФ от 14 июня 2013 г. № 462 “Об утверждении Порядка проведения самообследования образовательной организацией” В соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 29 Федерального закона от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ […]
  • Гражданство получение болгарии Второе гражданство Болгарии Паспорт гражданина Республики Болгария является отличным документом для безвизовых поездок, а сама страна уже много лет (с 2007 года) является полноправным членам Евросоюза. Соответственно, болгарский паспорт позволяет […]
  • Приказ мо рф о страховании военнослужащих Приказ Министра обороны РФ от 24 декабря 2015 г. N 833 "Об организации в Министерстве обороны Российской Федерации обязательного государственного страхования жизни и здоровья военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и граждан, призванных […]
  • Приказ удалиться Приказ Министерства образования и науки РФ от 16 апреля 2014 г. № 326 "Об утверждении Порядка размещения в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет» информации, необходимой для обеспечения порядка присуждения ученых степеней” В […]
  • Правило вступу 2018 Вступительная кампания 2018. В МОН объяснили правила поступления и рассказали о нововведениях В этом году появился ряд нововведений. Уже второго июля начнется вступительная кампания в высшие учебные заведения Украины для получения образовательной […]