Медиативный подход к налоговым спорам

Цисана Шамликашвили,
президент Национальной организации медиаторов, научный руководитель Центра медиации и права
.

2 июля 2013 года был принят Федеральный закон № 153-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Налогового кодекса Российской Федерации». Этот закон был подготовлен на основании предложений ФНС России и предусматривает изменение процедуры досудебного урегулирования налоговых споров. Указанный закон вступает в силу по истечении одного месяца со дня его официального опубликования 1 . Основными концептуальными изменениями, которые вводятся данным законом, являются введение обязательной процедуры обжалования до суда всех налоговых споров, ускоренная процедура рассмотрения жалоб на действия (бездействие) должностных лиц налоговых органов – в течение 15 дней, увеличение срока на подготовку налогоплательщиками апелляционных жалоб с 10 дней до одного месяца с целью увеличения времени на подготовку качественной и мотивированной жалобы.

Таким образом, закон нацелен на решение сразу нескольких задач: ускорение процесса рассмотрения жалоб, общее снижение финансовых и временных затрат заявителя, снижение нагрузок на суды, а также повышение качества работы налоговых органов с одновременным укреплением гарантий налогоплательщиков по защите нарушенных прав.

В связи с тем, что практика использования досудебного урегулирования уже показала свою эффективность, законом вводится досудебная процедура обжалования всех без исключения ненормативных актов налоговых органов, а также действий и бездействия их должностных лиц.

Одним из основных преимуществ новой процедуры является ее ускоренный характер – ведь налоговым органам отводится 15 дней на рассмотрение жалобы, притом, что в судах рассмотрение спора может продлиться от трех месяцев до года. Решения по рассмотренным жалобам также вступают в силу в более короткие сроки. Кроме того, в отличие от судебного процесса, заявителю жалобы не нужно оплачивать государственную пошлину – его жалоба в досудебном порядке рассматривается бесплатно.

Надо отметить, что практика использования досудебного рассмотрения налоговых споров по результатам налоговых проверок, которая уже действует в нашей стране, подтверждает правильность выбранного пути. Так, за четыре года, по словам статс-секретаря-заместителя министра финансов РФ Сергея Шаталова, выступившего перед депутатами Госдумы, количество жалоб сократилось на 28%, а количество дел, которые рассматриваются судами, на 52%. Число дел, которые выиграли налоговые органы в суде, увеличилось примерно в полтора раза.

При этом количество поступивших в налоговые органы жалоб, по данным заместителя руководителя ФНС Сергея Аракелова, сокращается в среднем на 10% ежегодно.

А какова судьба жалоб, поданных налогоплательщиками? По словам Елены Суворовой, начальника управления досудебного аудита ФНС, сейчас удовлетворяется примерно 40% жалоб. Динамика здесь выглядит так: в 2009 году удовлетворялись жалобы налогоплательщиков в отношении 13% оспариваемых сумм, в 2010 году – 15%, в 2011 году – 25%. Казалось бы, результат говорит сам за себя.

Но, учитывая недолгий срок действия рассматриваемого порядка, возникают и вопросы при применении новых правил. Одним из дискуссионных пунктов закона является вопрос участия налогоплательщика при рассмотрении в досудебном порядке его жалобы. По мнению ФНС, так как процедура рассмотрения жалобы в целом нацелена на быстрое выяснение обстоятельств, в участии заявителя в рассмотрении жалобы нет необходимости, чтобы не было вероятности затягивания процедуры. Такое право налоговых служб не подтверждено действующей судебной практикой применения действовавшего до сих пор досудебного урегулирования. С другой стороны, право налогоплательщика дать разъяснения, быть услышанным по волнующим его вопросам может быть чрезвычайно важным для процесса урегулирования спора, и это признается большей частью экспертов.

Также, при введении обязательного досудебного порядка урегулирования всех налоговых споров, встал новый вопрос: как, помимо прописывания формальных правил досудебного рассмотрения жалоб, повысить качество взаимодействия должностных лиц и налогоплательщиков?

Ведь, с точки зрения разрешения споров, вынесение решения в пользу одной из сторон далеко не всегда означает исчерпание конфликта, даже наоборот. Зачастую, как признают сами руководители налоговых служб, и должностными лицами, и налогоплательщиками движут определенные эмоциональные, психологические мотивы (например, должностное лицо облечено как властью, так и значительной ответственностью, и признавать свою неправоту ему может быть довольно тяжело). А, как известно, традиционные методы разрешения споров не ориентированы на диалог и не позволяют учитывать эмоциональный аспект, человеческий фактор, наличествующий в любом споре. Вот почему зачастую в спорах, где кажется, что обе спорящие стороны правы, или спорщиков представляют высококлассные юристы, опирающиеся на значительную доказательственную базу, нередко самый разумный выход – договориться. Однако сделать это без посторонней помощи бывает трудно. И именно здесь на помощь участникам спора может прийти медиация.

Да, действительно, на сегодня применение медиации в административных публичных спорах, к которым относятся и налоговые споры, в соответствии с Федеральным законом от 27 июля 2010г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» не предусмотрено, то есть применение процедуры медиации невозможно. Однако использование принципов медиации при работе с налогоплательщиком со с стороны представителей налоговых органов стало бы одним из значимых факторов, способствующих повышению доверия налогоплательщика не только к налоговой службе , но и к государству в целом. Медиативный подход, разработанный Центром медиации и права, и создающий основу для использования потенциала принципов медиации в условиях повседневной профессиональной деятельности, поможет наиболее эффективно урегулировать налоговые споры, способствуя улучшению представления граждан о налоговой системе в целом. Это тем более важно, если учитывать значимость системы налогообложения для нормального функционирования общества и государства и иметь в виду тот факт, что в российском обществе культура ответственного налогоплательщика пока лишь формируется.

Как налогоплательщики, так и представители налоговых органов, при возникновении спора достаточно часто могут заблуждаться. Человек, приходя в налоговый орган с какой-то претензией, и получив при этом разъяснение (возможно, даже оставшись с тем же результатом, но чувствуя, что его услышали), может осознать, что налоговый орган действительно готов работать с гражданином, чтобы донести до него свою позицию и помочь в будущем предотвратить повторение подобной ситуации. Это само по себе играет огромную роль в разрешении конфликта. Но стоит отметить, что для подобного сценария чрезвычайно важна фигура помощника при разрешении конфликта. Только его профессионализм при разрешении конфликтной ситуации позволит сторонам спора при кажущейся несовместимости интересов самостоятельно прийти к решению. Если работник управления досудебного аудита (а именно они занимаются досудебным рассмотрением жалоб) может вести беседу и взаимодействовать со своим оппонентом, основываясь на принципах медиации, то в таком случае ему, вероятнее всего, удастся сделать так, чтобы обе стороны получили наиболее приемлемый и оптимальный для себя результат. Также целесообразно было бы интегрировать медиативный подход в работу сотрудников налоговых органов на уровне регламентов, описывающих взаимодействие с налогоплательщиками. Ведь любой спор гораздо легче предотвратить в самом начале, не доводя его до эскалации. А налоговая сфера – это по определению сфера потенциальных споров. Вот почему конфликтная компетентность, развитый социальный интеллект – это неотъемлемые элементы профессиональной компетентности сотрудников налоговой системы, работающих в условиях постоянного напряжения и облеченных огромной ответственностью. Умение разрешать и предотвращать споры для них жизненно необходимо, это не только экономит время, но и создает более здоровые условия для повседневной работы, позволяет четко решать поставленные задачи. И потому можно не сомневаться, что способность урегулировать разногласия с помощью медиативного подхода станет залогом повышения эффективности работы налоговой системы в целом.

www.garant.ru

ЦЕНТР СПЕЦИАЛЬНЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКСПЕРТИЗ

125009, Москва, Тверская, д.20, стр.1, – тел.8(495)118-31-03, [email protected], учреждение судебной экспертизы

МЕДИАЦИЯ В НАЛОГОВОМ СПОРЕ: ОПЫТ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН

Проблемы применения в Российской Федерации процедур медиации в налоговом споре в настоящее время являются часто обсуждаемыми на научно-практических конференциях и спорными в научных кругах . Их суть заключается в следующем. В 2010 г. был принят Федеральный закон N 193-ФЗ “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)” , в котором содержится императивная норма, ограничивающая применение медиации в том случае, если спор затрагивает публичные интересы . Следовательно, с помощью процедуры медиации невозможно разрешить налоговые споры, вытекающие из публичных отношений. Тем не менее в конце октября 2011 г. в Москве прошла IV Международная конференция “Медиация – инвестиция в будущее”, на которой глава Федеральной налоговой службы России М. Мишустин сообщил, что налоговое ведомство не исключает возможности проведения эксперимента по использованию медиации в области налоговых споров на примере крупнейших налогоплательщиков, а также применения медиативных подходов при организации работы с налогоплательщиками и при досудебном разрешении налоговых споров.

Например, налоговая неделя на Урале: круглый стол “Медиация в налоговом споре” (4 – 8 июня 2012 г., Екатеринбург), круглый стол в Государственной Думе Российской Федерации по теме “Федеральный закон “О медиации” – один год практики правоприменения и перспективы развития законодательства о медиации” (14 мая 2012 г., Москва), Всероссийская научно-практическая конференция “Медиация” (6 апреля 2012 г., Новосибирск), IV Международная конференция “Медиация – инвестиция в будущее” (27 – 29 октября 2011 г., Москва) и др.
Например, И.А Бельская отмечает, что в России сложились две противоположные позиции. Одна – отвергающая возможность использования примирительных процедур по административным делам (Р.Е. Гукасян, П. Елисейкин, Е.В. Пилехина, М.А. Рожкова, Н.В. Сердюкова, В.М. Шерстюк). Другая – пропагандирующая их применение в административной юрисдикции (А.В. Абсалямов, В.С. Анохин, Е.Р. Русинова, Е.М. Цыганова, В.Ф. Яковлев, В.В. Ярков). Сторонники первой точки зрения придерживаются того мнения, что в споре соглашения с государственными органами невозможны в силу специфики административных отношений сторон. Значение также имеет правовой инструментарий принуждения государственных органов, вмененный им законодательством для реализации их компетенции. Сторонников второй точки зрения поддерживают существующие практические результаты в применении посредничества (медиации) в ряде европейских стран. См.: Бельская И.А. Перспективы применения примирительных процедур в хозяйственном процессе по делам из административно-публичных отношений // Официальный интернет-портал Высшего хозяйственного суда Республики Беларусь.
Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)” // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162. Далее – Закон N 193-ФЗ.
Ст. 1 Закона N 193-ФЗ.

Перед введением любого новшества в российское налоговое право обязательно изучается опыт зарубежных стран, дающий возможность выбрать наиболее оптимальный вариант изменений. Цель настоящей статьи – рассмотреть опыт применения медиации для разрешения налоговых споров в зарубежных странах.
Медиация возникла в 70-е гг. XX в. в США. Толчком к развитию альтернативного разрешения споров стало недовольство населения страны качеством отправления правосудия, а также ухудшением его доступности. В настоящее время медиация достигла такого уровня востребованности, что в США издали Единый закон о медиации (Uniform Mediation Act), объединивший более 2500 существовавших до этого в США законов, регулировавших посредническую деятельность в различных штатах и сферах ее применения. Но в основном данные изменения касаются коммерческих, семейных, трудовых споров. В случае налоговых споров альтернативная процедура имеет существенные отличия. Так, у правительства есть программа медиации разногласий между отдельными налогоплательщиками и налоговой службой. В ее рамках рассматриваются гражданские дела, касающиеся размера налоговой задолженности перед правительством. При этом должны выполняться два важных условия: отсутствие признаков уголовно наказуемого уклонения от уплаты налогов и привлечение для разрешения спора медиатора, назначенного государством. Таким образом, как отметил Джей Фолберг, правительство использует отчасти медиацию, чтобы стороны могли договориться в тех случаях, когда возникают разногласия по поводу причитающейся суммы налогов на основе расхождения взглядов на фактическую информацию или на толкование налогового законодательства.
В Соединенном Королевстве Великобритании и Северной Ирландии альтернативные государственному суду методы разрешения правовых конфликтов применяются уже более 120 лет . Однако специализированных налоговых медиаторов в Великобритании нет . В ряде ситуаций Служба внутренних доходов и таможен имеет право заключать с налогоплательщиком сделки, в которых роль медиаторов могут выполнять представитель налогоплательщика или налогового органа.

Далее – Великобритания.
Так, Лондонский Международный Арбитражный суд (LCIA) был создан в 1892 г. и рассматривает споры, имеющие как национальный, так и международный характер.
Болтенко О.А. В налогообложении стран Евросоюза растет популярность постсоциалистических идей // Налоговед. 2009. N 6. С. 12 – 18.

Налоговым органам Великобритании рекомендовано разрешать споры в сфере налогообложения с использованием методов медиации. Однако разрешение спора будет зависеть от таких факторов, как правовая позиция налогового органа, сумма недоимки и готовность налогоплательщика к переговорам.
На стадии административного урегулирования налогового спора судьи Налоговой палаты Трибунала Первого уровня и Палаты налогов и Права справедливости Высокого Трибунала в зависимости от дела должны применять процедуру медиации и делать все возможное для урегулирования спора без передачи дела в суд . В этом случае судьи административных трибуналов выступают медиаторами.

The Tax Chamber by the First-tier Tribunal and Upper Tribunal (Chambers) Order 2008(1).

Наибольшее развитие в Европе налоговая медиация получила в Нидерландах. С 2005 г. в стране допускается альтернативное разрешение налоговых споров с помощью медиации. Министерством финансов был проведен эксперимент по разрешению налоговых споров с помощью процедуры медиации в четырех налоговых округах. По его результатам было опубликовано письмо DGB 2005 – 01109, в котором содержатся следующие данные: за год через процедуру медиации прошло 75 споров, в 80% случаев результатом стало их успешное разрешение. В случае неудачного разрешения разногласий в процессе альтернативного разрешения спора стороны имели право обращения в суд.
В ходе эксперимента в качестве медиаторов выступали специалисты Нидерландского института медиации, задачей которого является составление и поддержание официального реестра медиаторов. С целью разгрузки судов правительственный сайт Нидерландов содержит подробное описание процедур альтернативного разрешения спора и предлагает сторонам использовать их в т.ч. тогда, когда дела уже находятся в судах. В настоящее время процедуры медиации налоговых и других административных споров предлагаются в рамках семи судов первой инстанции и одного суда второй инстанции.
На время процедуры стороны обязуются не инициировать судебных или административных дел, связанных с разрешаемым спором. По окончании процедуры медиации составляется протокол-соглашение, в котором указывается, по каким вопросам стороны достигли соглашения, а какие вопросы будут рассматриваться в суде .

Более подробно см.: Вахитов Р.Р. Процедура разрешения налоговых споров в Нидерландах // Налоговед. 2005. N 10.

Исследование зарубежного опыта применения процедур медиации для разрешения налоговых споров дает возможность сделать следующие выводы.
Во-первых, разрешение налоговых споров с помощью медиации не является распространенным правовым институтом. Большинство государств в лице налоговых органов предпочитают применять меры принуждения или наказания в налоговой сфере и относить разрешение налоговых споров к исключительной компетенции арбитражных или гражданских судов.
Во-вторых, налоговая медиация в зарубежных странах существенно отличается от медиации по спорам, вытекающим из гражданских, трудовых, семейных и иных отношений, субъектным составом (кто имеет право быть медиатором), ограниченным перечнем видов споров в области налогов, к которым она может применяться.
Таким образом, автор придерживается мнения о том, что налоговым органам Российской Федерации оптимально не формировать налоговую медиацию как правовой институт, а использовать отдельные процедуры и методы медиации для решения конкретных видов споров в сфере налогообложения.

Вы должны авторизоваться чтобы опубликовать комментарий.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

www.psy-expert.ru

Медиация поможет налоговым органам улучшить свой имидж

— Цисана Автандиловна, начну с главного вопроса: возможно ли применение процедуры медиации в налоговых спорах?
— В принципе медиация применима к любым конфликтам. Медиация — это альтернативный способ разрешения спора с участием третьей нейтральной, беспристрастной стороны — медиатора. Это лицо помогает найти такой вариант решения, который будет отвечать интересам всех сторон, вовлеченных в конфликт. Другими словами, медиация — это особая форма посредничества, которая, безусловно, может быть использована при разрешении налоговых споров.
— А что сейчас, по Вашему мнению, мешает использованию альтернативного разрешения споров в налоговых отношениях?
— Действительно, в настоящее время при разрешении налоговых споров в нашей стране не только медиация или посредничество, но и другие альтернативные методы, к сожалению, не используются. Главная причина проста: до последнего времени сам по себе такой подход к административным спорам считался недопустимым, и, соответственно, законодательство не предусматривало применение альтернативных форм разрешения подобных споров. Еще года два назад по этому поводу превалировало категорическое мнение «нет». Главный аргумент здесь был такой: «Как же налоговая служба, являясь институтом государства, будет договариваться с налогоплательщиком?»
В последнее время ситуация стала меняться, что нашло отражение во многих официальных документах (и в том числе в изменениях к налоговому законодательству, вступивших в силу в начале 2009 г.). На международной конференции по медиации в ноябре 2007 г. вопрос о возможности применения медиации и других внесудебных способов разрешения конфликтов к административным спорам обсуждался достаточно подробно. Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ — Антон Александрович Иванов — даже подчеркнул тогда, что приходит время, чтобы задуматься над введением обязательного досудебного рассмотрения некоторых категорий дел с помощью медиации, в том числе, возможно, и налоговых споров.
Кстати, эффективность подобного подхода во многом подтверждается и существующим международным опытом.
— Расскажите, пожалуйста, какие именно страны могут «похвастаться» использованием медиации при разрешении административных споров?
— Это в первую очередь Голландия и Германия. По нашим сведениям, медиация при разрешении налоговых споров используется иногда и во Франции.
Несмотря на то, что в Голландии использованием процедур медиации при урегулировании налоговых споров занялись относительно недавно (в 2004 г.), этот опыт можно расценивать как достаточно убедительный. Такая практика позволила Нидерландам значительно уменьшить общее количество судебных разбирательств по «налоговой тематике».
В Германии, которая начала эксперимент по внедрению медиации в судах (в том числе и административных) в 2000 г., сначала было задействовано шесть земель. В настоящее время в программу включаются другие регионы страны и Берлин, что, наверное, можно расценивать как показатель успеха и знак признания медиации на федеральном уровне.
— Но, вероятно, не только положительный международный опыт влияет на то, что российские власти и судебное сообщество меняют свое отношение к возможности применения медиации при разрешении налоговых споров?
— Конечно же, во многом здесь сыграло роль и удручающе большое количество налоговых споров, рассматриваемых арбитражными судами. При этом велик удельный вес дел, в которых истцом выступают именно налоговые органы, и они же очень часто эти споры проигрывают. Получается, что государство в лице налоговых органов, пытаясь доказать свою правоту налогоплательщику и проигрывая ему, демонстрирует свою несостоятельность. Это очень сильно подрывает имидж Федеральной налоговой службы, а значит, и самого государства.
Такое положение вообще нежелательно, а тем более опасно в условиях нашей страны, где при развивающихся рыночных отношениях с большим трудом формируется культура ответственного отношения граждан к выполнению обязанностей налогоплательщиков.
В России репутация налоговых органов должна способствовать формированию положительного имиджа этого института. Медиация, помогая учесть интересы и потребности всех участников спора и сохраняя при этом для спорщиков полную конфиденциальность, создает в обществе наилучшие условия для формирования сознания добросовестного налогоплательщика. Как гибкая и неформализованная процедура, она позволяет «не выносить сор из избы» и решить вопросы без привлечения общественности, соответственно, минимизируя репутационные риски. И, скорее всего, именно этот аргумент будет одним из ключевых при принятии решения о применении альтернативных способов урегулирования налоговых споров.
Но, конечно, интеграция медиации в систему разрешения административных споров потребует поступательной, планомерной работе, которая не обойдется без преодоления сопротивления и препятствий, в том числе внутри налоговой системы. Однако положительный результат окупит все сложности.
Наконец, замечу, что введенный с 1 января этого года обязательный досудебный порядок обжалования решений налоговых органов в свою очередь открывает новые возможности для медиации в налоговых разбирательствах. Это свидетельствуют о признании со стороны государства необходимости применения альтернативных способов при разрешении споров в налоговой сфере.
— То есть Вы видите медиацию как одну из форм обязательного досудебного рассмотрения обжалуемых решений налоговых органов?
— Благодаря такой системе досудебного рассмотрения жалоб у налогоплательщика появится реальная возможность донести свою позицию, быть услышанным, а у представителя налогового органа — получить наиболее полное представление о содержании спора, разъяснить и обосновать свою точку зрения. И, возможно, такой диалог не только поможет достичь наиболее справедливого и удовлетворяющего решения, но и в определенной степени послужит обучающим моментом для сторон, т. е. позволит предотвратить повторение подобной конфликтной ситуации в будущем.
— Цисана Автандиловна, как соотносятся понятия «медиация» и «мировое соглашение»? Ведь бывали случаи, что в ходе судебного процесса по налоговому делу заключались мировые соглашения между налогоплательщиками и налоговым органом.
— Да, действительно, этот вопрос очень важен не только с точки зрения разграничения понятий, но и для дальнейшего применения медиации на практике в различных отраслях права.
Медиация — это определенный способ разрешения споров, тогда как мировое соглашение — это соглашение, достигаемое сторонами в процессе (или во избежание продолжения) судебного разбирательства. Мировое соглашение считается итогом примирения сторон. Медиация же — это не просто примирительная процедура, это альтернативный способ разрешения спора, ориентированный на исчерпывание конфликта и достижение консенсусных решений. Медиация не приводит стороны к примирению, основанному на сдаче позиций и компромиссе, а создает условия для прояснения интересов, согласования позиции и поиска взаимоудовлетворяющих, жизнеспособных, а значит, и исполняемых решений.
Недавнее постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10.02.2009 № 2 четко указывает на то, что применение мирового соглашения в административных спорах невозможно. И это постановление, конечно, можно будет использовать в качестве аргумента против использования медиации, пытаясь ставить знак равенства между медиацией и мировым соглашением. Но повторюсь: мировое соглашение — это несколько иное. И мы как раз пытаемся добиться понимания в обществе этого факта.
— И последний, но не менее важный вопрос: стоит ли нам ждать в ближайшее время принятия законопроекта о медиации?
— В настоящее время законопроект «О примирительной процедуре с участием посредника (медиации)» ждет своего первого чтения. Сразу оговорюсь, что законопроект рамочный и призван в первую очередь институционализировать медиацию в российском правовом пространстве.
Вероятно, в существующий вариант законопроекта придется вносить коррективы. Высказываются, например, замечания по поводу отсутствия достаточно четко прописанных требований к профессиональной подготовке медиатора. Согласно нынешней редакции законопроекта, медиатором может стать любое совершеннолетнее дееспособное лицо, и никаких других ограничений (даже таких, как наличие высшего образования) в нем не предусматривается. При этом в целом законопроект неоднократно получал положительную оценку, и не только от наших юристов, но и со стороны зарубежных экспертов, что позволяет надеяться на его принятие в ближайшем будущем. Тем более что институт медиации уже сегодня все увереннее заявляет о себе, и его востребованность в обществе постоянно растет как в правовой, так и в социальной сфере.

Коснова Марина
(Налоговые споры: теория и практика, №6, июнь 2009 года)

www.mediacia.com

Решаем спор по-новому: процедура медиации

Процедура медиации – это новация в российском законодательстве. Ей посвящен Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» (далее – Закон о медиации). Он уже принят, но начнет действовать с 1 января 2011 года. Более того: положения этого закона затрагивают ряд других основополагающих нормативных документов, о которых будет сказано по ходу статьи.

Медиация и ее корни

Большой толковый словарь говорит, что медиация (от лат. mediаtio — посредничество, середина) – это посредничество в споре между людьми, государствами и т. п.; форма внесудебного разрешения споров с помощью третьей нейтральной, беспристрастной стороны − медиатора (посредника).
Легальное определение дано в статье 2 Закона о медиации: это способ урегулирования споров при содействии медиатора на основе добровольного согласия сторон в целях достижения ими взаимоприемлемого решения (т. е. решения, которое устроит обе стороны).
Термин «медиация» − новый для российского законодательства. Между тем механизмы, аналогичные медиации, существуют и используются давно. Так, еще до 1917 года в России широко было принято участие посредников в разрешении споров среди купечества и промышленников. Во времена СССР применялись досудебные процедуры урегулирования в семейных делах, коммерческих и трудовых спорах.
Следует отметить, что еще в 2006 году при Торгово-промышленной палате России образована коллегия посредников по проведению примирительных процедур. Поэтому фактически медиация существует и применяется в современной России не один год.
Более того: с 2008 года среди арбитражных судов Уральского федерального округа принята к реализации Концепция правового эксперимента по внедрению примирительных процедур (письмо № 5/общ-683 от 9 апреля 2008 г. и письмо № ВАС-СО1/УЗ-841 от 2 июня 2008 г.). Она действует до конца 2011 года.
По сути, медиатор при урегулировании конфликта не выносит решений. Он содействует сторонам в разрешении спора, основываясь на здравом смысле, знаниях в области психологии, конфликтологии и др. В процедуре медиации законы почти не используются. Медиатор только ориентируется на них, как бы предвосхищая наиболее оптимальный для сторон итог.

Медиатор – это независимое физическое лицо, которое стороны привлекают в качестве посредника в урегулировании конфликта для содействия в выработке сторонами решения по существу спора.
Независимость медиатора проявляется прежде всего в том, что он не вправе:
– представлять интересы любой стороны;
– оказывать сторонам юридическую, консультационную или иную помощь;
– осуществлять свою деятельность, если лично (прямо или косвенно) заинтересован в исходе, в том числе состоит с лицом, являющимся одной из сторон, в родственных отношениях;
– делать без согласия сторон публичные заявления по существу спора.
Медиатор не должен ставить своими действиями какую-либо из сторон в преимущественное положение, умалять права и законные интересы одной из сторон. Он также не вправе вносить предложения об урегулировании спора (хотя стороны могут договориться о предоставлении ему такого полномочия).
Это не все требования к медиаторам. Дополнительные требования могут быть предусмотрены в соглашении сторон или в правилах проведения самой процедуры, утвержденных специализированной организацией.
Закон о медиации провозглашает, что медиаторы–физические лица могут оказывать свои услуги на платной и бесплатной основе, а соответствующие специализированные организации – только на платной.
Таким образом, для кого-то медиация − это профессия, род занятий. Такие лица должны пройти специальный курс обучения и могут быть членами своей саморегулируемой организации. Правительство РФ пока не утвердило программу (государственный стандарт) подготовки медиаторов, но активно готовит ее. Пока образовательный стандарт не принят, некоторые образовательные центры уже проводят аккредитацию будущих профессиональных медиаторов и выдают им соответствующие сертификаты. В связи с этим не совсем ясно, насколько будут законны полномочия таких медиаторов после принятия государственной программы подготовки. Безусловно, при рассмотрении спора в сфере коммерции и финансово-хозяйственной деятельности предпочтительнее обращение к медиатору-профессионалу.
Медиацией активно заинтересовался нотариат. По просьбе практикующих нотариусов учеными ведущего уральского юридического вуза в марте 2009 года была разработана специальная программа повышения профессиональной квалификации «Медиация в нотариальной деятельности». В апреле 2009 года правление Федеральной нотариальной палаты одобрило программу и рекомендовало ее для повышения профессиональной квалификации нотариусов. Не отстает от нотариусов и Высший Арбитражный Суд РФ: им уже подготовлен проект закона о судебной медиации. А Федеральная палата адвокатов с 2010 года включила в программу обучения адвокатов курс медиации.
Имейте в виду: в любом случае деятельность медиатора не признается предпринимательской деятельностью. При отсутствии особых указаний в федеральных законах государственные должностные лица, государственные и муниципальные служащие не могут быть медиаторами (ст. 15 Закона о медиации).
Для урегулирования спора стороны вправе выбрать одного или нескольких медиаторов. Главное – чтобы кандидатура устраивала обе стороны. Если рассмотрение спора уже начато в суде, в качестве медиатора можно выбрать только профессионала.

К СВЕДЕНИЮ
Процедуру медиации можно применить при возникновении спора как до обращения в суд или третейский суд, так и после начала судебного разбирательства, в том числе по предложению судьи (часть 2 ст. 7 Закона о медиации).

Прибегнуть к процедуре медиации можно по следующим категориям споров:
– споры из гражданских правоотношений (предпринимательская, иная экономическая деятельность и др.);
– споры из трудовых правоотношений;
– споры из семейных правоотношений;
– споры из иных правоотношений (если прямо предусмотрено в федеральных законах).
Конкретного перечня споров, к которым возможно применить процедуру медиации, нет и, скорее всего, не будет. Положения о сфере применения медиации сформулированы примерно так же, как компетенция третейских судов. Если провести аналогию со сложившейся практикой рассмотрения споров третейскими судами, можно сделать вывод, что в будущем наверняка не избежать спорных ситуаций, как то: медиатор (третейский судья) рассмотрел спор, хотя не имел на это полномочий.
Таким образом, медиаторы имеют право рассматривать только так называемые частноправовые споры (в которых стороной не может выступать орган публичной власти и которые по общему правилу не относятся к сфере административных, налоговых и иных публичных правоотношений).
В Законе о медиации закреплено, что к процедуре нельзя прибегнуть в случае:
– коллективного трудового спора;
– спора, возникшего из вышеперечисленных отношений, если он затрагивает или может затронуть права третьих лиц, не участвующих в процедуре медиации, либо публичные интересы.
Имейте в виду: если спор уже рассматривает суд общей юрисдикции или арбитражный суд, это не ограничивает право сторон воспользоваться медиацией.
Одна из задач судьи (в том числе третейского) – содействие примирению сторон. Меры, которые принимает судья во исполнение этой задачи, во многом схожи, но не подменяют медиацию (если иное прямо не указано в федеральном законе).
При подготовке дела к судебному разбирательству судья обязан разъяснить сторонам, помимо прочего, их право обратиться на любой стадии арбитражного процесса в целях урегулирования спора за содействием к посреднику, в том числе к медиатору, а также о вытекающих из этого последствиях (ст. 135 АПК РФ и ст. 150 ГПК РФ).
Например, специалисты Арбитражного суда Свердловской области прошли медиативные тренинги, а на сайте этого суда появился подраздел о примирительных процедурах со списками аккредитованных медиаторов (в том числе имеющих международный сертификат). Во исполнение функции суда по содействию примирению сторон теперь вместе с определением о принятии дела к производству стороны спора получают уведомление о преимуществах мировых соглашений.

Спор «повис в воздухе»

Суд общей юрисдикции

Принятие Закона о медиации затронуло некоторые другие законы, в том числе Гражданский процессуальный кодекс. Дополнена статья 202, которая устанавливает основания, по которым течение срока исковой давности подлежит приостановлению.
Общий срок исковой давности составляет три года (ст. 196 ГПК РФ). В течение него вы имеете право обратиться с иском с целью защиты своего нарушенного права. Иногда указанный срок приостанавливается (например, в случае чрезвычайных ситуаций, военного положения, приостановки действия закона). С 1 января 2011 года заключение сторонами письменного соглашения о проведении медиации тоже приостанавливает течение срока исковой давности. Тем самым стороны делают попытку урегулировать спор, но не факт, что медиация приведет к исходу, который устроит обе стороны.
Суд может отложить разбирательство дела на срок до 60 дней, если стороны примут решение о проведении медиации и подадут соответствующие ходатайства.

Аналогичная норма содержится в части 2 статьи 158 Арбитражного процессуального кодекса. Суд откладывает судебное разбирательство, если получит от обеих сторон ходатайство об обращении за содействием к медиатору в целях разрешения спора. В этом случае медиация может длиться максимум 60 дней, это предельный срок, на который арбитры могут отложить разбирательство. Следует отметить, что указанный срок увеличен в два раза по сравнению с общим сроком отложения. Если процедура медиации не даст результатов, разбирательство в суде будет продолжено с того момента, с которого оно было отложено.

С третейскими судами ситуация иная: если договор содержит медиативную оговорку, то спор ни при каких условиях нельзя передать на разрешение третейскому суду (до тех пор пока не истечет срок, оговоренный для проведения медиации). Если такой оговорки нет, то обратиться к медиации можно на любой стадии третейского разбирательства (ст. 6.1 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации»).
Стороны должны представить суду соглашение о проведении процедуры медиации, заключенное в письменной форме. На его основании судья вынесет определение об отложении разбирательства. В данном случае закон не ограничивает продолжительность процедуры медиации. Негосударственный суд может себе это позволить. Впоследствии судья может утвердить в качестве мирового соглашения тот итог, к которому придут стороны после медиации.

ЭТО ВАЖНО
Процедура медиации не должна занять у сторон более 180 дней. Если спор уже рассматривает суд – не более 60 дней (ст. 13 Закона о медиации).

Помимо адвокатской, аудиторской, коммерческой тайны и т. п., отныне можно вести речь и о медиативной тайне. При рассмотрении спора в арбитражном суде или суде общей юрисдикции медиатор, который содействовал сторонам в урегулировании спора, не может быть допрошен в качестве свидетеля (п. 1 части 3 ст. 69 ГПК РФ и часть 5.1 ст. 56 АПК РФ). Поэтому ему можно доверить самые конфиденциальные сведения о финансово-хозяйственной деятельности, если они могут помочь разрешить конфликт. Это прямо закреплено в статье 5 Закона о медиации. Однако при наличии согласия обеих сторон медиатор вправе нарушить свою профессиональную тайну.
Закон также запрещает истребовать от медиатора и от организации, обеспечивающей проведение медиации, информацию, которой они располагают в связи с проведенными процедурами. Исключения из этого правила могут быть предусмотрены только федеральными законами или договоренностью между сторонами.
Соблюдать режим конфиденциальности информации, связанной с медиацией, обязан не только сам посредник, но и стороны. Так, стороны и иные присутствовавшие при процедуре медиации не вправе в любом судебном разбирательстве ссылаться:
а) на предложения одной из сторон применить медиацию и готовность стороны к участию в ней;
б) на мнения или предложения, высказанные одной из сторон по поводу возможности урегулировать спор;
в) на признания, сделанные одной из сторон;
г) на готовность одной из сторон принять предложение об урегулировании спора.
Вышеперечисленные сведения не будут иметь для суда юридической силы, и решение по спору должно быть вынесено без их учета. Но в Законе о медиации есть оговорка: если нет договоренности сторон об обратном. В этом случае суд прислушается к ссылкам на медиацию.

С налоговой фокус не пройдет

Не получится применить процедуру медиации в случае, если возник спор с налоговиками. Во-первых, уплата налогов – это публичные правоотношения. Во-вторых, привлечь для разрешения спора посредника невозможно, так как необходимо, чтобы налоговики заключили посредническое соглашение о медиации и тем самым стали стороной в споре. Статья 31 Налогового кодекса «Права налоговых органов» не предоставляет им такого полномочия. Поэтому придется, как и раньше, обращаться в вышестоящий налоговый орган и суд.

«Мировое» или сделка

Если стороны пришли к общему знаменателю, процедура медиации заканчивается подписанием медиативного соглашения. При согласии обеих сторон документ можно заверить нотариально.
В зависимости от порядка принятия соглашения есть существенные различия в дальнейшем правовом режиме. Если медиативное соглашение достигнуто сторонами уже после передачи спора на рассмотрение суда, оно может быть утверждено судом как мировое соглашение в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом, Арбитражным процессуальным кодексом, законодательством о третейских судах, законодательством о международном коммерческом арбитраже. Соответственно на него распространяют действие нормы, применяемые к мировым соглашениям. Такой документ приобретает силу исполнительного листа.
Если медиативное соглашение по возникшему из гражданских правоотношений спору достигнуто сторонами без передачи спора на рассмотрение суда (в том числе третейского), то к соглашению применяются нормы Гражданского кодекса. В этом случае медиативное соглашение приравнивается к гражданско-правовой сделке (договору), направленной на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей сторон. К такой сделке могут применяться правила гражданского законодательства о возмещении вреда, а также о прекращении обязательства отступным (ст. 409 ГК РФ), новацией (ст. 414 ГК РФ), прощением долга (ст. 415 ГК РФ), зачетом встречного однородного требования (ст. 410 ГК РФ).
При отказе исполнить или ненадлежащем исполнении одной из сторон условий медиативного соглашения другая сторона вправе защищать свои нарушенные права способами, которые ей предоставляет Гражданский кодекс (ст. 12). Вот некоторые из них:
– восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения;
– требовать признать соглашение недействительным (ничтожным);
– самозащита права;
– присуждение исполнить обязанность в натуре;
– возмещение убытков;
– взыскание неустойки;
– компенсация морального вреда;
– прекращение или изменение правоотношения.
По общему правилу расходы на примирительные процедуры стороны несут поровну, если не договорятся об ином.

К СВЕДЕНИЮ
Урегулировать конфликт посредством медиации логичнее всего, когда:
− стороны не заинтересованы в публичном рассмотрении спора;
− стороны не хотят, чтобы их спор рассматривал суд (слишком велики сроки рассмотрения спора, большой размер государственной пошлины и других судебных издержек);
− судебное решение по спору наверняка будет обжаловано;
− спор затрагивает деликатные вопросы;
− судебное разбирательство спора для сторон бесперспективно;
− в будущем стороны хотят иметь (сохранить) тесные деловые (личные) отношения.

Выбирая из двух зол

Не секрет, что принятие Закона о медиации инициировано прежде всего крупными юридическими и консалтинговыми компаниями. Зарубежный опыт медиации они намерены внедрить в российскую действительность. Остается открытым вопрос, насколько этот опыт окажется удачным.
В западных странах судебные тяжбы требуют много времени и денег. Поэтому принято обращаться к нейтральным посредникам − это дешевле и эффективнее. Вдобавок законодательство многих стран позволяет с помощью медиации решать налоговые и административные споры. В российском законе содержится прямой запрет на этот счет.
Успех медиации в России зависит главным образом от соотнесения затрат на процедуру медиации (оплату услуг медиатора) с величиной аналогичных судебных издержек. На сегодня примерные расценки профессиональных медиаторов известны лишь приблизительно. Порядок цифр следующий: от 5000 рублей за час либо ежедневная сумма гонорара. При не сложных конфликтах начальная цена может равняться примерно 1000−2000 рублей за час.
Вообще стоимость процедуры медиации зависит от квалификации медиатора, сложности спорного вопроса и продолжительности самой процедуры.

В ожидании лучшего

Государство возлагает большие надежды на новую примирительную процедуру. В распоряжении Правительства РФ от 29 декабря 2008 г. № 2043-р «Об утверждении Стратегии развития финансового рынка Российской Федерации на период до 2020 года» сказано, что необходимо оказать поддержку внесудебным формам разрешения конфликтов. К преимуществам медиации следует отнести конфиденциальность, оперативность рассмотрения спора и невысокие затраты, а также отсутствие необходимости принудительного исполнения решения, так как в ходе примирительных процедур стороны сами вырабатывают удовлетворяющее их решение и поэтому заинтересованы в его исполнении. В названном документе также высказано следующее пожелание: «По мере развития механизмов и институтов медиации следует рассмотреть целесообразность введения обязательного досудебного этапа использования медиации при возникновении отдельных наиболее сложных категорий корпоративных споров в области эмиссии ценных бумаг, раздела активов, слияний и поглощений, и иных. ».
Не лишним будет добавить, что медиация скорее всего позволит разгрузить суды. Между тем многие специалисты скептически относятся к будущим успехам новой примирительной процедуры, и в том числе к «невысоким затратам» на ее проведение, как сказано в вышеназванном документе Правительства РФ.

В. Бельковец,
ведущий эксперт по правовым вопросам

Практическая энциклопедия бухгалтера

Все изменения 2018 года уже внесены в бератор экспертами. В ответе на любой вопрос у вас есть всё необходимое: точный алгоритм действий, актуальные примеры из реальной бухгалтерской практики, проводки и образцы заполнения документов.

www.buhgalteria.ru

Еще по теме:

  • Нотариус круглосуточно москва адрес Круглосуточная Москва Круглосуточные сервисы в Москве Круглосуточный нотариус Не любят нотариусы работать по ночам, вот единственные где возможно получить круглосуточный сервис: м. Китай-Город Федеральная нотариальная палата России Старая пл. 6а […]
  • Калькулятор осаго ярославль Каско-Профи (больше, чем ОСАГО) Новинка «КАСКО-Профи» предлагается во всех регионах страны клиентам, застрахованным в РЕСО-Гарантия по ОСАГО. По полису покрываются убытки, полученные в результате ДТП с двумя или более участниками, если наш клиент […]
  • Статистика разводов за 2014 год Статистика бракоразводных процессов в России в 2018 году В настоящее время разводы в России перестали быть редкостью и всеми осуждаться. Теперь эта процедура стала «обыденной» для российских граждан, и в стране разбиваются сотни тысяч «ячеек […]
  • Пособия по беременности в 2014 году ГУ - ИВАНОВСКОЕ РЕГИОНАЛЬНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ ФОНДА СОЦИАЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Версия для слабовидящих Главная Новости ФСС принимает отчеты за 6 месяцев 2018 года! Как будут платить пособия в 2014 […]
  • Закон рф о доп Образовании Федеральный закон о дополнительном образовании Дополнительное образование - это актуальное и необходимое звено педагогической системы. Направлено оно на формирование и обстоятельное развитие творческого мышления, интеллектуальных способностей, […]
  • Правила приграничного Приказ ФСБ РФ от 15 октября 2012 г. N 515 "Об утверждении Правил пограничного режима" (с изменениями и дополнениями) (утратил силу) Приказ ФСБ РФ от 15 октября 2012 г. N 515"Об утверждении Правил пограничного режима" С изменениями и дополнениями […]