Оглавление:

Коллекторы — должнику: «Не вернешь долг — оторвем дочке голову, как котенку!»

— Мама, зачем ты меня родила? – Татьяна, умеющая все в этой жизни объяснить своей дочери, на этот раз не знала, что ответить.

16-летнюю Наташу Кузнецову * везли на «скорой» в больницу — истерика, нервный срыв. Полчаса назад в их квартиру ломились двое амбалов и орали что-то про «долги», про «мы вас из-под земли достанем».

Наташу откачали валерьянкой и апельсинами. А через несколько дней Татьяна пришла с работы и нашла под дверью пакет. Мелькнуло: «Вот безобразие — соседи мусор выкинули.» Поднимает, а внутри. Кошка. Без головы . Дымчатая, пушистая. Молоденькая еще была — почти котенок.

Следом прилетело СМС — «То же будет с твоим ребенком».

. Вот это все сейчас происходит в Мурманске . Наташа появилась на свет с тяжелым недугом — аномалия левого предплечья, ручки нет. Врачи в роддоме заявили: «Не хотите, чтобы над ней смеялись — ставьте протез». Поставили. Но все равно — смеялись. В песочнице, в садике, в школе. После 7 класса Татьяна перевела дочь в другую школу, подальше от дома. Стало легче — там не все знают, что «рука-то у Кузнецовой — не настоя-а-а—щая. »

— Все бы хорошо, нго раз в год нам надо ездить в московскую клинику: дочка еще растет и протез нужно регулировать.

Мы разговариваем с Татьяной в ее скромной двушке на окраине города. Дверь в соседнюю комнату наглухо закрыта — там Наташа. Она до сих пор на больничном.

— Основные расходы покрывает Фонд социального страхования — ребенок ведь инвалид детства. Но в Москве — сами понимаете — деньги летят. Тем более, в больницах. А я — медсестра, зарплата 17 тысяч (средняя в Мурманске — 25 — 28 тысяч, — авт.). С мужем три года назад развелись. Когда этим летом собрались в очередной раз в Москву, поняла, что не потяну. 26 июля взяла в кредит 50 тысяч рублей.

В банк Татьяна не пошла — сумма-то небольшая. Зато по всему Мурманску на каждом углу — конторы микрозаймов. Те самые — «за 15 минут, нужен только паспорт». Деньги взяла в пяти разных конторах — по 5 — 13 тысяч сроком на 17 — 21 день. Переплата на таких условиях меньше, чем если бы растягивать, например, на год. Но. И без того драконовские проценты превращаются. В капкан. Ну, для примера. Открываю сайт конторы «Евро -Деньги» — Кузнецова там как раз оформила один из займов. Ставки на долгосрочные кредиты — вдохните глубже — от 190 до 250 процентов годовых. На срок до 17 дней — ме-е-длен-но выдыхайте — 730. Или 2,2 процента в день. Берем калькулятор, считаем. Взял 10 тысяч — через 17 дней будь здоров вернуть 13740. А пяти конторам — уже 68700.

— Я надеялась, что Фонд социального страхования компенсирует мне кредиты, — объясняет Татьяна. — Собрала документы, но там сказали, что придется ждать три месяца. Тогда пошла в эти конторы. Умоляла войти в положение, дать отсрочку. В двух фирмах пошли навстречу. В остальных подняли ставку и стали угрожать коллекторами. Я ответила, что пойду в суд.

Была середина августа. И они пришли — коллекторы. По словам Кузнецовой, через день ей звонили («плати!»), а СМС в духе «надоело с тобой нянчиться, вся семья ответит за воровство» сыпались на телефон постоянно с утра до 8 — 10 вечера. Татьяна сначала пыталась отвечать на звонки («думала, договоримся, они меня поймут»). А потом случилась пушистая кошка в пакете.

— Я написала заявление в полицию. Я не знаю, сколько этих коллекторов, от одной они конторы работают или из разных. Не знаю даже, сколько и кому уже должна. Но я просто боюсь за жизнь своей дочери.

В мурманском Управлении МВД отрапортовали дежурную считалку — «проводим проверку». И, по словам Татьяны, рассказали ей анекдот:

— Участковый обошел микрофинансовые организации, где Кузнецова брала кредиты. Там заверили, что претензий к этой клиентке не имеют и готовы подождать, когда она вернет долги.

И можно предположить на все 730 процентов — никакого уголовного дела может в итоге не быть: телефонный террор вдруг сам собой прекратился. Пока.

А В ЭТО ВРЕМЯ

Собаку повесили из-за 3500 рублей

Коллекторы целый год держали в страхе девушку, угрожая сжечь дом и изнасиловать.

28-летняя нижегородка Светлана Скобелева еще в октябре 2014-го взяла в фирме микрозаймов «Деньги сейчас» 5 тысяч рублей. Зарплата у девушки крохотная — всего 10 тысяч: зарабатывает тем, что проверяет в деревнях электросчетчики. Живет тоже в деревне — Коробиха в 100 километрах от Нижнего. Условия в конторе были стандартные — 2 процента в день. Срок оплаты ей выставили в месяц. В срок вернуть не смогла.

— До апреля 2015-го я им носила деньги, — вспоминает Светлана. — Суммы немалые получались, то три с половиной тысячи им отнесу, а то и все четыре – но это все были только проценты! Тысяч пятнадцать так отдала! А с самим долгом полностью расквитаться никак не удавалось. Мне тогда сказали, осталось еще 3500 рублей. И тут началось.

Сначала по всем окрестным заборам расклеили объявления, что Света – мошенница, украла много денег. Потом развесили листовки уже якобы от ее лица: мол, помогите люди добрые, дайте кто сколько сможет.

— Затем начались звонки на мобильный. В любое время дня и ночи, домой и на работу. Какие-то мужчины кричали в трубку — «На куски порежу! Задавлю « КамАЗом »! Башку сломаю!» Грозили изнасиловать, и сжечь дом. Говорили, якобы я должна 70 тысяч.

Светлана пошла в контору, где оформляла кредит. Но там замахали руками: ничего не знаем про коллекторов — разбирайтесь сами!

— Я в полицию ходила, но в уголовном деле мне постоянно отказывали, — говорит Скобелева. — Так продолжалось почти год. В итоге несколько дней назад пришла с работы и нашла свою собаку — дворняжку Малышу — повешенной. Они ее прямо на цепи и вздернули.

Света рыдает в голос. Малыша была такая умница («она слово «мама» выговаривала!»), чужаков в дом подпускала.

— Ее сначала оглушили, потом повесили.

Только после этого в полиции завели дело. Статья — «угроза убийством» (до двух лет тюрьмы). Это за угрозы по телефону. Убийство Малыши в МВД признали «несчастным случаем».

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

«Для коллекторов нужна отдельная уголовная статья»

Подобных историй — и еще страшнее, когда за долги убивают людей — по всей стране на целую энциклопедию. Этим летом после череды громких скандалов Госдума экстренно приняла закон, который по идее должен коллекторов сдерживать. Название суровое — «О защите прав и законных интересов физических лиц при осуществлении деятельности по возврату просроченной задолженности и о внесении изменений в Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях». В нем жестко прописаны рамки: как можно выбивать долги, как — запрещено. Он уже вступил в силу. А с 1 января 2017-го должны заработать поправки в Административный кодекс — как наказывать коллекторов-нарушителей и нелегалов (штрафы — до 2 миллионов рублей). Но почему долговой трэш продолжается?

— Одна из проблем — полиция не всегда хочет работать так, как надо, — считает Почетный адвокат России Леонид Ольшанский, ведущий программы «Народный адвокат» на радио «КП» (97,2 FM в Москве) . — Найти управу на коллекторов-бандитов можно и без отдельного закона — в Уголовном кодексе для этого полно статей — «Угроза убийством», «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества». Даже за повешенную собачку можно наказать — «Жестокое обращение с животными». Для этого надо принять заявление от пострадавшего заемщика и — работать. Устраивать облавы, как в кино. Да-да! Выдать себя за должника, сказать: мол, сегодня туда-то принесу деньги. И взять коллектора «тепленьким»!

— Слушайте, а закон тогда вообще зачем?

— Он очень нужен. Во-первых, чтобы хоть как-то сдерживать. Во-вторых, он расширяет основания, по которым полиция обязана возбудить дело. Например, в новом законе написано: звонить должнику можно не чаще 2 раз в неделю. А коллектор взял и позвонил трижды. Уже нарушение.

— Как докажешь?

— Элементарно. Все СМСки от этих товарищей сохраняйте, разговоры записывайте. Листовки с угрозами в свой адрес, расклеенные на заборе, фотографируйте и снимайте на видео. И передавайте улики стражам порядка. Если полиция отказывается возбуждать дело, жалуйтесь в Прокуратуру. В Москве, например, Никулинский межрайонный прокурор Яна Старовойтова очень хорошо в этом направлении работает. Я вам больше скажу. Уже есть законопроект, который предлагает ввести новую статью в Уголовный кодекс — именно для бандитов-коллекторов. Там хорошие сроки предусмотрены — за издевательства над ребенком, инвалидом или, не дай бог, убийство должника — до 20 лет тюрьмы. Будем надеяться, что новая Госдума примет его в ближайшие сроки.

ЗНАЙ!

На что имеют право «вышибалы долгов»

— личные встречи с должником — не чаще 1 раза в неделю

— звонки — не чаще 2 раз в неделю

— в будни любое общение запрещено с 22 часов до 8 утра

— в выходные — с 8 вечера до 9 утра.

По новому закону коллекторам запрещено применять физическую силу, психологическое давление, угрожать, причинять имущественный вред, распространять порочащие сведения о должнике (листовки вроде «он вор»). Запрещено общаться с несовершеннолетними и недееспособными. Нельзя звонить должнику со скрытых номеров, писать с «левых» электронных адресов. А начиная разговор, коллектор обязан вежливо представиться.

Читайте также

Экспедиция «КП» по Волге: Судьба Черного и пастушок Платон

Дмитрий Стешин, Владимир Ворсобин, Виктор Гусейнов из Ульяновска движутся в Тольятти [фото, видео]

Приключения москвича в России: Томск со времен Чехова изменился мало — вот только женщины вытеснили мужчин

Чем живут наши города? Какие там зарплаты и пенсии? Сколько люди тратят на бензин и продукты? Обозреватель «КП» Никита Исаев едет из Москвы в Сахалин и ведет честный дневник путешественника о жизни в глубинке

«Как взобрался на крышу и сам не помню»: В Казани мужчина спас полуторагодовалого мальчика, упавшего с 5-го этажа

Айнур Ахунзянов удерживал ребенка у себя на груди, пока не приехали медики и пожарные [фото, видео]

Мощи чудотворца Спиридона Тримифунтского доставят в Россию

Этого святого традиционно просят помочь с жильем. Поклониться мощам Спиридона Тримифунтского можно будет в 12 городах России

Многодетного отца-одиночку власти оставили без квартиры, а народ собрал ему 10 миллионов на дом

На днях Роман Антишин и его пятеро детей отпраздновали новоселье

Липецкий регион входит в новый режим работы с бытовыми отходами

Совершенствуется сам процесс сбора и переработки мусора

Не господин, не товарищ, а земляк — Жириновский придумал, как обращаться к людям

Лидер ЛДПР считает, что такое обращение никакого отторжения не вызовет

Экспедиция «КП» по Волге: Место, проклятое Пушкиным

Спецкоры “КП” Дмитрий Стешин, Владимир Ворсобин и Виктор Гусейнов продолжают свой путь по великой русской реке [фото, видео]

Ленинградская область стремится к лидерству в речном туризме

В регионе заложен третий причал для речных лайнеров для гостей региона. На этот раз для тех, кто мечтает посетить знаменитую Крепость Орешек

Рамзан Кадыров рассказал, зачем приютил слепого кота

Глава Чечни посвятил всемирному Дню кошек 8 августа целый пост в соцсети

Родившегося в «Боинге» над Ростовом-на-Дону малыша назвали Ванечкой

Медики говорят, что в больнице мама с малышом пробудут еще две-три недели

Задолжал, украл, в тюрьму: россиянин набрали милионы долгов и разбил «пирамиду позора»

Теперь мужчине, который решил не расплачиваться с долгами, но нашел средства, чтобы вывезти обломки трехтонной «напоминалки», грозит уголовное наказание

Нужна ли дача в XXI веке?

Участки за городом — рабство или радость? Поспорят об этом ведущий редактор «Комсомольской правды», дачененавистник Сергей Пономарев и спецкор «Комсомольской правды», дачница Дина Карпицкая

Мощь машин и красота голов: Чемпионат Европы по мотоболу открылся в Коврове Владимирской области

Губернатор региона Светлана Орлова уверена: проводить европейское первенство на владимирской земле станет доброй традицией [фото]

Возрастная категория сайта 18+

m.kp.ru

Рэкет в законе: кто остановит коллекторов-бандитов?

Анастасия Мельникова, обозреватель МИА «Россия сегодня»

Практически ни одна неделя не обходится без сообщений о наглых (а всё чаще — криминальных) выходках коллекторов. Долги у заёмщиков выбиваются без оглядки на закон.

Бесконечные телефонные звонки домой и на работу, родственникам, знакомым и коллегам, «беседы» в подъезде, оскорбительные надписи на дверях должников, угрозы близким, даже детям, порча имущества — это лишь самые легкие из методов воздействия коллекторских агентств.

Их сотрудники, действующие подобными и ещё более жесткими методами, — фактически всё те же бандиты, рэкетиры из 90-х. Разница лишь в том, что раньше они помогали «порешать проблемы» криминальным группировкам, а сейчас — банкам.

Зверства новосибирских коллекторов

Очередное шокирующее своей жестокостью дело коллекторов: СК сообщил, что 30 марта четверо мужчин совершили разбойное нападение на семью из трех человек, проживающую в частном доме в Искитиме Новосибирской области.

По предварительным данным прокуратуры, нападение совершили коллекторы, требовавшие вернуть долг по микрозайму. Причем, как стало известно, от женщины требовали 240 тысяч рублей вместо пяти тысяч, взятых в прошлом году.

«Проблема безобразия со стороны коллекторов существует не только в Новосибирской области, но и по всей России, — заявила РИА Новости уполномоченный по правам человека в Новосибирской области Нина Шалабаева. — Спасибо СМИ, которые показывают эти вещи. Закон, который привел бы в чувство всю эту ситуацию, необходимо принимать. Этот вопрос назрел».

Скандальные дела коллекторов по всей стране

Ранее россиян шокировала новость из Ульяновской области — там бандиты не ограничились угрозами и подожгли дом должника вместе с его двухлетним внуком, ребенок был госпитализирован с ожогами лица и предплечий.

В результате, после возбуждения уголовного дела против сборщиков долгов, в Ульяновске был создан Центр помощи пострадавшим от действий коллекторов. Правовая помощь будет оказываться жителям области бесплатно.

То есть до чего дошло — местные власти организовывают центры по спасению горожан от коллекторов-беспредельщиков, которых не останавливают ни возможная огласка, ни даже потенциальные уголовные дела.

По данным МВД, с января по июнь прошлого года россияне подали около 22 тысяч жалоб на незаконные действия лиц, называющих себя коллекторами.

Так, в Омской области в начале марта, чтобы взыскать долги, коллекторы пообещали «грохнуть» и «размазать» брата должника. На Урале банк парализовал работу справочной скорой помощи, детской больницы и судов Екатеринбурга.

На Ставрополье СК возбудил уголовное дело о самоуправстве по факту «телефонной атаки» на детскую больницу: коллекторы беспрерывно звонили, требуя срочно вернуть 70 тысяч рублей — долг одной из сотрудниц.

А подмосковная полиция с 1 января этого года приняла более 40 заявлений только с жалобами на угрозы жизни со стороны сборщиков долгов.

Несмотря на широкую огласку подобных дел в СМИ и предложения о запрете такого рода бизнеса, коллекторы словно пытаются отыграться напоследок: ведь чем больше денег они «выбьют» с должников, тем выше их заработок.

Что делать с зарвавшимися коллекторами?

Федеральная палата адвокатов (ФПА) России предлагает внести в законопроект пункт, ограничивающий возможность коллекторов связываться с родственниками и соседями должника (это следует из имеющегося в распоряжении РИА Новости письма ФПА в адрес председателя Госдумы).

«Важно, чтобы не было такого рынка, который сейчас есть, когда непонятно кто этим занимается и использует недозволенные методы», — заявил РИА Новости зампредседателя Совета по правам человека при президенте РФ Евгений Бобров.

«Я выступаю радикально против этого коллекторского бизнеса, потому что мы видим в последнее время, когда у нас кризис и многие люди уходят в нищету, коллекторы ведут себя как настоящие бандиты и на бедах людей наживаются. Даже если сейчас будет принят закон о коллекторах, все равно они будут существовать и пытаться обходить закон», — сообщил Федоров РИА Новости.

Версия 5.1.11 beta. Чтобы связаться с редакцией или сообщить обо всех замеченных ошибках, воспользуйтесь формой обратной связи.

© 2018 МИА «Россия сегодня»

Сетевое издание РИА Новости зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации Эл № ФС77-57640

Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).

Главный редактор: Анисимов А.С.

Адрес электронной почты Редакции: [email protected]

Телефон Редакции: 7 (495) 645-6601

Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты [email protected]

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

ria.ru

«Повезём в лес и задницы будем жечь»: Коллектор о том, как выбивали долги

Эта профессия всегда была суровой

Шантаж, угрозы, поджоги, изнасилования и даже убийства — коллекторские агентства в последние годы всё чаще используют бандитские методы. Так же они работали и в 90-х, когда выезд к должнику с группой поддержки был обычным делом. Гендиректор Международного коллекторского агентства Вячеслав Соколов вспоминает, что первый долг (на сумму $25 000) в 1994 году для него выбила бригада из пяти крепких парней. Должника били руками, пока он не сполз с кресла и не залез под стол. В следующий раз Соколов сам отвешивал удары должнику на улице в центре Москвы. Сейчас такие методы коллектор, по его словам, не использует, но согласился вспомнить, как всё начиналось.

Генеральный директор Международного коллекторского агентства

Первый капитал

Я занимаюсь возвратом долгов больше 20 лет. Всё началось в 1990-х, когда мне приходилось выбивать деньги, которые я зарабатывал как бизнесмен и потом кому-нибудь одалживал.

Первый бизнес у меня появился в 1991 году — советско-итальянское совместное предприятие «Евродел». Мы поставляли в Италию самые разные товары — от подсолнечного масла до мрамора. Помню, как я удивлялся: коммунисты 70 лет пугали нас звериным оскалом капитализма, его кошмарами и ужасами, а оказалось, бизнес — это так легко.

Ближе к 1993 году в Москве стали появляться первые пункты обмена валют. Один из них я с партнёром открыл на Старом Арбате. Потом мы сделали ещё 12 обменников вместе с разными банками. Именно тогда я впервые столкнулся с рэкетом.

Сначала нашей крышей стал мальчишка из Южной Осетии, который всё время говорил: «Да я в любой момент одним звонком соберу 45 человек и мы у вас во дворе устроим такую перестрелку, что мало не покажется». Он приходил со своими парнями в мой офис (своего у него не было), они там целыми днями ели и пели, приставали к нашим девочкам. Какие-то вопросы он при этом решал, но манера поведения мешала нам нормально работать.

В общем, я решил сменить моего осетина на банковскую крышу — банки, с которыми я сотрудничал через пункты обмена валют, давно предлагали. Приехали бандиты. Главный сидел молча, не произнёс за встречу ни одного слова. Но при нём был человек, которого, как сейчас помню, звали Юра Малыш (два метра ростом, лицо всё в болячках, выглядел так, будто только из зоны вышел), и вот он говорил. Авторитет просто поулыбался, покивал головой, и они ушли. На следующий день прибегает осетин: «Всё, мы договорились, гоните мне 3 млн рублей — и вы переходите под другую крышу».

С банковской крышей стало спокойнее — никто не приходил и не устраивал пьяных дебошей. Раз в месяц мы с ними встречались и без лишних разговоров отдавали деньги. Проблемы они, надо сказать, решали быстро. Однажды пришли к нам трое каких-то парней и говорят: «Мы — три вора в законе. Будем всех гнать отсюда». Мы позвонили своим и через пару дней получили ответ: «Этих троих больше нет, не существует в природе». Больше никто на нас не наезжал, потому что весь Старый Арбат знал: мы под банковской крышей.

Позднее у меня была ещё и милицейская крыша. В 1993 году после ссоры с партнёрами я открыл кафе и пункт обмена валюты на улице Земляной Вал. Надеялся, что с Курского вокзала люди будут заходить покушать. Заходили, но мало. Спросил у поварихи, у официанта, в чём дело, они и говорят: «Тут кавказские ребята приходят на чай, и их все боятся». Оказалось, это были бандиты, которые крышевали торговцев на Курском вокзале. Почему-то там они сидеть не могли и постоянно приходили к нам.

Сначала я попробовал сам с ними переговорить, но ничего не добился и пошёл в отделение милиции в Лялином переулке. Там всё было просто: $500 — и опер снимает все проблемы. Вместе с участковым он прямо в моём кафе встретился с этими кавказцами, и те сразу поджали хвост. После этого мы платили только этому оперу. На праздники ещё что-нибудь ему дарили, выпивку ящиками возили, когда ему было нужно.

За три года в бизнесе я заработал $200 000. Чтобы деньги зря дома не лежали, я начал их раздавать под 4–6% в месяц. За полгода раздал всё — расписки до сих пор лежат. Пришло время требовать обратно, а никто не возвращает, все сливаются. Вот так я начал заниматься взысканием долгов. Шёл 1994 год. Юрлица у меня тогда, конечно, никакого не было — открыл его только в 2005-м.

Когда я только начал возвращать розданное, пробовал обращаться и в милицию, но толку было мало, потому что они за работу требовали деньги. Предлагал: «Ребят, как вернём хоть что-то, я вам половину отдам». Не соглашались — хотели сразу. Тогда я уже бросил свой бизнес и работал финансовым директором в казино у знакомых. Они-то мне и помогли.

Рассказываю как-то знакомым об одном должнике: такая ситуация, $25 000 накрылись. Они мне дали казиношную бригаду — пять человек. Двоим, помню, было 26–27 лет: крепкие, вежливые, культурные, но при этом по мордам сразу видно, чем занимаются. А трое других — совсем мальчишки: в армии ещё не служили, но тоже мордастые. Я их на самом деле не очень хотел брать, но мне сказали: «Пускай к крови привыкают».

Пришли мы к моему должнику на Новую Басманную. До ближайшего ОВД оттуда было 10–15 минут, поэтому действовать требовалось быстро. Заходим в контору, я расставляю молодых ребят у лифта и в коридоре. Заходим в кабинет этого человека и начинаем разговаривать. Может, всё бы и прошло нормально, но он сразу начал вести себя очень некрасиво, спрашивал, кто мы такие, обещал стрелку забить. Мои ребята вскипели — и начали его лупить.

Сначала, пока человек сидел в кресле, били руками, потом, когда он залез под стол, — ногами. Я стою смотрю на это и не понимаю, как себя вести. При мне тогда не очень часто избивали людей. Но вдруг он из-под стола как заорёт: «Хватит, хватит, со мной по-хорошему можно!» Договорились, что до 00:00 позвонит и мы договоримся о встрече. Когда уходили, двое старших мне сказали, что денег не будет, придётся, мол, на стрелку ехать, но нет, телефон зазвонил ровно в 00:00. Деньги у меня были уже на следующий день. Половину я отдал ребятам из казино.

С тех пор я в основном использовал этих ребят из казино, даже когда перестал там работать в начале 2000-х. Бывали разные случаи. Помню, например, как один паренёк занял у меня $2800 на «Жигули» седьмой модели. Долго не отдавал, меня взяла злость, я пошёл к моим ребятам и попросил сжечь эту машину. Недели через две они мне говорят: «Всё, Слав, заказ выполнен». Я тогда удивился, что в новостях о сожжённой машине ничего не было, а потом узнал: ребята её угнали и продали за $2000 каким-то азербайджанцам. Это притом, что я им тоже заплатил. А деньги должник мне так и не вернул.

Со временем с просьбой помочь вернуть долг ко мне всё чаще стали обращаться мелкие коммерсанты. Получалось, если честно, не всегда. Часто у должников просто не было денег: что-то куда-то люди вкладывали, а потом всё теряли. В любом случае действовать приходилось жёсткими методами. Один клиент, которому были должны крупную сумму, пытался через суд наложить арест на квартиру должника — тот один жил на 105 кв. м. Судьи отказались, и я предложил пригласить силовую группу. После общения с моими ребятами мальчик согласился продать квартиру. Не знаю, как его принуждали, но думаю, что били. В разговорах со мной до этого он себя бесцеремонно вёл, говорил, что ничего я ему не сделаю.

Иногда я использовал сторонние бригады и однажды крупно на этом напоролся. Две женщины ещё в начале 1990-х одолжили у меня $25 000, купили на них цветов в Голландии и стали торговать. Я им тогда ещё уменьшил стоимость фуры в три раза и сам пошлину заплатил. В общем, всё для них сделал, но деньги не отдают. В какой-то момент предложили даже «натурой расплатиться». Хорошо помню этот диалог:

— У тебя ведь секс только с женой? Давай втроём попробуем. Тебе понравится.— А во сколько вы это оцениваете?— Ну в $200.— Хорошо, девочки, $25 000 поделить на 200 — это же сколько раз мы с вами трахаться будем?

Похихикали тогда, а проблему так и не решили. Я взял совершенно постороннюю бригаду из трёх человек и поехал ждать девочек у подъезда. Три часа просидели, но потом они всё-таки вышли и ребята забили стрелку. Две бригады с двух сторон встретились у метро «Университет». С той стороны пришёл дядечка с палочкой и ещё двое ребят: один — высокий, худой, в чёрной рубашке, с уголовной рожей, второй — вообще с проломленным лбом. Их старший вежливо попросил расписку. Когда я её показал, он вдруг как заорёт: «Суки! Я сдаю вам их, забирайте, делайте с ними, что хотите».

Девушки начали психовать, а мои ребята ликуют: «Всё, стрелку выиграли, сейчас повезём вас в лес — трахать там будем и задницы на костре жечь». Я уже начинаю жалеть, что связался, прошу как-нибудь без этого всего обойтись. Две бригады при мне отходят, о чём-то шепчутся, переглядываются, потом возвращаются: «Ты как сказал, так и будет. Через неделю встречаемся». Через неделю звонит одна из должниц и говорит: «Слава, приезжай один, привози все расписки, мы тебе деньги отдадим». Ну я поехал, но взял с собой только копии. Оказалось, не зря.

В шесть вечера я был во дворе школы на Ломоносовском проспекте. Помню, как осторожничал — машину подальше оставил. Подошёл, а там машина прямо во дворе, в ней девочки и те трое со стрелки. Бандиты сразу начинают: «Ты кто вообще такой, чтобы претензии предъявлять? Ты, сука ментовская, какое право имеешь на разборку идти? Где расписки?»

Начали у меня по карманам искать расписки, оплеухи со всех сторон посыпались. Когда поняли, что у меня с собой не всё и только копии, начали орать, ножом тыкать, угрожали кишки выпустить. Собирались уже меня в багажник посадить, но обошлось. Спасли люди: забор у школы низкий, подошли бабушки-пенсионерки с овчаркой. Бригада прыгнула в машину и уехала. $25 000 так и улетели. Плюс деньги за бригаду. Потом я уже узнал, что бандиты между собой сговорились, но разбираться с ними не стал. С такими связываться — себе дороже.

Новое время

В 2000-е много изменилось. Когда начали работать законные методы, стали появляться первые коллекторские агентства. Мы стали работать по документам. Раньше никто и не думал, например, о доверенности, которую должен получить тот, кто взыскивает долги.

Силовая поддержка ещё какое-то время была, но потом перестроился. Понял, что в этом уже нет необходимости — полно других способов, которые раньше не действовали. Например, даже если нет долговой расписки, нужно встретиться с должником и попросить, чтобы он отдал хотя бы 1000 рублей. По Гражданскому кодексу, если должник совершил активные действия в исполнение долговых обязательств, этим он подтвердил, что признаёт долг. Если зафиксировать в расписке, что такого-то числа человек дал 1000 рублей в погашение основного долга, считайте, он попался. С этой секунды начинается отсчёт трёх лет исковой данности. Можно не бить.

По старым своим делам все расписки я храню до сих пор. Сказывается советская подготовка — всё по папочкам разложено. А вдруг кто спросит? Были случаи, когда я по 10 лет должников искал. Вот, например, был у меня такой Алик Эльтаров. Он сменил паспорт, стал Олегом Павловичем Эльтаровым — и вот, чем закончил, смотрите (показывает фотографию могилы с текстом «Прощаем тебе долги твои, Алик. Теперь их за тебя будут платить твои жена и дочь. Ведь они теперь наследники. Так говорит Гражданский кодекс». — Прим. «Секрета»). Знаю ли я, кто его убил? Конечно. Его подружка, одна дамочка с Украины, отравила. Наверно, он ещё многим был должен.

Комментарий эксперта

Эксперт Госдумы по макроэкономическому развитию, бывший гендиректор Костромского коллекторского агентства

В 1990-е долги у бизнесменов часто возникали из-за отсутствия культуры предпринимательства. Бывали анекдотические ситуации. Встречаются два предпринимателя, один говорит: «Есть вагон джема, стоит $1 млн». Другой отвечает: «Отлично, покупаю». Потом они расходятся, и один ищет джем, другой — деньги. Первый находит то, что искал, второй — нет. Никаких договоров при этом не было, и разбираться приходилось с помощью бандитов.

Криминальные структуры и сами долги навешивали. Если бандиты брали под контроль какой-нибудь район, все, кто там работал, должны были платить. Это самая извращённая форма долговых обязательств. Ты ни у кого ничего не взял, но тебе говорят: «Должен, потому что ты сидишь на нашей территории». При этом человек, который хотя бы один раз заплатил, из этой системы уже не вырывался.

Вышибанием долгов занимались разные бригады, их можно поделить на три вида: чисто криминальные из тех, кто сидел, спортсмены (обычно мальчики из бедных семей, которые ходили в качалку и там их затягивало в этот коллекторский бизнес) и милицейская мафия. Криминалы и спортсмены конкурировали между собой, постоянно шла стрельба. Отобьют ларьков сто в одном районе, через два-три месяца приезжает новая бригада мальчишек молодых и начинает обстреливать старую бригаду. Потом сотрудники милиции стали с этим бороться и всё брать в свои руки. Решали так: со стороны бандитов или спортсменов приезжал знакомый майор, с другой стороны — полковник. Если полковник работал в более крутой структуре, вся точка переходила сотрудникам милиции, а криминальные структуры и спортсменов отодвигали дальше. Поэтому постепенно милицейская мафия беспредел среди криминальных структур прекратила. Но в отношении к должникам он остался. Кто-то себя убивал, лишь бы не связываться с этими бригадами.

Был случай с предпринимателем, который занимал деньги у всех: у родственников, у партнёров по бизнесу. Занял и у криминальных структур — по-моему, у грузинской мафии. Когда случился кризис, его поставили на счётчик и он платил какой-то процент каждый день. Обычно брали 10% в неделю от суммы долга. Грубо говоря, через месяц уже 40%, причём начисляли проценты на проценты. Доходило до того, что получалось 10 000% в год. В результате человек в офисе подорвал себя гранатой, когда грузинский авторитет шёл к нему на второй этаж. Такие вещи случались тогда часто.

У обычных людей, не бизнесменов, тоже было полно долгов. В 90-е не было закона, который привлекал бы к уголовной ответственности за невозврат кредита. Физическое лицо могло прийти в десять банков, взять ссуду и не отдавать. Максимум могли вызвать его и сказать: «Вы должны 100 миллионов рублей». А он говорит, что у него нет ничего, и он всё оформил на жену, на брата, на тёщу, на маму… Вот тогда приезжали лихие парни от банков и говорили: «Это такой-то банк, ты должен нам денег, у тебя два дня. Не вернёшь — отберём квартиру, машину, покалечим».

Люди, когда брали себе кредиты, сразу покупали автомобиль, потому что это было признаком шика и достатка. Вот эту машину отбирали сразу, а дальше включали счётчик. А вообще долг был только точкой входа. То есть, если у человека была квартира, машина, дача, отбирали почти всё. Если у человека взять особо было нечего, просто закрывали глаза на это. А если было что взять, пытались взять по максимуму, выставляя на такие счётчики, что люди были готовы органы продать.

Самый важный момент: людям, которых в 90-е посадили за рэкет и вымогательство, давали по 10–15 лет. Как раз года три назад эти парни начали выходить. И конечно, они идут в коллекторский бизнес, потому что больше ничего делать не умеют. И с того момента по России опять пошло напряжение, то есть появились те люди из 90-х, деревянные на голову, которым проще бросить бутылку с зажигательной смесью, выстрелить в человека, квартиру спалить, машину… И напряжение, связанное с коллекторским бизнесом, теперь всё нарастает.

Фотография на обложке: Александра Карелина / «Секрет Фирмы»

secretmag.ru

Еще по теме:

  • Правила 193 Постановление Правительства РФ от 17 марта 2014 г. № 193 “Об утверждении Правил осуществления главными распорядителями (распорядителями) средств федерального бюджета, главными администраторами (администраторами) доходов федерального бюджета, […]
  • Послание путина налоги «Мы так не договаривались»: Путин потребовал уточнить расчет налога на имущество «Мы так не договаривались»: Путин потребовал уточнить расчет налога на имущество Средняя ставка по ипотечным кредитам в России должна снизиться до 7–8 %, стремиться […]
  • Нотариус краснодар работает в субботу Нотариусы Краснодара Краснодар,ул. Красная 70 Бюро переводов Mediatranslate предлагает самый широкий спектр услуг: - перевод паспортов, свидетельств о рождении, смерти, разводе, браке, перемене имени Краснодар, Центральный микрорайон, ул. Гоголя, […]
  • Закон 98 самарской области Закон Самарской области от 25 ноября 2003 г. N 98-ГД "О налоге на имущество организаций на территории Самарской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Самарской области от 25 ноября 2003 г. N 98-ГД "О налоге на имущество организаций на […]
  • Уход на пенсию прораба Имеет ли бывший строитель-прораб право на досрочную пенсию в 57 лет? Дополнительные материалы: Добрый день, уважаемые!Интересует такой вопрос. Мне 57 лет, трудовой стаж более 25 лет. в качестве строителя прораба до этого проработал 10 лет.. Давно […]
  • МосГор суд Мосгорсуд отправил на пересмотр ходатайство об аресте экс-главы НПО им. Лавочкина Москва. 7 августа. INTERFAX.RU - Мосгорсуд отправил на пересмотр ходатайство следствия об аресте бывшего генерального директора НПО имени Лавочкина Сергея […]